У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » No es noche de dormir * (24 декабря 1714 года)


No es noche de dormir * (24 декабря 1714 года)

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Действующие лица:  Висенте де Раха, Мануэль Ромеро (НПС), НПС.
Время: 24 декабря 1714 года, вечер.
Место: Гавана, по пути из порта.
Спойлер: Губернатор Кубы и Мануэль Ромеро возвращаются из Сан Агустина как раз под Рождество.

*

No es noche de dormir - "эта ночь не для сна". Слова популярной старинной рождественской испанской песни

0

2

Гавана... Раха не думал, что будет так рад снова очутиться в Гаване, но чувствовать под ногами привычную, знакомую мостовую, видеть могучие очертания крепостей, вдыхать этот особый, присущий только Гаване воздух было невероятно приятно. Если бы Маноло не поехал с ним, он бы свихнулся, подумалось Висенте, настолько беспросветно тоскливо было в Сан Агустине.
К счастью, Мануэль был рядом. Как всегда, рядом.
Усталость тяжело давила на плечи, болели ноги, болела спина, болела грудь с левой стороны, перед отплытием во Флориду Висенте исполнил свое намерение обзавестись меткой, избрав в качестве оной тоненькое колечко с гравировкой во внутренней стороне - "Маноло". Сперва Висенте предполагал сделать прокол несколько ниже, и остановила его только необходимость длительного воздержания, покуда не заживет ранка, что на таком чувствительном месте изрядно бы затянулось.
Метка...
Висенте улыбнулся, подумав о ней, о том, что сейчас они вернутся домой и вознаградят себя за вынужденную сдержанность на корабле, его и сейчас ввергало в счастливое изумление обладание ключом от дверей дома.
Совсем скоро они закроют эти двери, может быть, согреют воду для ванны, но скорее всего завалятся в постель, отложив все до утра. Все, кроме друг друга.
Поглощенный этими мыслями, Раха не глядел вокруг, замечтавшись и желая только поскорее упасть в постель.

0

3

-  Ты все время молчишь, - тихо сказал Маноло, украдкой посмотрев на Висенте, - Там ничего хорошего, да, я ж говорил.
Он снова уставился под ноги.
- Рождество... уже сегодня, а у нас ничего нет. Давай завтра я дерну Марту, хотя она, конечно, будет в ярости... Попрошу у нее продукты и сделаю что-нибудь такое традиционное. Пестиньос!

Мануэль развернулся и шел спиной вперед.

- У нас всегда их делают. Ну ты же наверняка знаешь? Вся Андалусия поедает это печенье в Рождество! И на Пасху. Я иногда просил нашу большую Альму делать просто так, она жарила и посыпала разноцветным сахаром. Можно было бы туррон, но это долго... А потом можно пойти к Мэри и втроем все это слопать с кофе или там... шоколадом.

Черт! Он готов был даже разделить рождественские сладости с Рид, лишь бы Висенте не был таким хмурым.

Где-то как будто что-то упало, но Мануэль смотрел только на Раху, не замечая ни темноты, ни гулких шагов их сапог по мостовой, вообще ничего. Даже что пора было сворачивать с улицы.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/08/14/Manolo2228a1e.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+1

4

- У нас есть мы, - Висенте улыбнулся. - Разве этого мало? Я хочу поскорее добраться до дома. С Сан Агустином мы разберемся, я соскучился по нашей постели, Маноло. Не надо дёргать Марту.  Завтра устроим набег на припасы крепости, сделаем пестиньос, будешь кормить меня с рук. И потом ненадолго съездим к Мэри, но вечером все равно вернемся домой.
Усталость никуда не девалась, но тоска незаметно таяла, отступала, не в силах устоять перед жизнерадостностью Ромеро.
- Ты будешь делать пестиньос, а я воровать у тебя всякое вкусное из-под руки.
Раха засмеялся, догнал Маноло и обнял, ухватил за плечи, привлек к себе, целуя, зная, что никому нет до них дела, а без вкуса губ Маноло что-то неправильно в его, Рахи, жизни.
- Я люблю тебя, - серьезно шепнул Висенте. - Люблю.

Отредактировано Висенте де Раха (28-09-2017 10:45:42)

+1

5

- Хорошо, как скажешь, - согласился Ромеро. Ему на самом деле было все равно, когда и из чего делать печенье. Главное, что Висенте перестал молчать и даже улыбался. Мануэль обнял его и ответил на поцелуй.
- Я знаю, - сказал он и притворно нахмурился, - но это не дает тебе право воровать у меня из-под руки, ясно?
Он улыбнулся и снова поцеловал своего Висенте.
Камешек заскакал по мостовой. Маноло открыл глаза и замер. За спиной у Рахи двигались двое мужчин в темном, лица закрыты, в руках оружие.
- Двое за твоей спиной, - почти неслышно сказал Маноло, а рука поползла к бедру, пальцы сжали рукоять шпаги, и Ромеро чуть отодвинулся, чтобы не мешать Рахе дотянуться до оружия,  - а что ты видишь, Висенте?

[nick]Мануэль Ромеро[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/2476de33812cae03fd07fb84a551b3f5.jpg[/icon]

0

6

От поцелуев хотелось закрыть глаза, Висенте вообще хотелось закрыть глаза и полностью довериться Маноло, во всем, он находил это странным, непривычным, но невыразимо прекрасным, позволить своему Маноло поступать так, как тот считает нужным, позволить ему решать за двоих. Пусть везде за пределами их дома Раха решал за других, поступая так, как был должен в силу своего положения, но дома... дома все было иначе.
От слов Маноло будто окатили ледяной водой. Отчего-то Висенте был уверен, что без Луиса Фернандеса здесь не обошлось, хотя с чего? Дон Фернандес держался почти дружелюбно, а если учесть, что это определение относилось к разговорам дона Фернандеса с любовником его сына, то "почти" можно было и вычеркнуть. Или, может, это люди Николаса? Или кто-то захотел занять место губернатора Кубы?..
Сейчас гадать не было времени. Когда они разберутся с нападающими...
Если они уцелеют...
- Трое... нет, четверо, - также едва слышно шепнул Висенте. - За твоей спиной. Маноло, я твой навсегда, помнишь? Ты обещал.
Он схватился за оружие, тяжелый кавалерийский палаш, выдернул его из ножен и развернулся, атаковав первым.

0

7

- Я знаю. Я помню, - ответил Мануэль, надеясь, что Висенте тоже затвердил это и запомнил накрепко.

Ромеро развернулся, встав спиной к Рахе, шпага с тихим холодным звуком вышла из ножен. Четверо... охренеть можно. Оценивая обстановку, он двинулся чуть вправо - один из четверых нервно двигался, и производил впечатление куда менее осторожного, чем остальные, с него и решил начать Ромеро. Нож лег в левую руку, Мануэль сделал первый шаг, стараясь не выпустить из вида тех, что остались слева, и не отойти от Висенте дальше, чем на расстояние выпада. Тишина ночных улиц зазвенела звуками драки, Мануэль двигался, с удивлением замечая, что старые навыки, наверное, навсегда остались в голове и в мышцах, и их с Висенте тренировки были правильной идеей.
Он оказался прав насчет первого врага, справиться с ним оказалось несложно. Шпага вошла под ребра, и Маноло поторопился забыть о жертве поскорее - остальные требовали его внимания, и, окрикнув очередного нападавшего и принимая удар наотмашь, Мануэль успел подумать, что слишком они все сосредоточены на Висенте, как-то прямо обидно даже - что, неужели они только Раху за соперника считают?

