У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Игровой архив » Странник на привязи (13 сентября 1714)


Странник на привязи (13 сентября 1714)

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Действующие лица: Пабло Эдоардо де Ривера, Джек Рэкхем (НПС) и остальная команда "Рейнджера"
Время: с 13 сентября 1714 года и далее по сюжету.
Место: берег Тьерра Фирме между рекой Сан Хуан и заливом Ураба - бухта стоянки "Рейнджера"
Спойлер: команда "Рейнджера", где обязанности капитана исполняет Джек Рэкхем, уже две недели ждет возвращения отряда Чарльза Вейна, который ушел на материк в поисках сокровищ. Нервы команды на пределе, как и красноречие Рэкхема. Неожиданно недалеко от места стоянки неизвестный корабль высаживает на берег человека. Кто это такой и что случится, когда он встретится с пиратами?

0

2

12 сентября 1714

- Парус! - донеслось с марса, и Джек открыл глаз - пока один, его вполне хватало, чтобы посмотреть на марсового. Несколько мгновений, и...
- Парус! - снова проорали сверху, а Рэкхема накрыла тень. Кривой Барт, боцман, возвышался над ним что та скала, которая уже две недели мозолила глаза всей оставшейся команде "Рейнджера". Скала эта прикрывала вход в бухту, где корабль ждал возвращения капитана. И вот Барт навис над Джеком, как эта чертова скала, и недобро так улыбался.
- Ну че, Джек? - спросил он, подавая руку, чтобы помочь Рэкхему подняться с палубы, где он прекрасно отдыхал и никого не трогал. - Будем опять драпать или че?

Рэкхем подал руку,  и Барт даже не помог, а поставил его на ноги, а потом придвинулся близко, не отпуская. Они посмотрели друг другу в глаза, боцман ухмыльнулся, отпустил и церемонно подал Рэкхему трубу.

Джек уставился на горизонт. Действительно, парус, мать его.

Боцман грел спину своим кривым взглядом, и от этого было чертовски неуютно. Команда засиделась, это Джек уже и неделю назад понял. Солнце шпарит, берег чужой, в трюме груз с двух призов, баб нет, ром почти вышел, уже и шторм один перетерпели,  а "исполняющим обязанности" оставлен Рэкхем. Да уж! Чарли не мог подложить ему свиньи большей, чем это. Еще и Энн увел. Тьфу. Ни одного нормального человека на борту, одни безумные ублюдки, а запас слов у Джека - у Джека Рэкхема! - давно закончился.

- Бартоломеус, - обратился он к боцману, складывая трубу с таким видом, будто они на пляже валяются с бабами и ромом, а не торчат, привязанные якорем к испанскому берегу. Полное имя боцмана помнил, кажись, только Джек. Он даже подозревал, что сам Барт его не помнит, но у Рэкхема вообще в башке много валялось всякой информации, которая иногда сильно помогала, а иногда - наоборот. Вот, например, Джек помнил, что Кривой Барт был голландцем, звали его Бартоломеус ван-дер-как-его-там. Зачем это надо помнить? А хрен его знает. Но Рэкхем произнес "Бартоломеус" и серьезно посмотрел на боцмана.
-  Мы - команда "Рейнджера", капитан - Чарльз Вейн. Мы не "драпаем", мы - осторожно уходим, когда нам надо, чтобы по возвращении капитан нашел корабль и свою храбрую команду готовой к отплытию домой. Но...
Договорить боцман не дал. Он схватил Рэкхема за плечи и придвинулся прямо к его лицу.
- Слушай, Джек. Пошла третья неделя. Капитана нет и никого нет.
- Капитан задерживается, - выдавил Рэкхем, стараясь сохранить невозмутимость, хоть это и было весьма нелегко в его положении.
- Капитан, может, уже кормит птиц вместе со всеми! - рявкнул Барт. - Это - уже мать его не помню какой парус! Мы каждый раз драпаем или прячемся. Но рано или поздно нас прищучит какой-нибудь военный испанец. Хорошо еще сезон почти того, и место тут не слишком проходное. У каждого из нас есть доля, и она только выросла, потому как Вейна нет и никого из них нет.
- Твои слова справедливы, - согласился Джек и подумал, что это правда. Где, мать его, застрял Чарли?!
- Вот именно, - с угрозой ответил Барт. - Короче. Еще три дня, Рэкхем, и мы уходим отсюда в Нассау, пока нас не накрыло бурей или другой какой неприятностью. Команда так решила. Я тебе сообщил. Если скучаешь по Вейну и своей Бонни, мы тебя оставим здесь, либо можешь уйти с нами.
- Договорились, - сказать Рэкхему на самом деле было больше нечего. Он и так расстарался сверх меры.
Боцман кивнул, отпустил Джека и спросил будничным тоном:
- Что с парусом?
- Отойдем к скале, она нас прикроет. Ветер хороший, успеем уйти, если что. Сигналь на берег, пусть на мыс пойдет человек.
Барт кивнул и ушел распоряжаться.

