У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Ревность и предубеждение (12 мая 1705 года)


Ревность и предубеждение (12 мая 1705 года)

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Действующие лица: Миранда Гамильтон, Ричард Чандлер, Томас Гамильтон (в порядке появления).
Время: 12 мая 1705 года, вечер.
Место: особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер: Ричард Чандлер наносит визит Гамильтонам.

Переход из Корабль мечты (12 мая 1705 года)
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

2

Возвращение Томаса со встречи прошло совсем не так, как ожидала Миранда. Обуреваемая живейшим любопытством, она столкнулась с его сосредоточенностью и молчаливостью. Такое настроение обычно овладевало Томасом только перед визитами его отца, и она не на шутку встревожилась, но на заданные вопросы он ответил только то, что завтра состоится вторая часть важных переговоров, и ушел к себе в кабинет. Ужинать он предпочел тоже у себя, и, предоставленная сама себе, она лишь едва притронулась к омлету и пудингу, зато выпила бокал вина, чтобы успокоить нервы.
Тревога немного улеглась, когда для Томаса доставили письмо: прочтя его, он заметно ободрился. «Это от лейтенанта Макгроу?» – спросила она, ведомая пресловутым женским чутьем. – «Да, от него, дорогая. Возможно, завтра нам будет что отметить. Прости, я сейчас очень занят». И вновь ей пришлось оставить Томаса, а самой успокаиваться музыкой и беседой с Мэри.
Была четверть одиннадцатого, когда она решила лечь спать и постучала в дверь библиотеки, чтобы предложить мужу провести эту ночь вместе – просто отдых и сон, ничего больше, но оказалось, что он ушел наверх первым, незаметно от нее. «Джон, что случилось? – не выдержав, поинтересовалась она у Барроумена напрямую. – Он избегает меня?» «Милорду требуется завтра рано встать, в половину восьмого он планирует уже выехать по делам». – «Какие именно дела, Джон?» – «Милорд не уточнял, но планирует одеться так же, как сегодня, из чего я сделал вывод, что эти дела не связаны со встречами в Уайтхолле, миледи».
Из этих слов следовало только одно: столь раннюю встречу назначил лейтенант Макгроу. Что же могло расстроить Томаса? Неужели в кофейне Ллойда они столкнулись с каким-то препятствием плану, который только начали выстраивать? И Томас не хочет ее огорчать, пока не прояснит все на завтрашней встрече? Размышляя над этим, Миранда услышала звук дверного колокольчика.
- Граф Рамси, миледи, – доложил один из лакеев.
Ричард мог приходить в этот дом в любое время.
- Пусть проходит, – сказала Миранда и тут же осеклась. Обычно с этими словами Ричард входил в приемную: не таким он был гостем, чтобы ждать приглашения. – Я сама встречу графа Рамси, ты свободен, Джордж.
Лакей поклонился и ушел, а она быстрым шагом прошла к прихожей, миновала дверной проем с подвязанными шторами и обнаружила Ричарда под недавно купленной картиной.
В свете свечей лицо Ричарда показалось каким-то другим. Он… напудрен и подкрашен? Не в роли Рэйчел? Ричард, как и Томас, никогда не увлекался ни пудрой, ни помадой, ни румянами с белилами. Нехорошее предчувствие отчего-то кольнуло сердце, и на душе стало еще неспокойнее. Но это был Ричард, ее с Томасом добрый друг... с его визитом вечер станет лучше. Быть может, им обоим отправиться к Томасу?.. Вряд ли Томас откажется приятно провести час-другой. Даже если его заботят какие-то проблемы с проектом.
- Ричард! Как я рада видеть вас, дорогой мой! – Миранда подошла, положила ладони ему на грудь, скользнула руками выше, прижимаясь теснее и заключая любовника в объятия. Заглянула в лицо и осеклась. Грим не скрыл до конца ни припухшие губы, ни ссадину у рта. – Ричи… Бог мой… Вы… ранены?..