- Эй, кретин, - позвал Мануэль того, что хотел зайти Висеете за спину, - никого не забыл?

Человек обернулся и тут же заработал косой удар по плечу, не успев парировать. Зашипев, он бросился вперед, а за ним и второй. Ромеро шагнул назад, и еще раз, надеясь, что эти двое сосредоточатся на нем, и забудут свою идею атаковать Висенте со спины.

[nick]Мануэль Ромеро[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/2476de33812cae03fd07fb84a551b3f5.jpg[/icon]

0

8

Хорошо, что Маноло вооружён ножом и шпагой, длинный палаш оставлял слишком открытой спину и бока Рахи, но Маноло за спиной, он прикроет, Раха был уверен. С первым противником он расправился легко, со вторым пришлось повозиться, но и он повалился на землю, зажимая руками рану, совершенно напрасно, с такими ранениями не выживают. Третий зашёл сбоку. Он отвлёк на себя внимание Рахи, оказался слишком умелым, в нем чувствовалась выучка: не только солдатская, этого учили хорошие мастера. При всём своём опыте, Рахе приходилось несладко, но Ромеро за спиной, его Ромеро, и никак нельзя, чтобы этот добрался до Маноло. Палаш - оружие рубящее. Противник ниже его на голову. чего не ждёт этот человек?
Раха рискнул поднырнуть под руку своего противника, упасть на колени и нанести колющий удар снизу вверх в пах. Клинок застрял, Висенте выпустил рукоять и подхватил шпагу одного из убитых, когда прозвучал выстрел, что-то ударило в левое плечо, в глазах потемнело и Раха пошатнулся. Ещё один удар, по затылку, и наступила темнота.

+1

9

Вроде все не так плохо... Мануэль успел увидеть, как падает жертва Висенте и хмыкнул - надо быть идиотами, чтобы нападать на таких, как Раха. Маноло поймал момент и нанес очередной удар, противник отшатнулся, открыв живот, куда тут же получил  ногой. Он согнулся пополам, и Ромеро, охваченный яростью, полоснул ножом по горлу. Кровь окатила и нападавшего, и его самого, но смотреть на это уже не было времени.

Вот итересно... Ромеро готов был поклясться, что и Раха, и уж тем более отец приставили к ним людей. Может, не армию, но уж своего верного Кастаньяра, тихого и незаметного, отец наверняка оставил следить за сыном. И где они, эти великие меры? Какого дьявола шесть человек могут спокойно напасть на Раху и Ромеро чуть ли не посреди Гаваны? Мысли прервались оглушительным звуком выстрела откуда-то со стороны. Может, вот и ответ на вопрос? Мануэль обернулся к Висенте как раз в тот момент, когда Раха стал оседать на мостовую.

- Висенте! - Ромеро бросился было к нему, но резкая боль в плече помешала. Мануэль вынужден был обернуться, еще один урод в черном слева, - Пошел ты, - выплюнул Мануэль, отмахнувшись от него очередным ударом, потом еще одним, и еще... и человек вдруг дал деру. Догнать бы и оставить лежатт  на улице, но там Висенте и еще другой... Мануэль кинулся к Рахе, но вдруг упал, неожиданно зацепившись за что-то или кого-то... Руки уперлись в камень, тень человека закрыла от Мануэля Раху, Маноло приподнялся  было, собираясь встать, но удар в голову закончил для него эту драку.

[nick]Мануэль Ромеро[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/2476de33812cae03fd07fb84a551b3f5.jpg[/icon]

0

10

Раха очнулся в полумраке. Голова раскалывалась, плечо горело огнём и попытка пошевелить левой рукой вызвала такую вспышку боли, что помутилось в голове и Висенте лёг обратно, пережидая слабость.
- Маноло? - негромко позвал он, но ответа не получил. Комната была незнакомой, холодной, окно забрано крепкой решеткой. Прекрасно. Похоже, он здесь пленник: иначе кто-нибудь уже ждал бы его пробуждения, да и отнесли бы его домой или, на худой конец, в ла Реал Фуэрса.
Кровать была узкой и жесткой, подушкой служила куртка Рахи, отстиранная от крови, но дырка на плече осталась. Раха скосил глаза, плечо было перевязано, пусть и небрежно, а судя по адской боли, пулю сперва вырезали. Рубашка висела на грубо сколоченном стуле. Оружия и сапог, конечно, не было.
Что произошло? Люди Николаса? Куда делись его солдаты? Или все же всему виной Луис Фернандес?
Дверь скрипнула и отворилась. Незнакомый человек внёс кувшин и миску, от которой поднимался пар. В желудке заурчало, но Раха заставил себя встать. Хоть штаны оставили, уже хорошо...
- Со мной был мой друг. С ним все в порядке? - остальное было не так важно. Только б с Маноло все было хорошо.

+1

11

Человек равнодушно посмотрел на губернатора, поставил на стул миску и кувшин и молча вышел. Послышался скрип засова и лязганье тяжелых ключей, а потом все снова стихло.

***

Мануэль открыл глаза.
- сеньор Фернандес... - позвал кто-то, пытаясь, правда осторожно, растормошить Ромеро.

- Отвали, Мигель, - отозвался Маноло. Холод мостовой под щекой, голова гудит так, словно ее раскололи, как орех. Ромеро пошевелился и поднял голову, - Висенте... - позвал он, но вместо любимого голоса снова услышал сиплого Кастаньяра:

- Вставайте, сеньор Луис, нельзя лежать посреди улицы. Вставайте.

Ромеро поднялся, шатаясь. Мостовая качалась и норовила уйти из-под ног, взгляд никак не мог найти неподвижную точку, улица растворялась в предрассветном полумраке, а Висенте нигде не было видно.

- Я сам, - Мануэль оттолкнул руку Кастаньяра, рискуя упасть, но все-таки стоял, - Где губернатор? Оружие мое нашел? - холодно и требовательно, словно господин, который разговаривает с собственным слугой, спросил он.

- Губернатор? - переспросил Мигель, - когда я нашел вас, рядом никого не было, - он подал Ромеро шпагу и нож, и Мануэль нахмурился, разглядывая оружие.
- Тебя где носило? Разве мой отец не велел тебе следить за мной?
- Да, сеньор Луис, но моя смена была у вашего дома, - ответил Кастаньяр, - другой человек должен был вести вас от порта.
"Вести от порта", ну-ну.
- И где же он был? - рявкнул Ромеро, и собственный голос отозвался болью в затылке.
- Не знаю, сеньор, полагаю, с этим разберемся. Сейчас нужно обеспечить вам покой и выздоровление. Вы ранены.
Кастаньяр говорил так, будто Мануэля можно было взять и куда-то доставить. Взгляд Ромеро был полон ярости.
- Иди к дьяволу, Мигель. Я никуда не пойду, пока не узнаю, где Висенте, ясно тебе? Можешь бежать к отцу и все ему доложить, все равно и ты, и твои люди бесполезны теперь.
Мануэль медленно попошел, шатаясь и разглядывая мостовую. Лужи крови, брошенные шпаги, трупы... лица закрыты. Он наклонился над одним, чтобы снять повязку с лица убитого, но  не успел - Мигель оказался рядом, подхватил его под руку и сказал:
- Хорошо, пойдемте, я помогу. Потом успеем еще к дону Фернандесу. Куда сначала?