Ожидание - самое отвратительное, что только может быть. Особенно когда не уверен, что ждать надо. Так что ожидание ясности, что это за парус - это для Рэкхема сейчас настоящая роскошь по сравнению с прошедшими двумя неделями. "Рейнджер" прижался к скале, насколько мог, а через некоторое время от берега к нему отошла шлюпка.

- Они бросили якорь, Джек, - доложил парень с мыса, - и спустили шлюпку. Одну. Нас не видят, похоже.

Интересно... Джек кивнул.
- Ждем.

Неизвестный корабль ушел по своему курсу, а на берегу по ту сторону мыса остался человек.

- Понаблюдаем за ним, - решил Джек.
- С какого хрена-то? - Барт не понял и остальные явно тоже. - Прибить да и дело с концом. На хрена нам тут люди лишние? Глаза? Уши?
- Успеем прибить, - Рэкхем с ухмылкой посмотрел на боцмана, - За три-то дня. А? Понаблюдаем пока. Даже забавно. Я в шлюпку, моя вахта на берегу.
Ребята пожали плечами. Вахта и правда была Джекова и Кривого Барта. Рэкхем и сам не мог себе объяснить, на хрен ему сдался непонятный человек с непонятного корабля. Но чуйка подсказывала, свербила, что если кто-то кого-то вышвырнул на берег одного, то надо хотя бы проверить, что это за фрукт. А убить - это дело недолгое. Как только Джек ступил на берег, он сразу отправился наверх.

+3

3

Пабло  до последнего момента не верил, что Алехандро... чертов капитан Рэй, кого собственные матросы втихомолку называли рыжим дьяволом - выполнит свою угрозу и в самом деле бросит "дерзкого щенка"  на незнакомом  пустынном берегу. Только когда  его столкнули в шлюпку, швырнув  следом холщовый мешок с припасами, а капитан отошел от борта , даже не удостоив  Пабло прощального взгляда и напутствия, реальность предстала  юноше  во всем  неприглядном ужасе.
Да, его высаживали, покидали, бросали на произвол судьбы, и это не было дурным сном.
"Если некто ведет себя так, словно ему на тебя плевать - ему в самом деле плевать на тебя, запомни,  мой друг". Это поучение Диего* всплыло в памяти Риверы  и крутилось в мозгу на все лады, прожигая кровавые туннели, пока шлюпка стрелой неслась к берегу.
Место -не отнять- было красивое. 
С палубы бригантины живописная бухта, избранная Алехандро,  смотрелась изумительно; береговая линия напоминала ажурную корону над лазоревой мантией моря, пляж с белоснежным песком и стройные пальмы, с золотистыми стволами и пестрыми кронами, подобными павлиньим опахалам в руках гаремных прислужников,  навевали мысли о расслабленной  неге...  но из шлюпки, влекомой  гребцами,  способными поспорить с Хароном своей угрюмостью, эта terra incognita уже не казалась кусочком Эдема. Пабло не по-хорошему вспоминались все предыдущие злоключения на уединенных островах, а заодно все, когда-то прочитанное о змеях, ядовитых насекомых и желтой лихорадке, биче низких широт.
Будь он обыкновенным раздушенным щеголем, папенькиным сынком и баловнем судьбы, не нюхавшим пороху и крови, и по-глупости надерзившим капитану  капера - еще раньше  засунул бы в задницу свою гордость недоделанного идальго, начал бы плакать и молить о пощаде, и, наверное, сумел бы смягчить Алехандро. Но за три года в неволе, проведенные подле Мурата Рейса и его приспешников, Ривера досыта нанюхался и пороху, и крови,  и бог весть еще какого дерьма, так что мочить штаны, размазывать сопли и позорить имя Риверы и Лопес де Мендоса жалким скулежом было не в его стиле...  По пути на берег он молчал, втиснув зубы в нижнюю губу, и сидел бледный, но с прямой спиной и плечами; и позже, когда выбрался из лодки и наблюдал за тем, как матросы выгружают его скудные пожитки, не проронил ни слова. 
Матросы закончили свою работу, им пора было возвращаться на борт, но они что-то не спешили - смущенно переминались с ноги на ногу, переглядывались, один из них подмигнул Пабло и сделал какой-то масонский знак, а самый старший, мистер Джойс, по прозвищу Кривой Нос, взял-таки слово:
- Ты уж на нас не серчай, сынок, капитан наш - сущий аспид, когда ему шлея под хвост попадет, с ним не поспоришь... Но ты не бойся: он охолонет через денек-другой, и либо сам за тобой вернется, либо кого пошлет. Ну а если и не пошлет, то опять-таки не ссы, здесь тебя живенько подберут. Припасов тебе  до той поры хватит. Главное, порох держи сухим, и если  надумаешь охотиться - убивай не птиц, толку от них никакого, а обезьян, уж больно у них мозги питательные.
Завершив на этом бодрое напутствие, матросы наконец-то заново забрались в шлюпку и отчалили.
Пабло смотрел им вслед, пока они окончательно не скрылись из виду... и только после этого позволил себе заплакать.  Никто, кроме птиц,черепах и обезьян, не мог его ни видеть, ни слышать - а уж эти точно  не проболтаются о допущенной слабости.     