[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

3

- Ранено мое самолюбие, Мири, я в порядке, полном порядке. не считая этих мелочей, конечно же. - Ричард пытался выглядеть беззаботным, удавалось ему это не очень хорошо, но что с того? - Не беспокойтесь, это был дружеский спарринг, а я зазевался. Все хорошо.
Он поцеловал Миранду, стараясь не морщиться, чтобы она не волновалась.
- Вы не скажете принести вина? К тому же я ужасно голоден. И если совсем откровенно, то я предпочел бы провести эту ночь в вашем доме.
Чандлер рассеянно улыбался, не отстраняясь. Он не станет расспрашивать Мири с порога. Он даже не может заставить себя попрощаться, каков слабак! Но так хорошо ему было в этом доме...

+1

4

- Конечно, – Миранда сама осторожно поцеловала его. – Ричард, как я всегда волнуюсь из-за вашей любви к фехтованию! И вот видите, не напрасно.
Она нежно провела пальцами по его щеке.
- Мой бедный Ричи! Не видела вас совсем немного, и уже скучала. Вы же знаете, насколько сильно нам с Томасом недостает вас, когда мы не видим вас хотя бы несколько дней?.. Но простите меня… вы голодны. Хорошо, что вы сказали сразу.
Пришлось отстраниться, чтобы позвонить в колокольчик. На этот раз пришел Барроумен.
- Пожалуйста, накройте на стол, Джон… Яичный пудинг, баранья лопатка… Принесите еще жареной говядины, она должна была остаться. Кларет, виски… Пусть сделают еще омлета, это быстро. Ричард, вы будете ужинать здесь или хотите подняться наверх?
Они давно привыкли перекусывать в комнате, смежной со спальней. Томаса это не потревожит прежде времени – ее спальня в другом крыле, противоположном от того, где находится спальня Томаса.

[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

5

- Лучше наверху, - Ричард не слишком хотел сейчас видеть Томаса, не хотел наткнуться на него, не хотел объяснений, тягостного разговора. - Вы велели принести ужин на троих, не меньше!
Ричард смотрел на Барроумена и устало улыбался. Для него не было тайной, как относится лакей к своему хозяину, но сам Ричард мог разве что ему посочувствовать.
Что лучше, никогда не знать любви Тома, или лишиться ее?
- Я знаю, что моя просьба граничит с наглостью и даже пересекает эту границу, но... Мири, я хочу сегодня ни о чем не думать. Заставьте меня забыть обо всем.

0

6

- О, мне известны несколько способов, Ричард, – Миранда улыбнулась ему. – Вопрос в том, какой предпочтете вы. Джон, принесите ужин для графа Рамси в мою комнату. Пойдемте, Ричард.
Она прошла к лестнице и, поднимаясь по ней, то и дело лукаво поглядывала на гостя. Томас не может уснуть столь рано, это не в его натуре: должно быть, он читает. Но даже если он уснул… Они с Ричардом разбудят его поцелуями и подарят самый сладкий час, какой только могут. Почему Ричард не спрашивает, где Томас? Может ли быть так, что он хотел быть сегодня лишь с нею… и думает, что по стечению обстоятельств Томаса нет дома? Такое бывало между ними.
- Ричард, вы хотите быть сегодня вдвоем или втроем? – спросила она напрямую, когда они дошли до дверей ее комнаты, потому что говорить откровенно между ними давно вошло в привычку. – Томас у себя… Весь вечер был сам не свой. Полагаю, из-за своего нового проекта. Дискуссии, финансы… его отец. Вам непременно будет нужно обсудить с ним это дело, ваша поддержка ему пригодится.
Томас говорил о полезности взгляда Ричарда вчера*, и оттого она сочла возможным высказать это предложение вперед мужа, тем не менее не упоминая пока о вмешательстве флота.
- Так какое общество вы предпочтете? – промурлыкала она, вновь обвивая шею Ричарда руками.