Мануэль кивнул, забыв о том, что хотел сделать, выпрямился, опираясь на руку Кастаньяра, и ответил:
- В Реал Фуэрса.

Конечно, он не  представлял себе, что Висенте оставит его на улице и уедет в крепость. Но если люди губернатора явились сюда до Мигеля, они могли забрать потерявшего  сознание Раху  в крепость, а Ромеро оставить. Да. Наверное. Он должен проверить. До того момента Мануэль запретил себе думать о том, что Висенте погиб. Внутри как будто полоснуло холодным лещвием, к горлу подкатила тошнота, Ромеро тряхнул головой, сморгнул и побрел вперед. Через пару шагов он споткнулся и посмотрел под ноги. Палаш Рахи.
- Мы возьмем это, - наклоняясь, сказал Маноло, но Кастаньяр снова опередил его, поднял оружие и они пошли дальше.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/08/21/Manolo2668b9f.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+1

12

Раха поднялся и прошел по комнате, кое-как натянул рубашку, однако теплее не стало. Каменные стены, казалось, высасывали из него тепло, саму жизнь. Стиснув зубы, он осторожно надел куртку, стараясь не растревожить рану, и стало легче, теплее, как всегда, казалось, что толстая кожа куртки еще хранит запах Маноло, казалось, что это Маноло обнимает его...
Теперь у Висенте не было сомнений, это подстроил отец Мануэля. Люди Николаса убили бы Ромеро и на этом все закончилось. Если бы кто-то хотел убрать Раху, его бы просто убили. Но запереть черт знает где могло быть нужно только Луису Фернандесу, чтобы управлять Мануэлем, давя на него угрозами убить Висенте или подвергнуть пыткам.
Что ж, значит, Маноло жив, и это уже хорошо. Если бы Ромеро был мертв, Раха был бы не нужен...
Висенте уставился в миску. Варево пахло весьма сомнительно, но необходимо поесть, чтобы были силы. Придется есть.
Если бы в кувшине не было воды, подумалось Рахе, его бы стошнило сразу, настолько омерзительна на вкус была еда, но вода помогла. Вернувшись на кровать, Висенте лег и закрыл глаза, восстанавливая в памяти дорогу из порта и драку, в мельчайших подробностях. Кто знает, что он заметил, но не осознал, увлеченный Мануэлем и желанием поскорее вернуться домой, затопить очаг и наслаждаться друг другом, объятиями, поцелуями, теплом...
От этих мыслей стало невыносимо, Раха перевернулся на живот и уткнулся лицом в набитый соломой матрас, давя рвущиеся из груди звуки.

***

Навстречу Ромеро вышел Грандал, мрачный Грандал, и остановился, разглядывая Мануэля. Его взгляд остановился на палаше Рахи в руках Кастаньяра.
- Где губернатор? - резко поинтересовался он, словно не знал, чей сын Ромеро. - Раха все время был с вами, сеньор Ромеро, однако сейчас солдаты охраны убиты, на улице, я слышал, произошла драка, его превосходительство исчез, и вы появляетесь здесь в одиночку. Где Раха?
Если губернатор жив и пропал, это одно. Надо его разыскать, пока ситуация не вышла из-под контроля. Если же Раха мертв...
Тогда все идет прямо в ад. Два месяца грызни за власть, пока не прибудет новый губернатор. Два месяца грызни за власть в момент, когда назревают беспорядки, могут оказаться роковыми.

0

13

Едва увидев Грандала, Ромеро понял, что Висенте в крепости нет. Нет. Маноло зажмурился и снова открыл глаза, понимая, что боится. Боится так, что хоть с криком беги. Сжав в ладони рукоять палаша, он приблизился к Грандалу и тихо сказал:
- Я не знаю. Надо поговорить, - попросил он.
Грандал кивнул.

- Стой тут, - бросил Мануэль Кастаньяру, и они с Грандалом отошли в сторонку.

Мысли в голове Маноло носились как бешеные. За какую из них скорей хвататься, он не знал, и потому сперва рассказал все, как было, стараясь не упустить ни одной детали.

- Может, он отправился в дом у моря?-с какой-то идиотской надеждой спросил Мануэль, но молчаливого взгляда обоих друг на друга хватило. Оба понимали, что раз Висенте не увела его же охрана, то сам он, во-первых, не оставил бы Мануэля валяться на улице, а во-вторых, не отправился бы к Мэри раненым, чтобы не заставлять ее волноваться.

- Но вы проверьте все-таки, ладно? И может Мэри там нужна еще охрана?

Отчаяние накатывало и подчиняло  мысли, Мануэль запустил руку в волосы, сжал их, тряхнул головой, как будто это могло выгнать из него страх.

- Его нужно найти, Грандал... я... черт... ведь если б его хотели убить, убили бы? Верно? Значит Висенте жив, его нужно искать.

Голова кружилась и болела. Плечо тоже. Еще по пути в крепость Мигель перевязал ему рану, но пока Мануэль лежал на мостовой, крови из него, кажется, вытекло прилично. Но нельзя сейчас просто заниматься собой. Не сейчас, когда непонятно, что с его Висенте.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/08/21/Manolo2668b9f.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

0

14

[nick]Висенте Раха / Грандал[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/95fdde63746966f78eb6de85914d8efe.jpg[/icon]- Пойдемте, сеньор Ромеро, - Грандал взял Ромеро за руку чуть повыше локтя. - В комнаты губернатора. Я вам хочу кое-что показать.
Он тщательно закрыл дверь и повернулся к Мануэлю.
- Губернатор вам доверял, - Хуан Антонио нахмурился, осознав, что сказал о Рахе в прошедшем времени. - Доверяет. Надеюсь, он прав. Людей, которые должны были за вами присматривать, нашли мертвыми примерно с полчаса назад, те, кто пришел их сменить. Мне доложили за несколько минут до вашего появления, и я постарался сделать все, чтобы об этом знало как можно меньше людей. Предлагаю изобразить, что губернатор скверно себя чувствует и всеми делами будет заниматься из дома. Вы помогали ему в последнее время, и, как я понимаю, знали обо всех его замыслах? Если да, то вы без труда сможете изображать, что губернатору всего лишь нездоровится. Если вы не можете подделать его подпись, это сделаю я сам. Есть некоторая сложность в том, что Раха левша, но... простите, вам это неинтересно. - Грандал быстро глянул на Мануэля и продолжил:
- Я буду искать его. Если вы вспомните что-то, найдите меня как можно быстрее. У нас мало времени, ситуация может выйти из-под контроля в любой момент. Губернатор доверяет вам, но вот вашему спутнику я бы доверять не стал, сеньор Ромеро. Я не вижу причин, по которым кто-то из обитателей Кубы желал бы исчезновения губернатора. Смерти - возможно. Но исчезновения? Кому оно нужно? Мы оба знаем, что Раха небогат, за него не дадут выкуп, у него нет влиятельных родственников. К черту уловки, Ромеро. Раха нужен мне, потому что без него начнется грызня за власть. Раха нужен вам. Больше он никому не нужен.
Грандал замолчал, удивляясь себе, он почти утратил над собой контроль.