* подразумевается мой учитель фехтования.

Отредактировано Пабло Эдоардо де Ривера (17-07-2017 03:39:49)

+2

4

- Ну и че там? - осведомился Барт из-за своего камня. Он сидел, разглядывая море, и ждал смены.
- Торчит на пляже, - ответил Рэкхем, убирая трубу.
- Херней ты страдаешь, Джек. Прихлопнуть его да и дело с концом.

Исполняющий обязанности капитана "Рейнджера" посмотрел на своего напарника как на человека, безвозвратно потерянного для мира.

- Знаешь, Барт, есть люди, которые держат в домах птиц и зверьков. В клетках.
- Ну?
- Они наблюдают за ними, это такое... развлечение.
- Ну?
- "Ну" - передразнил Джек, - представь себе, что это - птичка в клетке.
Барт тихо выругался.
- Развлекаться я хочу в Нассау. Там бабы и ром. Чего мне на него пялиться?
Рэкхем вздохнул.
- Ладно, Барт, спускайся пока. Вон, уже смена идет. Нагони ребят, скажи, пусть поохотятся тихо. А то наша птичка чего доброго упорхнет раньше времени или обосрется.

К берегу и правда, уже подошла шлюпка. Двое матросов пошли наверх, чтобы сменить вахту, остальные четверо направились в лес.

Джек решил, что сходит аккуратненько в сторону выброшенного бедолаги. Там росли деревья и можно было поесть и без охоты. За две недели, что "Рейнджер" здесь стоял, Рэкхем успел изучить все вокруг. Пусть Чарли и оставил его вместо себя, но Джек, как ни крути, был квартирмейстер, и голову не переделаешь. Тем более, что все эти разведки местности целую неделю помогали ему занять команду делом. Пока найдешь фрукты, пока их соберешь... - глядишь, и время прошло. Те фрукты, что с плотной кожурой, Джек еще три дня назад велел загрузить на "Рейнджер" - пусть будут, хранятся неплохо, а в пути не помещают. Еще наловили бешеное количество пушистых зверьков. Джек вечно забывал, как они называются - ему когда-то кто-то рассказывал. Впрочем какая разница? Главное, что они съедобны. Чтобы не засорять трюм раньше времени, зверей держали в ящиках на берегу.