[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

7

- Возможно, это вас удивит, но сегодня я предпочту ваше общество. Только ваше. Боюсь, этой ночью я не в настроении видеть Томаса. Надеюсь, вас это не обижает? Ничего не случилось, - солгал Ричард. - Просто сегодня я хочу побыть исключительно с вами. Как Ричард.
Он вошел в спальню, привычную, знакомую спальню, и словно острым ножом полоснуло по сердцу: здесь все было так же, будто ничего не изменилось, хотя изменилось все.
Одежда сразу стала лишней, она ощущалась тяжелым грубым мешком, и Чандлер избавился от нее, нетерпеливо, почти зло бросая на стул, промахиваясь и не поднимая.
Оставшись в одной сорочке, он повернулся к Миранде.
- Поцелуете меня? -мягко попросил он.

0

8

Сидя на постели, Миранда наблюдала за ним. Вот-вот должен был принести в соседнюю комнату ужин Барроумен, но еда, кажется, не была первой в планах Ричарда. «Как Ричард». Значит, не как Рэйчел. Томас не всегда играл в эту игру… но любил ее. Что ж, значит, сегодня они побудут вдвоем.
- Поцелую, раз вы предпочли сразу спальню, – она поднялась с кровати, обняла его и жадно прижалась к губам: еще вчера она фантазировала о нем, соскучившись, и вот он с ней. Приехал сам, будто угадав желание. На одну ночь она украдет его у Томаса, с тем чтобы потом вернуть все сторицей. – Разденьте меня, Ричард, – шепнула она. – Или нет… можете не раздевать. Чувствуете, как бьется сердце?..
Она потянула его за собой на постель, одновременно пытаясь второй рукой приподнять юбки.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

9

Даме надо помочь, тем более хорошенькой - это Ричард усвоил давно и крепко, и потому подхватил юбки Миранды, задирая их ровно на необходимую высоту, не больше. Пальцы путались в ткани, что-то треснуло и порвалось, что-то тонкое, наверное, но Ричард уже приподнял Миранду и спиной уложил на кровать, наклонился над ней, нащупывая губы губами.
Собственная сорочка мешалась, и Чандлер сбросил ее, забыв о том, что и на нем "дружеский спарринг" оставил следы. Впрочем, все равно там не было ничего, что нельзя было бы объяснить... что не было бы уже объяснено.
К черту тряпки, зачем столько одежды нужно? Тяжелые юбки мешались, они были превосходной маской, превосходным щитом, однако любой щит можно пробить или отвести в сторону, и вскоре Ричард ощутил тепло кожи, тепло и влагу, и помедлил лишь мгновение, прежде чем ворваться в не раз знакомые чертоги, ощутить, кажется, всем телом, что его здесь ждали и ждут.

+1

10

Вновь подарив ему поцелуй, страстный и ободряющий, Миранда пылко двинулась ему навстречу и вскоре приняла в себя до самого основания, не размениваясь на то, чтобы дарить удовольствие единения постепенно. Сегодня им не нужна прелюдия, ведь Ричард соскучился по ней так же, как она по нему, и нет настроения на долгие игры, призванные дарить наслаждение укрощением порывов.
Она охотно поддавалась его напору, идя на поводу у овладевшей ей игривости; развела ноги шире и, продолжая обнимать, вонзила ногти в гладкую мускулистую спину. Она истекала блаженством, была полна нежности и одновременно, как это часто бывало, не могла удержаться от действа скорее страстного, чем нежного; действа на грани боли, очень сладкой боли. Со всеми, кроме Томаса, она позволяла дать выход этой страсти.
- Ох, ваши бедные губы, – шепнула она, целуя его в край рта. Помады почти не осталось. – Я подкрашу вас наутро, мой сладкий. Обещаете мне не фехтовать хотя бы неделю? Особенно с тем букой, что вас поранил?
Ногти ее скользнули по его спине, оставляя неглубокие бороздки. [ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

+1

11

Ричард зашипел от боли, дернулся, легкая боль обостряла ощущения, была приятным дополнением, пряностью к блюду. Сколько он помнил, Мири всегда нравилось "поперчить" их любовь, добавить что-то к основному блюду.
- Не фехтовать неделю? Я тогда совсем растеряю навык! - шутливо возмутился Чандлер. - Что же до губ, к утру вы истерзаете их так, что я не смогу прикоснуться к ним даже чтобы скрыть следы, так стоит ли стараться?
Он наслаждался, как наслаждался каждым их соитием, каждой игрой, каждым движением. Юбки мешались, но хочет ли Мири, чтобы он ее раздел? Она не стала раздеваться, не значит ли это, что она пока желает оставаться в одежде?