***

Время тянулось, отчаяние сменилось тупым безразличием, Раха сидел на кровати, подтянув колени к подбородку, не отреагировав даже на скрип двери.
Тот же человек принес новую порцию еды и воды, и забрал пустую миску и пустой кувшин, после чего вышел, не произнеся не слова.
Это повторилось еще раз, прежде чем небо в окне потемнело, и когда по подсчетам Рахи наступила ночь, уже знакомый тюремщик пришел не один. Вдвоем с помощником они встали возле кровати.
- Раздеться, - скрипучим голосом приказал вошедший следом. - Рубашку сними.
Раха повиновался молча, холод обнимал его со всех сторон, когда врач снял повязку и изучил рану. Видимо, он остался доволен увиденным, потому что кивнул, словно сам себе, достал флакон и приказал:
- Держите его.
Содержимое флакона плеснуло на рану и Раха подавился криком.
- Все уже, не ори, - брезгливо произнес врач, ловко сменив повязку на чистую. - Хозяину совсем не нужно, чтобы ты подох от гнилой крови.
- И кто у нас хозяин? - хватая ртом воздух, поинтересовался Висенте, однако ответа не последовало.
Вскоре он снова остался один, обнаружив оставленное ему тонкое одеяло. Все лучше, чем ничего, решил Раха, однако сон не шел.
Маноло... как там Маноло? Наверняка не находит себе места. Лишь бы не решил, что Раха его бросил. Нет. Маноло так не подумает, никогда. Они принадлежат друг другу, навсегда.
Раха поднял здоровую руку, тронул тоненькое колечко, хорошо, что его не забрали.
"Маноло", было выгравировано на его внутренней стороне.
- Маноло... - прошептал Раха, закрывая глаза.
Маноло, Маноло, Маноло... - билось в голове, вставало перед мысленным взором лицо Ромеро, как он улыбается, как хмурится, как засовывает руки подмышки и закусывает нижнюю губу. Маноло.

+1

15

Мануэль слушал Грандала, и отчаяние его только крепло. Этого человека волнует только тот факт, что исчез губернатор, Висенте его не волнует. Кто поручится, что он будет искать усердно? А если он просто протянет время, радостно удовлетворившись тем, что Ромеро изобразит недомогание Рахи, сидя дома и не мешаясь под ногами?
- Сколько там времени есть у вас? - поинтересовался Ромеро, и сам удивился, как спокойно он говорит, -  сколько бы ни было, ищите быстрее, Грандал.
Он смерил его ледяным взглядом, задержавшись на руке. Эта рука будет что-то там за Висенте подписывать? Грандал прав, Мануэль старался помогать Висенте, но это совсем не означало, что он совал нос во все абсолютно - как раз наоборот, Ромеро старался вести себя все-таки корректно, каждый раз (да, некстати, но уж как есть), вспоминая бестактность Рамона. Но сейчас Грандалу совершенно не надо об этом говорить.
- Да, вы правы, помогал и в курсе. Так что хорошо, я отправлюсь домой и мы сделаем вид, что его превосходительство захворал. Но, - Мануэль выдержал паузу, - я хочу быть уверен в том, что в доме на берегу все тихо и спокойно, это во-первых. Вы будете навещать меня с новостями, это во-вторых.

Мануэль развернулся, намереваясь выйти, но добавил:
- И избавьте меня от намеков по поводу людей, которые меня окружают. Мы с вами неболтливы, но за всю Кубу поручиться не могу. Откуда нам знать, что кто-то не ждет выкуп именно от меня, зная, кто я такой?

Кивнув, Ромеро вышел. Кастаньяр ждал его на том же месте, и не удержался от взгляда, полного неприязни, в адрес Грандала.

- В Сан Диего? - вполголоса спросил он. Маноло в ответ посмотрел на него как на полоумного.
- Какой Сан Диего? Я иду домой. И вы со мной, Мигель.

Не хватало еще сейчас к отцу тащиться! Как же болит голова... но еще хуже было на душе. Мануэль вошел в дом, с досадой приняв необходимость впустить и Кастаньяра. Чужой человек в их с Висенте доме. Хорошо, что они все начисто убрали перед отъездом, ни одного рисунка, даже карандаша не осталось на видном месте. То, что здесь живут  двое, выдавали лишь немногие детали. Большой кофейник, который они завели совсем недавно, чтобы не бегать десять раз, две чашки, два полотенца... Маноло сел, принялся снимать сапоги, несмотря на боль в плече, пытаясь хоть что-то с собой сделать, чтобы не поддаваться панике. А она заполняла, кажется, все сердце, весь разум, вынимала душу и заставляла ненавидеть себя. За эту беспомощность, за то, что он сам отвлекал Висенте дурацкой болтовней, пока они шли по той улице, за то, что здесь Кастаньяр, и за то, что он пойдет к отцу просить о помощи, если Грандал не сможет ничего сделать.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/24/Manolo125d194.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+1

16

[nick]Висенте Раха / Грандал[/nick]Грандал искал добросовестно, но Раха как сквозь землю провалился. Отсутствие ниточек само по себе напрягало и одновременно указывало на то, что спланировавший похищение губернатора пользовался услугами людей, на Кубе не живших. Никто ничего не знал о той драке, трупы нападавших исчезли, следов не осталось - только лужи крови на мостовой, быстро смытые дождем, и оброненный губернатором палаш, который Грандал, разумеется, узнал.
Он исправно привозил бумаги, требовавшие внимания губернатора, в дом Ромеро и через некоторое время забирал, однако новости принести не мог. Новостей не было.

***

Все дни для Рахи слились в один бесконечный, его тюремщик приносил плошку с отвратительной едой и воду, врач менял повязки, и единственным, что нарушило привычный ход времени, были две помывки, устроенные все тем же врачом, с брезгливой миной заметившим, что менять повязки он предпочитает на менее вонючих людях.
Щеки быстро заросли, бритвы не было, не было и зеркал. Одежда висела мешком, Раха не знал, сколько в точности прошло дней, по его расчетам, не меньше полутора недель и не больше месяца.
От кровати удалось отколоть щепку, обуглить ее над свечой, забытой как-то раз врачом, и этим угольком Раха расписал стены.
Маноло смотрел на него со стены, и становилось легче. Засыпая, Раха в полумраке смотрел на родное лицо, и первым, что он видел, просыпаясь, тоже был Маноло. [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/4882a25330ca3390b06913de35270b43.jpg[/icon]

0

17

На фоне бесконечного ожидания, бесконечного притворства, бесконечного отсутствия новостей даже существование Мэри не казалось проблемой, а между тем Рид надо было объяснить, почему Раха не явился к ней ни в Рождество, ни в новый год, ни в день королей. Как убедить Мэри в том, во что она в принципе не поверит? Мануэль написал ей письмо, в котором  наплел, что Висенте на праздники уехал в Сан Агустин. Для достоверности Ромеро высказал  свое мнение по этому поводу и сообщил, что пытался отговорить Раху, но тот решил, что открытие в Сан Агустине новой школы и больницы (последнее громко названо, ибо рассчитано на десяток коек), требует непременного присутствия губернатора, чтобы во Флориде знали, что вообще-то у них есть этот самый губернатор и на подданных короны ему не наплевать. Отправленный для осмотра сеньоры доктор Альгаба очень кстати запретил Мэри куда-либо ехать, потому что "вторая треть - самая коварная, а уж в вашем-то возрасте...".

