У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » No es noche de dormir * (24 декабря 1714 года)


No es noche de dormir * (24 декабря 1714 года)

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Море, которое Маноло не любил. Испания, по которой он давно не скучал. Отец, который готов был сделать его несчастным. Люди, на которых ему было наплевать.
Мануэль Ромеро стоял на палубе корабля, и он уносил его на родину, где у Маноло не было дома.

Все путешествие превратилось в бесконечную смену дня и ночи, ни шторм, ни качка, ни люди- ничто не могло изменить для Ромеро одинаковости этих дней. Они теперь всегда будут для него одинаковыми. Он каждый вечер ужинал с отцом, как будет ужинать и в Испании. Луис Фернандес рассказывал сыну обо всем, что происходит в жизни семейства Фернандес, и особенно - в их финансах. Мануэль пытался отвлечься запоминанием  земель, предприятий, сумм прибыли и долгов, тем более это было куда проще, чем запомнить имена всех его многочисленных племянников, коих Николас наплодил непомерно много, и это, по словам отца, "еще неизвестно, сколько у него внебрачных". Запомнить получалось хорошо, отвлечься - плохо. Висенте снился ему по ночам, а поскольку Мануэль раньше вообще редко видел сны, он сильно подозревал, что это не сны, а бред.

Когда они, наконец, достигли Кадиса, Мануэль даже не сразу понял, что отец сначала повезет его в Кордобу, на могилу матери и старшего брата. Оказавшись у надгробия, он ожидаемо ничего не почувствовал по этому поводу, только сказал, что изображенная в камне девушка, и правда, очень похожа на маму.

Иногда Маноло казалось, что в нем живут два человека - Луис Фернандес и Мануэль Ромеро. Он даже не всегда отзывался, когда отец называл его настоящим именем, а когда привык - время от времени делал вид, что не понимает, кого зовут. Так, ему казалось, он не потеряет в себе Мануэля, - единственного, кто связывал его с Висенте, то, что он потерять так отчаянно боялся. Со временем, оставаясь в одиночестве, он стал проводить вечера наедине с бутылкой вина, и разговаривал вслух с Мануэлем, спрашивая его, помнит ли  еще его Висенте, что Маноло любит его.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/08/21/Manolo27821dd.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+1

32

Большой кофейник, две чашки, два полотенца... большая кровать и куча подушек, и все подушки, и одеяло, все пахнет Мануэлем, везде следы его присутствия, но самого Мануэля больше нет в этом доме.
Ванна. Бритва Маноло. Его рубашки. Лайм и папайя, и миска, где лежали чуррос. Раха просыпался среди ночи и слепо шарил по постели рукой, в тщетной надежде поймать руку Маноло, уткнуться в его широкую спину лицом, обнять, со смехом рассказать о том, какой дурацкий кошмар приснился твоему Висенте, что ты зачем-то уехал, навсегда.
Когда не спалось, Раха перебирал воспоминания о каждой минуте, которую они провели вместе, от самой первой, от просьбы остаться, и до последней, когда Рахе через сон пригрезилось, что Маноло целует его.
Через неделю, не выдержав, Раха написал первое письмо и отправил в Испанию с первым же кораблем.
"Здравствуй, Маноло, мой милый Маноло...
Я не живу с того момента, как мы расстались. Может, твое решение было правильным, а может, нет. Может, было бы лучше, если бы я умер. Может, они отпустили бы меня через месяц, поняв, что не дождутся выкупа. А может, ты принял единственно верное в тот момент решение. Я не знаю.
Знаю только, что я не могу без тебя. От меня словно отрезали половину, и я то и дело просыпаюсь ночами и ищу тебя. 
Я ездил к Мэри, сказал ей, что ты был вынужден ненадолго уехать в Испанию, а я грущу, потому что мне плохо без тебя. Не знаю, поверила ли она... отругала, что я скверно выгляжу.
Врач заходит часто и недоволен тем, как заживает рана.
А как она может заживать, если не закрывается рана в сердце? Мне кажется, моя кровь оборачивается рубинами, которыми мы с тобой вернем долг твоему отцу и ты будешь свободен от него.
Мой Маноло. Я рисую тебя по памяти каждый день, и каждый день говорю, что люблю тебя - нарисованному тебе. Я люблю тебя. Всегда буду любить.
Напиши мне хоть строчку. Просто напиши, что обещал говорить каждый день. Или еще что-нибудь, все равно, что. Строчку, написанную твоей рукой, чтобы я знал, что ты не забыл меня.
Маноло...
Как бы ни случилось, что бы ни случилось, ты единственный для меня. Моя жизнь.
Твой Висенте"

Не получив ответа, Раха писал еще и еще, писал каждый день и раз в две недели отсылал все письма сразу, но месяц за месяцем не получал ответа.
Давно затянулась рана на плече, едва ли не каждый вечер, чтобы уснуть, Висенте открывал бутылку, и к утру она оказывалась пуста, невыносимо было быть в доме, где жил призрак их любви, и когда доктор сообщил, что сеньора Рид вот-вот родит, Раха перебрался в дом у моря, подолгу просиживая на балконе с бутылкой вина и разговаривая с очередным рисунком, спрашивая, любит ли еще Маноло своего Висенте, или забыл, женился на подходящей красотке и скоро даже не вспомнит, что в его жизни был влюбленный губернатор Кубы.

Эпизод завершен

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/7941346ea225b98b0d166110ce3d687e.jpg[/icon]

Отредактировано Висенте де Раха (03-10-2017 19:57:35)

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » No es noche de dormir * (24 декабря 1714 года)