0

12

Барроумен быстро собрал перечисленные блюда на поднос и через пять минут добавил к ним омлет, новую порцию которого повар приготовил на его глазах. Собственно, леди Гамильтон затребовала все те кушанья, что готовилось сегодня на ужин и остались после него. Поднявшись по лестнице, он неслышно оставил поднос в смежной со спальней комнате и удалился, однако пошел не вниз, а в другое крыло. В спальню хозяина. Не в его привычках было лишний раз беспокоить лорда Гамильтона, но выработавшееся чутье подсказывало, что он не ошибется.
Он не постучал, опасаясь разбудить, и зашел в спальню сразу. Лорд Гамильтон читал, лежа в кровати, и сердце Барроумена обожгла тоска по несбытной мечте.
- Милорд, - голос его даже дрогнул, и он осмелился кашлянуть, - прибыл граф Рамси. Он у вашей супруги. Я подал ужин… не лично милорду, а в покои рядом со спальней. У вас будут какие-то указания?
Ничего лишнего, и в то же время сказано все. Просто констатация факта. Барроумен прекрасно знал о том, какая роль отведена лорду Чандлеру, и был искренне возмущен: хозяином, в его присутствие, кто-то осмелился пренебречь. Да он бы продал душу за это счастье – быть с Томасом Гамильтоном.
[nic]Джон Барроумен[/nic]
[sta]Доверенный лакей[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/BVewx.jpg[/ava]

0

13

- Я могу дарить вам и иные поцелуи… – выгнувшись, она с силой провела кончиками пальцев в обратном направлении.
Юбки мешали: удобнее управиться с ними было бы, если бы она сидела на Ричарде сверху, и поскольку не было рядом мужа, для которого стали бы желанны вторые врата, ей не придется заботиться об удобстве сразу обоих, как порой бывало. Но становиться сегодня наездницей она не собиралась. Эта при иных замыслах восхитительная поза помешала бы исполнить то, что непременно служило для Ричарда желанным подарком. Томас поощрял это; должно быть, как ей подумалось, Ричарда такое обращение к тому же заставит желать ласк Томаса.
- Помните? – шепнула она ему у самых губ, оглаживая его поясницу и верх его ягодиц. – Наш десерт… Теперь пора вам избавить меня от одежды, мой хороший. Нам... будет так удобнее.
«Два пальца, милая. В него», – вспомнила она спокойный совет Томаса, и от этого воспоминания ее саму охватила еще большая нега. В истоме она коснулась своей груди, стиснутой льном и шелком, и, несмотря на высказанную просьбу, обхватила Чандлера ногами, обтянутыми белоснежными чулками. Еще совсем немного, и она отпустит его, чтобы потом продолжить с еще большим пылом.
У нее вырвался прерывистый вздох.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

14

- Как пожелаете, Мири, - Ричард улыбнулся, вспомнив то, о чем напоминала ему Миранда, и погладил обтянутую чулком ножку. - Начнем с чулок?
Он отстранился, принявшись раздевать Миранду с удивившей его самого неторопливостью, тщательностью, аккуратно стягивая чулки с ее ног, развязывая подвязки, расстегивая крючки платья и вытаскивая многочисленные булавки. Раздевая Мири, он уравнивал их. Так... честнее. Обнаженные тела, кожа к коже, губы к губам...
Синяки уже наливались, но Чандлер не замечал этого, захваченный страстью.