Письмо пришлось отправить с Грандалом, потому что явиться к Мэри в таком виде означало бы выбросить все доводы в помойку. Темные  круги под глазами свидетельствовали о бессонных ночах Мануэля, руки подрагивали, губы были искусаны в кровь, он забывал бриться, ел что придется и то, когда вспоминал, что надо бы что-то кинуть в желудок.

7 января 1715

Когда к концу второй недели Грандал явился снова, Ромеро встретил его взглядом, полным ярости.
Судя по морде, ничего хорошего этот кретин сообщить не мог, и Мануэль, не дожидаясь, пока Грандал откроет рот, надел сапоги, накинул куртку и взялся за шпагу. Он едет к отцу, хватит.

- Время вышло, Грандал. Ты ничего не смог сделать.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/24/Manolo10506a.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+1

18

- Все хуже, Ромеро. - Грандал не позволял себе выглядеть так, как Мануэль, но и от него отсутствие губернатора требовало огромного напряжения сил. Даже до сегодняшнего дня. - Есть новости. Есть вот это. Доставили сегодня, адресовано тебе.
О содержании записки он не догадывался - знал совершенно точно, вскрыв ее без зазрения совести. Требование выкупа, и сумма, не представляющаяся разумной.
Отчего-то Грандал был уверен: Ромеро уплатит ее.
[nick]Хуан Антонио Грандал[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/95fdde63746966f78eb6de85914d8efe.jpg[/icon]

0

19

Мануэль резким движением забрал записку и, помедлив мгновение, развернул ее. Требование выкупа. Значит, Висенте жив, и эта мысль сначала заслонила все остальное. Он жив, да, но кто-то хочет получить за него выкуп и сумма,  обозначенная в письме...
- Неподъемная для губернатора сумма, верно? Да за эти деньги можно Гавану, наверное, купить? -Ромеро исподлобья смотрел на Грандала, складывая записку. Мануэль сворачивал ее даже слишком аккуратно, как будто это действие могло помочь ему найти какое-то другое решение, кроме того, что и так было очевидно.

- Я возьму лошадь в крепости, - наконец, сказал он, - если ничего больше нет, вы свободны.

Предоставив Грандала самому себе, Мануэль отправился в ванную. Побриться, помыть башку и надеть чистую рубашку. К отцу нельзя приехать задрипанным грязным оборванцем. Нет, он должен выглядеть достойно, а изможденное лицо ... - Мануэль придирчиво разглядывал себя в зеркало - изможденное лицо как раз и скажет Луису Фернандесу о том, что ситуация слишком серьезна.

[nick]Мануэль Ромеро[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/2476de33812cae03fd07fb84a551b3f5.jpg[/icon]

0

20

[nick]Висенте Раха / Грандал[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/95fdde63746966f78eb6de85914d8efe.jpg[/icon]Грандал дождался, пока Ромеро выйдет из ванной, и протянул ему шляпу. Шляпу Рахи, конечно, не свою.
- Вам пойдёт, сеньор Фернандес. И вы правы, губернатор этой суммой не располагает. Даже ее четвертью. Возьмите лошадь, на которой я приехал, я доберусь до крепости пешком. Постарайтесь вернуть губернатора. Меня он устраивает, несмотря на его грехи и склонность к авантюрам.

***

Плечо не хотело заживать, рана никак не закрывалась, врач хмурился, ещё раз велел вымыть Раху и даже давать ему разбавленное вино, но ничего не менялось. Разве что его тюремщики совсем перестали церемониться, словно нарочно желая оставить на Рахе как можно больше синяков и ссадин.
Висенте больше не спрашивал о Мануэле, понимая всю бессмысленность этого. Он ждал, пока все закончится, чувствуя, что тупеет от безделья. Спасаясь от этого, Висенте мысленно писал письма Маноло, придумывал варианты десертов, которые он попросит Маноло сделать, как он нарисует Маноло, какой подарок вручит ему в день рождения.
Однажды ему показалось, что сквозь сон он видел Луиса Фернандеса, но это вряд ли было правдой.
И один раз, выпив разбавленного вина, он уснул особенно крепко.

0

21

- Мне совершенно все равно, что вас устраивает или не устраивает, Грандал, - ответил Мануэль, забирая шляпу. Носить он ее не будет, но он вернет ее вместе с оружием, когда увидит своего Висенте. Обязательно увидит.

***
Отец, казалось, ждал его.

- Мой мальчик, как ты? - участливо спросил он, когда Мануэль вошел в комнату, и видом ужасного огорчения и беспокойства оглядел сына.
- Ты все знаешь, - сказал Маноло. Конечно, отец все знал, глупо было думать, что он не знал о каждом его шаге за последние две недели.
- Это было очень умным решением сделать вид, что губернатор заболел, - сказал дон Фернандес и посмотрел на слугу, который принес кофе, фрукты и десерт, - Ты, верно, есть не будешь, Но я не могу не предложить, глядя на твое лицо. Какие есть новости, Луис? Этот человек губернатора... он что-нибудь сделал? Хотя бы какие-то намеки на подвижки есть?

В голосе Луиса Фернандеса слышалось искреннее беспокойство, но мера его не была избыточной. Он отлично понимал, что Луис, даже в расстроенных чувствах - не идиот, и не ослепленный бедой мальчишка, так что если перестараться, сын заподозрит неладное.

Мануэль медлил несколько мгновений, но глупо откладывать неизбежное и, более того, - необходимое.

- Прислали записку, - сказал он, протягивая отцу аккуратно сложенный листок, - хотят выкуп и обещают, что с Висенте все будет в порядке, - на последних словах голос Ромеро все-таки дрогнул.

Дон Фернандес осторожно взял записку и развернул ее, молча прочел, задумчиво посмотрел на сына.
- Ты ведь не пришел бы ко мне, если б у тебя, у Висенте или у Кубы были эти деньги, - сказал он, возвращая листок. Мануэль кивнул. Отец не мог не понимать, чего ему стоило прийти сюда и попросить. Он понимал и знал сейчас, что его сын в отчаянии.

- Луис... - дон Фернандес подошел к Маноло и взял его руки в свои, - то, что я тебе скажу, тебе не понравится.

Сердце Ромеро словно сжали горячими тисками, но шаг был сделан и отступать уже некуда.