Спустившись со скалы, Рэкхем велел передать на борт, чтобы сварили суп из черепахи и подумал еще, что неплохо бы яиц нарыть. Но вот кого заставить это делать - в голову не приходило. С яйцами его точно пошлют к чертовой матери. Размышляя о том, что он будет делать, если Чарли не явится через три дня, и будет ли это полноценным предательством, если он уйдет с командой, а Вейн вернется к пустому пляжу, Джек обошел мыс. Там он без особого труда разыскал спелую гуанабану, разделил ее пополам и, прислонившись к пальме, принялся наблюдать из-за кустов за пляжем, на который высадили человека. С его места видно было плоховато - так, только само наличие бедолаги и его шевеление. Так что время от времени Рэкхем доставал трубу и убирал ее за пояс, чтобы отодрать пальцами очередную порцию мякоти и сунуть в рот.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/17/jackedd43.jpg[/icon]

+1

5

Слезы не приносили облегчения - только жгли глаза, как раскаленный песок самума;* грудь разрывалась от боли, воздух, жадно вдыхаемый Пабло пополам с морским бризом, как будто застревал в прутьях ребер и не насыщал легкие... Юноша страдал, как грешник в Аду, по крайней мере, именно так мучения преисподней согласно  описывали католические священники и мусульманские муллы: непреходящее терзание, безмерная боль и бесконечное одиночество. Время от времени Пабло казалось, что он уже умер, и тропический остров с пальмами и черепахами, в окружении прекрасного и равнодушного моря, и края парусов бригантины, все еще различимые в предзакатном мареве, и влажное дыхание зеленых зарослей - всего лишь бред, посмертные видения, посланные ему как последний привет с земли. А если он мертв, стало быть, черти (Пабло трезво оценивал свою несуразную жизнь и тяжесть нераскаянных грехов, так что не надеялся узреть ангелов) вот-вот явятся по его душу и потащат в ближайший котел... Небось и огонь под ним успели развести, пока дотащат - смола как раз закипит.
Откуда-то определенно пахло костром... или попросту зной, жажда и горе делали свое черное дело.
Пабло отер глаза и усмехнулся над самим собой.
"Ну нет. Не сегодня. Может, через недельку-другую черти и поджарят меня на обед Люциферу, но сегодня вам придется подождать, слышите, мои маленькие рогатые друзья? Капитан Рэй вышвырнул меня подыхать, это правда, но я не доставлю ему дополнительной радости, отдав концы за пару часов..."
Диего был прав: когда больше не на что надеяться и нет любви, которая придавала бы смысл борьбе за жизнь, всегда можно ухватиться за ненависть. И выжить, выжить всем назло.
Ривера поднялся с горячего песка и огляделся по сторонам.
- Надо построить какое-нибудь укрытие, иначе местное солнце испечет меня раньше, чем за дело возьмутся черти. И найти пресную воду...
Разговаривая сам с собой, чтобы не сойти с ума от тишины, нарушаемой только плеском волн да птичьим гомоном, Пабло направился в сторону зарослей.







* за три года берберского плена я неоднократно бывал в Северной Африке, так что пустынные ассоциации будут регулярными.

Отредактировано Пабло Эдоардо де Ривера (17-07-2017 14:27:07)

+1

6

Джек как раз выгреб первую половину фрукта, когда человек, наконец, решил вспомнить о том, что у него есть ноги.
"Да..." - подумал Рэкхем, бросил пустую кожуру за спину и достал подзорную трубу, - "Задницу песком нагрело или голову - солнышком? Сюда идет, смотри-ка. А вещички-то оставил..."

Джек отступил назад. Незнакомец наверняка пошел искать воду, ну что ж, ручей тут совсем близко. К нему Рэкхем и пошел, тем более, что времени у него было достаточно. Удобно быть худым... встанешь за хорошее дерево - и не видно тебя. По мере приближения человека Джек мог уже что-то разглядеть. Не старый. Даже молодой, кажется, - в кругляше трубы видно было хреново. Но волосы темные, значит - не старый. Джек подумал, что его привычка не ходить никуда без оружия - это правильная привычка.  Только и остается что тихонько подождать, пока человек подойдет близко, и выйти. Или не выйти - тоже вариант.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/17/jackedd43.jpg[/icon]