0

15

За снятый корсет и сорочку Ричард был награжден новыми поцелуями: легким – в губы, более крепкими – в шею и грудь. Сидя на постели, Миранда огладила его плечи и задержала взгляд, заметив синяк.
- Глупый, вы не хотели, чтобы Томас беспокоился? Можно было бы погасить свечи.
Она поцеловала его кожу – безволосую, как у Томаса, и не удержалась, слегка прикусила, а потом вновь толкнула его на кровать. Но перед тем, как лечь рядом, поднялась и взяла из сундучка вещицу, забавляться с которой любили все трое.
Миранда любила направлять любовников; так и сейчас она положила руку Чандлера себе на грудь.
- Поласкайте меня здесь, Ричард, потом потрудитесь ниже, ну а потом снова дайте себе полную волю.
Кончиком хлыста она пощекотала бедро Чандлера.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

16

Ричард не сдержал улыбку. Миранда была великолепна! Он с удовольствием припал губами к ее груди, приласкал языком нежные шарики сосков, прикусывая их по очереди, осторожно, стараясь не причинить боли. Хлыст в руках Мири выглядел грозно, даже очень, и Чандлер поглядывал на него со смесью опасения и возбуждения, желания ощутить прикосновение этого оружия.
- Все, как вы пожелаете, - проговорил Ричард, склоняясь ниже. - Все.
Между давними любовниками остается мало запретов, и все обоснованные, а в остальном они знали тела друг друга едва ли не в совершенстве. Потянув Миранду к себе, принуждая лечь на бок и согнуть ногу в колене, Ричард лег рядом, питая слабую надежду на ответную ласку - языком ли, хлыстом...
Запах желающей женщины дразнил его, заставлял торопиться, спешить коснуться, приласкать, вынудить исторгнуть стон.

+1

17

Закинув ногу повыше, за руку Чандлера, Миранда некоторое время позволила себе наслаждаться его напором, но простого наслаждения ей сейчас было мало и, улучив момент, она стегнула любовника хлыстом по заду. Удар был не так силен, чтобы на нежной округлости вспыхнула багровая полоса, но ощутим, и она пожалела, что не может увидеть покрасневшую кожу. Томас научил ее любоваться этим зрелищем.
- Посильнее, - выдохнула она, - и я вознагражу вас вдвойне, Ричард.
Со вчерашнего вечера ей хотелось страсти, почти грубой; воображение раззадорил статный офицер, фривольный роман дополнил фантазии, в которых так не хватало Ричарда, а теперь он мог все это ей подарить. Губы Миранды коснулись шеи Чандлера, рука, что была внизу, зарылась в его волосы и крепко сжала их.
- Вот так вам сладко, верно? – шепнула она и сильнее насадилась на него, после чего ощутила прикосновение завитков внизу его живота и не сдержала легкий стон: вот оно, самое главное ее удовольствие, ощутить мужчину так полно, как можно. Завладеть им всецело.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

18

Отвлечься, пусть и ненадолго, было прекрасно, однако удар не принес, как обычно, волны удовольствия и предвкушения. Ричарду было хорошо, но и только, а то, что он не мог рассказать Мири все, жгло душу.
Не мог? Но почему? Что запечатывало ему губы, не позволяло рассказать? Сердцу было больно, куда больнее, чем от удара хлыстом.
Сердце рвалось на части.
Он попытается... попытается насладиться тем, что есть, этой любовью, и утром решит, что ему теперь делать. Как оно все... внезапно.
Мысли не мешали ему быть внимательным и заботливым любовником, каждое движение было призвано наполнить Миранду, подарить ей удовольствие, заставить хотя бы ее не думать о чем-то грустном.
По крайней мере, он все еще может сделать счастливой ее, хотя бы ненадолго.