- Ты знаешь, не мог не думать о том, что я не сидел сложа руки все это время. Я изучил ситуацию на Кубе настолько, насколько это было в моих силах.
«А сил этих столько, что изучить остров и все губернаторство можно вдоль и поперек» - мысленно закончил Мануэль фразу отца. А тот продолжал:
- У него много врагов, явных и тайных, начиная от плантаторов и заканчивая родителями тех, с кем Висенте, - дон Фернандес посмотрел на сына с выражением полного понимания того, что делает ему больно, но не может солгать, - ... проводил время раньше, - последнее слово он добавил, с отеческой нежностью сжав пальцы Мануэля, - Я многое могу, но я не всесилен, мои люди не смогли оградить вас от нападения, и люди Висенте тоже не смогли.

К этому моменту Мануэль уже знал, какова будет цена за жизнь его Висенте, но все-таки... все-таки пока отец не сказал, есть же шанс, пусть маленький....

- Быть рядом с ним - очень опасно для тебя. Смертельно опасно. Поэтому ты уедешь в Испанию, Луис, - глядя в глаза сыну, произнес дон Фернандес, пытаясь удержать руки Мануэля, но напрасно. Маноло развернулся спиной к отцу, лишь бы только тот не видел сейчас его лица. Плечи опустились, волосы упали на щеки. Мануэль несколько мгновений стоял, прижав пальцы к глазам, собираясь с мыслями, но мыслей не было, только глухая, заполнявшая все нутро тоска. Сердце стучало, а проклятые слезы пытались просочиться даже сквозь сжатые веки. Ромеро вздохнул и повернулся.

- Я понимаю, - продолжал дон Фернандес, - я понимаю, о чем говорю. Мое решение таково, прости. Я знаю, ты любишь его, но я не могу потерять тебя, не могу однажды узнать, что тебя нашли мертвым на улицах Гаваны или Сан Агустина или где-то еще через океан от меня, Луис, - он смотрел на сына уверенно, но во взгляде читалась печаль, - или не нашли вовсе. Я потерял твою маму... я потерял Мануэля... я больше просто не могу. Решай.

Вот так вот. Либо призрачная надежда и Гавана, либо благополучие Висенте и жизнь без него.

- Я должен убедиться, что он жив и здоров. Я должен знать, что с ним все в порядке, - свой голос Ромеро даже не узнал.
- Конечно, я сделаю все, чтобы вы увиделись и попрощались, - пообещал дон Луис.
Ромеро кивнул.
- Они хотят встречу завтра, на пляже у скал в десять вечера. Я буду ждать там, - сказал он и вышел.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/08/21/Manolo2668b9f.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+2

22

Вино было каким-то неправильным, еще успел подумать Раха, когда потянуло в сон. Или просто прокисшим, и туда добавили сахар, маскируя это? Глаза слипались, он кое-как добрался до кровати, рухнул, даже не успев снять куртку или завернуться в одеяло, и провалился в сон без сновидений.
Все те же двое выволокли его наружу, остановившись по дороге, чтобы разукрасить посильнее, удары не были опасными, но оставляли следы. Пусть этот Ромеро как следует испугается за своего Раху!

К назначенному времени Раху притащили на берег, и в то же время он почти пришел в себя. Почти, достаточно, чтобы идти самому, хотя повязка на глазах не давала смотреть под ноги, а стянутые веревкой руки мешали, Висенте то и дело терял равновесие и падал, упрямо поднимался, не желая ползать или лежать, и снова шел.
Все равно, куда.
Захотели бы убить, так убили бы еще давно. Или хотят показательно вздернуть, на потеху толпе? Даже если так, он дойдет сам.
Теплилась робкая надежда, что все-таки Маноло что-то сумел сделать, но Раха тщательно давил ее, не позволяя себе надеяться всерьез. Слишком мала была эта вероятность...
- Стоять, - Раха не видел, кто дернул его за раненое плечо, но от боли потемнело в глазах, ноги подломились и он свалился на землю. [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/4882a25330ca3390b06913de35270b43.jpg[/icon]

Отредактировано Висенте де Раха (02-10-2017 20:47:50)

+1

23

Увидев Висенте, Маноло испытал сразу счастье, боль и ярость одновременно, но когда Раха осел на песок, Ромеро уже не мог стоять и дернулся навстречу. Рука Кастаньяра на предплечье, Мануэль в ярости дернул плечом, но все-таки остановился.
- Сеньор Луис...
- Иди к дьяволу, Мигель. Где деньги?
Тяжелый кошелек, еще один... здоровенный по меркам простого кошелька, отец выдал сумму в драгоценных камнях, и теперь Маноло держал в руках целое состояние. Он посмотрел на Раху, снова на Мигеля и отдал.
- Я подойду, ты рядом, - сухо сказал он, - кивну - отдашь им все.

Дальше оставалось только дойти, только коснуться, только услышать дыхание и сдержать собственную ярость. Он убил бы их, разорвал на части, но Висенте на песке - и пусть идут к дьяволу. Мануэль даже не помнил, как кивнул, и не помнил, что сказал ему Мигель, когда Ромеро поднял Висенте на руки и понес, утопая в песке и с ужасом думая о том, какой легкий Раха, какой изможденный, как больно ему было и как больно, невыносимо больно будет потом.

До дома они добрались как будто в бреду. Отец ждал его, Маноло только дернул головой и понес Висенте наверх, уложил в кровать.

- Доктор Альгаба, сейчас же,  - распорядился он и увидел, как дон Фернандес коротко кивнул человеку. Маноло посмотрел на отца:
- Не ходи сюда.
И закрыл дверь.

Руки дрожали, пока он касался его, стараясь аккуратно снять одежду, прилипшую к ранам и ссадинам. В комнате уже стояла теплая вода, кто-то позаботился об этом. Мануэль намочил мягкую губку и обтер Висенте лицо. И тут силы кончись. Слезы полились по щекам, Мануэль взял его руку, целовал, прижимал к себе. Как он будет жить без него?!

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/08/21/Manolo2668b9f.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

0

24

Дорогу домой Раха не запомнил, весь день он был словно в полубреду, полусне, только руки Маноло были такими крепкими, но ведь Раха тяжелый, очень тяжелый, и как только Ромеро сумел его нести на руках? А ведь нес...
Неужели наконец-то их кровать? И они вдвоем? И... какого дьявола Маноло плачет? Какого дьявола они оба плачут?
- Маноло, ты чего? Теперь все хорошо, видишь, я живой? - невнятно пробормотал Раха, приподнял руку, какая же она, кажется, тяжелая, словно из железа, и чужая, Раха коснулся щеки Маноло, стирая его слезы. - И ты живой, я боялся, что тебя убили. Мы живы, мы снова вместе. Разве это не самое главное? Мы вместе.
Все тело болело, но от прикосновений Маноло становилось легче, невыносимо хотелось, чтобы Мануэль лег рядом и обнял, и заснуть так, не выпуская своего Маноло из объятий, уткнувшись лицом ему в шею, зная, что он рядом, наконец рядом наяву.
- Раздень меня, хорошо? И сбрей с меня эту дрянь, ненавижу бороду, а у меня сейчас сил не хватит, порежусь, - Висенте все равно не мог отпустить Ромеро даже на мгновение. - Господи, Маноло... я думал, никогда больше не увижу тебя.
Слезы все-таки полились по щекам, Раха попытался отвернуться, смахнуть их, но не выходило, не получалось, слез было слишком, слишком много. [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/4882a25330ca3390b06913de35270b43.jpg[/icon]