+1

7

В лесу (или, скорее, в роще, если сравнивать местную поросль с настоящими джунглями на материке) было тенисто и сыро, одуряюще пахло незнакомыми цветами и травами, но к этому благоуханию примешивался гнилостный запах болота с нотами забродивших фруктов... а еще как будто пороха, испражнений  и человеческого пота. Дивное сочетание.
Желудок Пабло сжался, юноша схватился за ствол дерева и нагнулся, правда, спазм оказался пустым, изо рта стекла только струйка желчи. Ну еще бы, ведь прошли целые сутки с момента последней трапезы. Глоток рома, сделанный в шлюпке, с крошками морского сухаря, едва ли мог считаться полноценной едой.
Досадное происшествие вновь обратило мысли Пабло к бренности - надо не только найти воду и построить шалаш, но и разобраться со съестным. Посты и прочие аскетические упражнения были ему не в диковинку, однако истязание плоти не входило в ближайшие планы, хватало и душевных мук.
- Поскорее бы добраться до ручья... - прошептал Ривера и прислушался: в хриплом бормотании топи ка будто слышался тихий и чистый звон водяных струй.
- Так. Налево... и дальше, туда, вглубь,  шаг за шагом. Не провались в трясину, не наступи на змею, не разбуди хищника.
На пустынном острове, в лесу, он снова говорил сам с собой, как сумасшедший дервиш с восточного базара, и это срабатывало -  ему становилось не так одиноко. Ну а то, что за каждым деревом ему мерещатся чьи-то глаза, внимательно наблюдающие за ним, так это морок, обыкновенный морок от голода и лютой жары.
Пабло продолжал брести, отсчитывая шаги, и декламировал нараспев:
             -Мы пересекли круг и добрались
             До струй ручья, которые просторной,
             Изрытой ими, впадиной неслись.
          Окраска их была багрово-черной;
             И мы, в соседстве этих мрачных вод,
             Сошли по диким тропам с кручи горной.
              Угрюмый ключ стихает и растет
             В Стигийское болото, ниспадая
             К подножью серокаменных высот...*

В просвете между деревьями что-то блеснуло, а затем повеяло свежестью. Ручей!
             



* 5 круг Ада, по-моему, очень уместен )

+1

8

Поразительно, как быстро карибское солнце выжигает из головы разум! Парень шел, как будто находился в самом безопасном месте на свете, а Джек рассматривал диковину из-за деревьев. Диковина блевала - видать, на солнце перегрелась. Ну точно... стихи. Пожалуй, если б на "Рейнджере" завелся кто-то, кто разговаривает сам с собой, да еще и стихами, его б даже до берега не отправили - просто скинули бы за борт.
Интересный, между прочим, фрукт. Молодой. Холеный... ну, насколько может быть "холеным" человек в его ситуации. Стихи опять же. Непростой явно.
Когда парень добрался, наконец, до ручья, Рэкхем вышел из зарослей.
- Добрый день, - сказал он самым беззаботным тоном, - вот там, чуть выше, вода лучше.
Он остановился в нескольких шагах от незнакомца.  Прислонившись плечом к дереву, Рэкхем с нескрываемым интересом ждал реакции на свое появление. Обычно люди его не пугались - сильно опасным Джек не выглядел. А поскольку он, действительно, совсем не собирался делать ничего плохого, то даже изображать ничего не пришлось.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/17/jackedd43.jpg[/icon]

+2

9

Мелькнувшую тень и отражение в воде Пабло заметил за несколько мгновений до того, как незнакомец, соткавшийся из пустоты и зноя, выступил из густой зелени и обратился к нему самым непринужденным и светским образом.
Приятный с виду сеньор, не богатырского телосложения, одет в живописные лохмотья* - не как бродяга, скорее, как обносившийся дворянин... или поэт, "поэт из грязи", король улиц.
Кажется, он поздоровался и сказал что-то про воду, но Ривера не был уверен: то ли от голода, то ли от солнца, то ли еще от чего, он чувствовал себя наредкость нехорошо.  И если он шатается по джунглям, бормоча стихи Данте, неудивительно, что призрак Вергилия услышал и заглянул посмотреть, кто это здесь такой начитанный. 
- Добрый день, сеньор. Благодарю вас, - Пабло резонно решил, что кто бы ни стоял перед ним - привидение или человек из плоти и крови - вежливость вкупе с благодарностью делу не повредят.
Он выпрямился и отвесил Вергилию учтивый поклон; конечно, без шляпы получилось не так изящно и правильно, как учили на уроках этикета, но совсем недурно для изгнанника, несколько лет не видевшего отчего дома.
-  Меня зовут Эдоардо Ривера, к вашим услугам. Не будет ли нескромностью с моей стороны  спросить ваше имя?