+1

19

Хлыст, против ожидания, не произвел должного эффекта; Миранда еще поигралась с ним и отложила до поры до времени. Она позволила себе наслаждаться, поймав нужный ритм и коротко вздыхая от переполнявшего ее головокружительного чувства. Наконец она почувствовала, что того, что есть, ей мало; она мягко толкнула Чандлера на спину и уперлась в его живот руками. Теперь ей требовалось совсем немного, и, сжимая его тело своим, разделяя его жар со своим, она вздыхала все громче, пока не выгнулась назад с протяжным стоном блаженства. В самый раз для нее и Ричарда; она позаботится о нем иначе.
Прерывисто дыша, Миранда соскользнула с него, но не стала ложиться, а села у его бедер.
- Разведите ноги, – шепнула она и огладила его мужскую гордость, все еще жаждущую ласки. – Вам будет хорошо, Ричард.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

20

Может, надо было остановить Миранду, но Ричард не стал. Все еще хотелось забыться, забыть, что Томас оставил его, забыть, что существует рыжий лейтенант, создать иллюзию, что все по-прежнему.
Интересно, а если позвать Томаса - он придет? Притворится, что все как прежде?..
Медленно, словно преодолевая внутреннее сопротивление, Ричард согнул ногу в колене, отвел слегка в сторону. Что задумала Мири? Что бы она ни задумала, пусть делает. Пусть.
- Позовете потом Томаса, когда мы отдохнем и будем снова полны сил? - тихо спросил Ричард, положив пальцы на запястье Миранды, без слов прося ее немного подождать. - Позовете? Только не уговаривайте его, если он не захочет прийти.

+1

21

- Почему же он не захочет? - Рука Миранды замерла. - Разве он когда-нибудь не хотел вас видеть? По-моему, вы слишком устали сегодня, Ричард. - Она наклонилась и поцеловала его в живот. - Разумеется, я позову Томаса, он будет счастлив вас увидеть. Вам обоим нужно развеяться. - Она поцеловала его живот во второй раз. - И что-то мне подсказывает... - Палец ее свободной руки пощекотал Ричарда под коленом, - что с ним вам станет не до разговоров.
Миранда снова прижалась губами к его коже, слегка прикусила и тут же поцеловала.
- Ну что же вы, Ричард? Желаете насладиться одним способом или двумя? Не волнуйтесь, вы же знаете, что мне хорошо удается и то, и другое. Или... - она хитро улыбнулась, - вам недостает Томаса прямо сейчас?
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

+1

22

- Двумя, - Ричард невольно улыбнулся. - А вот Томаса не зовите пока. Пожалуйста. Лучше заставьте меня забыть обо всем... совсем обо всем. Пусть мне станет не до разговора с вами, Мири. Милая Мири...
Он прерывисто вздохнул, потянул за локон, погладил розовое ушко. Интересно, что она приготовила ему? Какую ласку из возможных? Мири, которая так хорошо знает его вкусы, пристрастия, слабости, Мири, которая его всегда понимала... кроме тех случаев, когда недопонимание выходило у них с Томом. Тогда Мири была на стороне мужа, и это всегда ранило Ричарда, всегда напоминало ему, что он все-таки всего лишь третий, а третий - всегда лишний, в любом раскладе.

+1

23

Миранда потерлась о его руку, словно кошка.
- Позабудете, обещаю. Совсем.
Она достала из ящичка флакон, открыла его и нанесла несколько капель масла на пальцы.
- Миндаль. Насколько я помню, вы не имели ничего против миндаля.
Смазав пальцы, она все еще не спешила: наклонилась и коснулась сокровища Ричарда губами, пощекотала языком, взяла глубже и некоторое время ласкала так в неторопливом ритме, пока наконец не проникла осторожно одним пальцем. Она знала, что Ричарду этого недостаточно, и не замедлила добавить второй, не слишком глубоко, и осторожно повернула их, и еще раз, и снова, не выпуская его из своего рта.
Она чутко прислушивалась: если и этого сейчас окажется мало, стоит использовать что-нибудь иное, нежели пальцы, и она знает, что.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