Отредактировано Висенте де Раха (02-10-2017 22:19:56)

+1

25

Говорить не получалось. Мануэль улыбался, слезы бежали, капали на лицо Висенте, и он целовал его. Плевать на бороду, потом... Не будет никакого "потом".
- Живой, это самое главное, да, - прошептал Мануэль, касаясь губами лба Висенте, - самое главное.
От с трудом отстранился и продолжил возиться с одеждой.
- Сейчас все сделаю...
Ткань поддавалась, Мануэль сам понимал, что касается сейчас кожи везде, где только можно, и что неправильно это, но так хотелось запомнить его, его тепло...
Какой же он худой! Найти этих уродов и вытрясти из них их жалкие души! Нет, нет времени на это все, нет времени ни на что, только на сейчас, на эти минуты.
Ромеро пододвинул воду, нашел бритву, мыло, полотенце кинул поближе и, устроив голову Висенте у себя на коленях, принялся избавлять его от бороды. Линии, теперь совсем как на рисунках Висенте, оттого, что лицо похудело и вытянулось, но губы... искусанные, но навсегда любимые... Мануэль провел пальцем от уголка к уголку, жадно впиваясь взглядом в собственное движение.

Сердце, кажется, закричит сейчас на весь мир, до самого неба, до самого ада, того, что ждет его без Висенте, Висенте - без него. Мануэль вытер любимое лицо, погладил пальцами щеки и, наклонившись, поцеловал, так нежно, как только умел.

- Я люблю тебя. Слышишь? Висенте...

Стук в дверь объявил о приходе врача. Ну вот и все, кажется... Маноло аккуратно устроил Раху на постели, подложив под голову подушку.

- Пришел врач. Нужно посмотреть твои раны и понять, как быстрее вернуть тебе силы, - сказал Маноло и, наклонившись снова, коснулся губами губ.

- Люблю. Помни об этом, - прошептал он и, выпрямившись, кивнул Альгабе:

- Приступайте, доктор.

Мануэль отошел к двери и смотрел, прислонившись к стенке.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/08/14/Manolo21397c8.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+2

26

Чувствовать затылком тепло колен Маноло было сказкой, которой, он думал, больше не будет, и потому слезы никак не хотели прекращать литься, вот же дурость, как будто он не воевал и не приходилось бывать в плену, но просто тогда не было Маноло, не было такой любви, человека, без которого он совершенно точно не хочет жить.
И который сейчас говорит прямо то, что Висенте знает и так, что видит каждое утро, в том, как спит Маноло, как варит кофе или делает завтрак, как смеется, улыбается, смотрит, как делит с ним постель. Любит его.
- Я люблю тебя, Маноло, - прошептал Раха, не стесняясь присутствия врача. - Когда сеньор Альгаба закончит, поцелуй меня еще, и давай ляжем спать? Я почему-то очень устал...
Раха смотрел только на Маноло, пока Альгаба ковырял его рану, осматривал ссадины и порезы. Теперь рана наверняка быстро заживет, от поцелуев Маноло, от его заботы, Раха был уверен, что придет в себя совсем скоро, просто потому что Маноло будет рядом, а в объятиях Маноло не поправиться нельзя, он и есть будет много, чтобы скорее набрать сил и показать Ромеро, как сильно он тосковал по нему...
Врач резко и сильно тронул плечо и Раха вскрикнул, больше от неожиданности, чем от боли. В неудовольствии закусив губу, он снова повернул голову и посмотрел на Маноло, словно извиняясь взглядом за то, что отвлекся на предающее его тело.
Раха знал, что никогда не забудет случившегося, и в особенности того, как Маноло нес его на руках, как внес в дом, словно... словно это было самой правильной вещью на свете.
- Я люблю тебя. [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/61ff7838cadcfd6cf35f506bd25a8eca.jpg[/icon]

Отредактировано Висенте де Раха (02-10-2017 23:47:37)

+1

27

Он устал... Его Висенте устал, и где он найдет силы, чтобы справиться? Может быть Мэри поможет ему? Ведь есть же между ними что-то, Мануэлю непонятное, незримое, неуловимое... она же не даст Висенте пропасть.
Маноло смотрел и смотрел. Если бы можно было просто не чувствовать, даже тогда он не отказался бы от этих моментов боли и вины, потому что это тоже делало его живым. Он и не жил-то никогда, оказывается.

- Ну что ж, - Альгаба поправил очки и посмотрел на Ромеро, который от этого голоса словно очнулся ото сна, - я полагаю, все будет хорошо. Нужно только очень внимательно следить за раной. И обязательно хорошо есть и много спать. И никуда не вставать, - последние соова он произнес специально для Рахи, посмотрев на того поверх очков.

- Много спать, - тихо повторил Ромеро.
- Совершенно верно, - подтвердил врач.
- Хорошо, - Мануэль кивнул ему, давая понять, что можно заканчивать. Доктор почему-то очень задумчиво посмотрел на него, покачал головой и достал большую склянку.
- Давайте-ка, сеньор, выпьем это и вы отдохнете. Проснетесь и увидите, силы к вам возвращаются. И мы как раз обработаем вашу рану, - приговаривая, доктор Альгаба отмерил необходимое количество капель и поднес ложку ко рту Рахи.

Мануэль подошел и посмотрел на Висенте с ободряющей улыбкой, стараясь держаться ровно, хоть ноги подкашивались, а в глазах по-прежнему стояли слезы.
- Выпей и отдохни, - попросил он, и взял его за руку.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/08/14/Manolo21397c8.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+1

28

- У меня и сил нет куда-то вставать, - улыбнулся Раха и посмотрел на Маноло. - Придется тебе на руках носить меня в ванну.
Он смотрел на Маноло, улыбался и не замечал, что по щекам бегут слезы.
- Ты ведь... будешь?
Снадобье было горьким, как и положено снадобьям, Раха выпил все, найдя в себе силы приподняться на локте, и сразу же опустился назад на подушки.
-Мой Маноло. Я знал, что ты не оставишь меня. Я нарисовал тебя там, в той комнате, на стене углем, и смотрел на тебя, когда засыпал. - Язык заплетался, чертово зелье действовало слишком быстро. - Пулю вырезали, ее искать не надо. Маноло... не думай, я никогда тебя не оставлю. Ты моя жизнь.
К дьяволу доктора, пусть слышит, Висенте не смутился бы говорить Маноло о своей любви перед лицом всей Гаваны, всего мира. Очень нужно было это сказать, слишком мало они говорили, ничего, ведь еще будет время, вот даже пока он будет поправляться, он никуда не станет ездить, и Маноло успеет взвыть от того, что Раха все время рядом... или не взвоет... или...
Раха уснул, крепко сжимая пальцы Маноло и не собираясь отпускать их даже во сне.[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/61ff7838cadcfd6cf35f506bd25a8eca.jpg[/icon]

0

29

- Он проспит до утра, - тихо сказал доктор, собирая свой чемоданчик. Маноло кивнул, заставил себя выпустить пальцы Рахи и достал кошелек.
- Вот, возьмите. Пожалуйста, проконтролируйте, чтобы он все делал правильно. Я доверяю вам, доктор.
Альгаба взял кошелек и, кивнув, покинул комнату. Едва за ним закрылась дверь, как в нее тут же постучали. Ромеро обернулся.
- Я же сказал, не входить, - огрызнулся Мануэль, и Кастаньяр, напомнив о времени, скрылся, плотно прикрыв дверь.