24

- Совершенно ничего не имею против миндаля, вы правы, - согласился Чандлер с улыбкой. Мири хочет так? Ну что ж, он не против. Только если она хочет заставить его не думать, этого мало - и Миранда наверняка знает это и сейчас продолжит... Ричард удовлетворенно вздохнул, погладил ушко Миранды, не трогая волосы, не направляя и не приказывая: она сама знала, как он любит, как ему хорошо.
- Не бойтесь быть жестоки, - Ричард улыбался, хотя сердце рвалось на куски. Миранда не сделает ему больнее, чем сделала жизнь, зато ее жестокость может отвлечь... ненадолго.
Что ему делать? Уехать из Лондона? Но разве это поможет ему сбежать от своих демонов или ощутить себя... любимым?
Сколько лет он обходился легкими романами, не позволяя разбивать себе сердце? Почему же сейчас то, что должно было быть еще одним приятным всем сторонам романом, причиняет ему такую боль?

+2

25

Как и Томас, Ричард был сам не свой, и впервые Миранда подумала, что между ними двоими что-то могло произойти. Впрочем, с той же вероятностью сомнения Ричарда в согласии Томаса присоединиться могли быть кокетством или способом еще раз сказать ей, что сегодня он желает только ее. Они и раньше оставались вдвоем: насколько Миранда успела понять за время их отношений, Ричард ценил женщин настолько же, насколько и мужчин, две части любовных стремлений одинаково владели его натурой.
Правда, никогда они не оставались наедине тогда, когда в доме был Томас. Роман Томаса и Ричарда начался прежде, чем в нем появилась она, и в ее понимании у Томаса был безоговорочный приоритет на изъявление желаний по сравнению с нею, оттого сейчас в глубине души ей было неловко. Но и Ричард имел право на свои желания. Томас поймет, должен понять.
Долго думать было невозможно, никак невозможно. Удовольствие от происходящего захватило ее, а слова Чандлера раззадорили. "Жестоки"? Вот это кокетство ей знакомо: она и сама склонна к нему порой.
Вынув пальцы и подняв голову, она улыбнулась.
- Быть может, вам лучше закрыть глаза, Ричард?
Масло на этот раз досталось рукоятке хлыста. Все вещицы, что могли бы сейчас пригодиться, находились в комнате, попасть в которую можно было только через спальню Томаса. Миранда не была огорчена этим: она знала, что замена вполне подойдет.
- Расслабьтесь, Ричард.
Посильнее раздвинув ему колени, она вновь приникла к нему ртом, а вскорости начала вводить рукоять хлыста в послушное тело.
[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

26

Чандлер закрыл глаза и позволил телу наслаждаться, стараясь не думать ни о чем, потонуть в этих ласках, частью нежных, частью приносивших легкую, но приятную боль.
Боль тела отвлекала от боли сердца, и это было хорошо. Может, следовало с самого начала попросить Мири именно об этом? Причинить ему как можно больше физической боли, выплеснуть через нее все то, что сжигало его душу и та корчилась в муках, сгорая заживо?
Тело реагировало все равно, тело требовало своего, так и бывает всегда, при всех трагедиях и потерях, рано или поздно простейшие потребности пробуждают от пребывания во вневременьи, наедине с собой. Бурный финал не заставил себя долго ждать - и вправду, Миранда прекрасно его изучила...
Отдышавшись, Ричард открыл глаза.
- Мне бы хотелось поцеловать вас, Мири, - мягко произнес он.

+1

27

Миранда облизнула губы: Томас никогда не возражал, чтобы она поухаживала за Ричардом до конца, так поступила она и в этот раз. Отложив хлыст, она погладила все еще скользкими и благоухающими миндалем пальцами Чандлера по груди, поцеловала в грудь, слегка прикусив сосок, и после потянулась к его губам.
- Мой сладкий, люблю вас, - нежно шепнула она и прижалась к его губам.
До того, как в их жизни появился Ричард, немногих любовников она баловала такой лаской, но Ричард был больше, чем случайный любовник. До знакомства с ним она и не думала, что может испытывать к кому-то чувства пусть не столь сильные, как к мужу, но тем не менее глубокие и прочные. Как и к Томасу, она относилась к Ричарду с нежностью: его хотелось бесконечно баловать, а его капризы большей частью были милы, редко когда огорчая всерьез. И всегда она и Томас знали, как поступить, чтобы на чувствительном сердце Чандлера вновь стало легко.
Разделять с ним поцелуй было восхитительно; Миранда прижималась к нему грудью, обнимая, и ласково перебирала волосы. Вспомнилось давнее пожелание Чандлера. Должно быть, ужин успел остыть… Пока что они удовлетворили голод совсем иного рода, а голод обычный должен был разгореться еще сильнее.
- Хотите подкрепиться? - спросила она, прервав поцелуй, и тут же возобновила его.

[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

0

28

- Не откажусь. - Ричард улыбнулся, целуя Миранду в ответ, так же нежно, как и она его. - Но только если вы разделите его со мной... Мири, - внезапно решился он, - скажите, что за рыжий офицер стал появляться у вас, и что у него с Томом?
Правильнее было бы спросить, что именно у него уже было с Томасом, но на такой вопрос Чандлер был не готов услышать ответ... что же до того, как Томас относится к этому рыжему, ему ответ был не нужен, он все увидел своими глазами.
Это было больно, но необходимо.

+1

29

- Стал появляться? – Миранда чуть наклонила голову и снова провела пальцем по его груди. – Мы познакомились с этим офицером только вчера. Адмиралтейство поручило ему помогать Томасу и после представить выводы. Он встретился с Томасом, а потом пообедал у нас. Сегодня они посещали кофейню Ллойда.
Она насторожилась. Откуда Ричард взял, что Макгроу «появляется» у них? Неужели уже пошли слухи? Нет, невозможно! До этой минуты она не думала сама рассказывать Ричарду подробности о проекте Томаса, но теперь, сложив два и два, не могла не понять причину его печали. Если Ричард уже знает о посещавшем их флотском офицере, будет лучше объяснить, в чем дело.
- У него ничего нет с Томасом, что за глупость, - продолжила она. - Кто вам сказал об этом, Ричард? Томас выполняет поручение своего отца. Он должен решить проблему пиратства в Нассау. Речь о Багамах заходила между ними еще в прошлом августе, но определенность настала не так давно. Поэтому мы вам пока ничего и не говорили, но Томас хотел узнать ваше мнение на днях. И он хотел вас познакомить*.
Она глядела на него с недоумением и легкой тревогой. Откуда Ричард мог узнать о посещении их дома лейтенантом Макгроу? И откуда возник слух, что лейтенант посещал их дом более одного раза?

*

См. здесь: «Джеймс, я вас как-нибудь познакомлю со своим другом Ричардом, он поэт и нахал, но не лишен ума и чертовски обаятелен».

[ava]http://sa.uploads.ru/nZjyc.jpg[/ava]

+1

30

- Меня с ним уже познакомили, - губы искривились в пародии на улыбку. - Том купил ему корабль. И... Мири. Я не слепой и не дурак, я видел, как Том на него смотрит и я знаю, что означают такие взгляды. На меня он никогда не смотрел так влюбленно, с таким восхищением. Никогда.
Усилием воли Ричард заставил себя замолчать. Хватит. Миранда любит своего мужа и всегда будет защищать его. На что вообще он надеялся, придя в этот дом? Он все видел своими глазами, он видел больше, чем знает Мири, он видел, что будет дальше.
Он знал, как оно будет дальше. Не в мелочах, не в деталях. Нет!
Макгроу будет очарован, Томас легко станет для него святым, нет, божеством, требующим преклонения и с улыбкой принимающим его.
А потом Том погубит Макгроу, все с той же улыбкой, и однажды, может, Ричард угостит этого... Джеймса стаканчиком бренди, и ночь они завершат в одной постели, отвергнутые, более ненужные любовники Томаса Гамильтона.

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Ревность и предубеждение (12 мая 1705 года)