У него было едва ли больше получаса. Мануэль подошел к Висенте, погладил его по щеке, поцеловал... нельзя тратить время. Он открыл нижний ящик, достал оттуда рисунки. Хотелось забрать с собой и хотелось оставить Рахе, и как решить, которые оставить? Он любил их все. Мануэль положил стопку на стол, рисунками вниз и наобум выбрал примерно половину. Пусть будет так. Заставив себя не рассматривать работы, он свернул их в плотный небольшой рулон и убрал запазуху, а остальные вернул на место. Теперь письмо.

Начать оказалось самым сложным. Любимый?.. Мой Висенте?.. Или вообще ничего не ... Мануэль потер лоб и, наконец, написал первую строчку.

«Я не знаю, как буду жить без тебя. Совсем не знаю. И я стараюсь не думать об этом, потому что когда начинаю думать, перестаю понимать, правильно ли поступаю. Мне пришлось пойти к отцу, и его условие было однозначным. Я знаю, наверное, где-нибудь был какой-то другой выход, наверняка мы нашли бы его с тобой вместе, если бы могли. Но выбор между твоей жизнью и жизнью за океаном без тебя - это все, что у меня тогда было. Прости меня. Две недели неизвестности, невозможности понять, есть ли надежда, - это слишком много, чтобы медлить с выбором. Теперь, когда я знаю, что ты жив, что ты поправишься, мне кажется, что хотя бы надежда осталась. Даже океан - это все равно лучше, чем смерть. Здесь у тебя есть, за что держаться, а я буду держаться за то, что знаю - твое сердце бьется, пусть даже далеко. Висенте, я слишком мало говорил тебе, как сильно тебя люблю, теперь я буду говорить это каждый день, где бы ни находился. Я люблю тебя, помни об этом. Твой. Маноло.»

Перечитывать он не стал. Аккуратно сложив тонкий лист бумаги, Маноло задумался, что с ним делать. Нельзя оставлять на столе и вообще на видном месте, Мануэль был убежден, что после его ухода Кастаньяр или кто-то другой перевернет здесь все. Отец захочет оборвать эту связь раз и навсегда, без всяких сантиментов. Но Маноло не мог позволить ему лишить его последних слов для Висенте. Взгляд его упал на книги, и в голову пришла единственно правильная мысль. Мануэль достал «Одиссею», вложил в нее записку и вернул книгу на место - в общую кучу к белиберде Вудса Роджерса и нескольким другим томикам.

Ромеро огляделся. Что можно взять с собой? Кроме рисунков, кроме воспоминаний? Одиссей хотел вернуться домой, он скитался, движимый только этой целью. Когда-то Мануэлю нравилось думать, что и он тоже ищет свой дом. Его Одиссея закончилась, совершенно неожиданно - в Гаване. Здесь его дом, а из дома не забирают вещи, туда возвращаются.

Он встал на колени у кровати, глядя на Раху так, словно тот сквозь сон смог бы почувствовать всю его любовь, поцеловал любимые губы и, понимая, что с каждым мгновением уйти становится все сложнее, резко поднялся и вышел вон.

- Все? Едем? - сухо спросил он, спускаясь по лестнице.
- Ты не собрал вещи, - заметил дон Луис.
- У меня нет вещей, - отрезал Ромеро, надевая куртку и цепляя шпагу.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/08/21/Manolo2668b9f.jpg[/icon][nick]Мануэль Ромеро[/nick]

+2

30

Солнце уже встало, когда Раха открыл глаза. Сны снились тяжелые, а проснуться никак не получалось, и он метался во сне, пытаясь найти руки Маноло, но их почему-то не было, и сквозь сон Раха звал его, звал и никак не мог дозваться.
Может быть, Маноло уже ушел готовить завтрак? Надежда была призрачной, Висенте не слышал ни звука с первого этажа, врач запретил вставать, но разве это первый раз, когда он был ранен? Не самая тяжелая из его ран, просто истощение дало о себе знать. Ничего, он понемногу станет есть больше, пока не наберет снова силу. И все-таки, где Мануэль? Раха припомнил, что видел дона Фернандеса, когда Маноло нес его самого в постель, и от этого сжалось сердце. Старая куртка Маноло, которую давно уже носил Висенте, была тут, а где куртка Маноло? Где его шпага? Почему на столе беспорядок?
Снизу послышался шорох, и Раха встал, набросил на себя длинную рубаху и поплелся вниз, то и дело останавливаясь и пережидая слабость.
Грандал сидел за столом на кухне и пил кофе, но поднял голову, едва губернатор появился на лестнице.
- Вам не стоило вставать, - мягко произнес он, поднимаясь. - Если бы я знал, что вы проснулись, велел бы отнести вам завтрак.
- Где Мануэль? - голос сорвался и прозвучал совсем не так, как хотел бы Раха, но уж как вышло. Грандал отвел взгляд, и Висенте покачнулся. - Нет... Грандал, где он?
- На пути в Испанию, - неохотно ответил тот, не глядя на губернатора.
Раха сжал губы, стараясь не проронить ни звука и вернулся в спальню, то и дело пережидая накатывающую слабость.
Рисунки перевернуты, здесь кто-то копался. Грандал? Маноло? Кто-то еще, этот... Кастаньяр? Сам дон Фернандес вряд ли стал перерывать вещи, побрезговал бы.
Книги... "Одиссея"? Маноло не забрал свою "Одиссею", с которой почти не расставался? Висенте погладил обложку, закусил губу, раскрыв книгу наугад.
Тонкий листок бросился ему в глаза, и Раха развернул его, предчувствуя, что увидит.
Прочитав, он сел обратно на кровать, комната расплывалась перед глазами, в груди поселилась боль, от которой он даже не мог закричать, горло сдавило так, что Висенте не мог издать ни звука.
Океан между ними... неужели он больше никогда не увидит своего Маноло? Не услышит, как тот зовет его по имени, не услышит его смеха, не услышит таких редких, и оттого таких ценных слов, "я люблю тебя"?..
- Когда я пришел, здесь шарился Кастаньяр, - раздался голос Грандала, Раха услышал его и удивился, неужели мир не рухнул, неужели что-то еще происходит, когда Маноло больше нет в Гаване?
Раха кивнул. Отложил письмо на стол, достал белье и принялся одеваться. При Грандале был слегка неловко, но Висенте заставил себя отбросить эту мысль.
- Куда вы собрались? - поинтересовался Грандал.
- В порт. Может...
- Вы опоздали. - Слова были безжалостны, но необходимы. - Сейчас вам нужно набраться сил, поправиться и решить дела Кубы. - Грандал повернулся и посмотрел в глаза губернатору. - Так, чтобы вы спокойно могли оставить ее на три-четыре месяца и добраться до Испании. [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/4882a25330ca3390b06913de35270b43.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » No es noche de dormir * (24 декабря 1714 года)