* строго субъективное впечатление персонажа.

+1

10

Джек разглядывал человека с нескрываемым интересом. Какова вероятность того, что на чужом необитаемом берегу ты встретишь человека, который будет кланяться в ответ на простое "добрый день"? Рэкхему всегда казалось, что близкая к нулю. Однако он лишний раз убедился, что в жизни всякое случается и как правило то, чего никак не ожидаешь и что кажется совершенно нелепым, имеет смысл рассмотреть повнимательней - вдруг там чего полезное найдешь?

Трещать по-испански Джек был, прямо скажем, не мастер. Ну то есть он понимал, конечно, какие-то элементарные вещи. В основном ругательства, которые слыхал во время абордажа, ну или что-то вроде "Меня зовут Джек". Так что он отлично понял, что звать парня Эдоардо Ривера, а еще, что он ужасно вежлив, поскольку успел и спасибо сказать, и поздороваться. А вот что там этот Ривера пробормотал в конце, Рэкхем не разобрал.

Эдоардо Ривера значит. Ну-ну. Молодой. Высокий, не слабак явно... А морда-то какая... вспомнилась рожа Кривого Барт - поставить рядом с таким вот, боцман еще страшнее покажется.

- Не, парень, - Джек добродушно улыбнулся, - по-испански мы с тобой друг друга не поймем. А по-нашему ты как, не умеешь?

Он так и стоял, прислонившись к дереву.

- Я Джек. Джек Рэкхем.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/17/jackedd43.jpg[/icon]

+1

11

Запах воды и прохлада, исходившая от русла ручья, прояснили сознание Пабло - он уразумел, что незнакомец обращается к нему на языке Шекспира, в то время как Ривера отвечает ему на языке Лопе де Вега. Сцена, достойная пера любого из этих  бардов.*
От человека, назвавшегося Джеком Рэкхемом, пахло морем, фруктами, смолой и крепким табаком, и это успокоительно подчеркивало принадлежность Джека к миру земных существ. Хотя, кто знает, не укажет ли он на Пабло пальцем и не велит ли ему превратиться в туман?..
- Я свободно говорю по-английски, - какой бы сумбур не царил в голове у Пабло, и какая бы шторм не ревел  в душе, речь его оставалась спокойной и четкой, а тон голоса - учтивым и доброжелательным:
- Но вы прекрасно поняли мой вопрос, поскольку назвали себя, мистер Рэкхем. И я надеюсь, что встреча с вами окажется для меня большой удачей, поскольку я... я попал в весьма затруднительное положение. Вы ведь моряк, верно? И где-то здесь, в бухте, стоит ваш корабль?

"Моряк" было самым нейтральным словом, одинаково подходившим и честному торговцу табаком, и корсару, и...работорговцу...
"Только не это!"






* в данном контексте в значении "поэт".

+1

12

По-английски парень шпарил бодро. И вежливо. Не простой, видать,  - с образованием.
- Это хорошо, - Джек смерил его оценивающим взглядом. Он вытащил вторую половину гуанабаны и протянул страдальцу:
- Угощайтесь. Здешнее солнце не прибавляет сил, зато фрукты сполна компенсируют это неудобство. Только косточки не ешьте.
Удача. Джек хмыкнул. Она бы сейчас и ему самому пригодилась, удача эта. А то три дня пролетят ой как быстро.
- Верно, моряк, - ответил он, - корабль тоже есть. А вы? Тот, кто высадил вас здесь, ушел на всех парусах. Действительно, затруднительное положение. За что же с вами так...ммм... нехорошо обошлись?

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/18/jack3c02ca.jpg[/icon]

+2

13

Сметанное яблоко! Благословение Господне для жителей тропиков, еда, питье и лекарство - чем не плод с древа жизни? Мурат Рейс всегда поучал его не принимать никакую  пищу от  незнакомцев,  и вообще не делать ни глотка, не убедившись как следует, что под  видом изысканного лакомства тебе не подали яд. Наверное, старый пират знал, о чем говорил, да и Пабло вдосталь насмотрелся на последствия бездумного обжорства вкупе с чрезмерным доверием... но сейчас все уроки пропали втуне.
Юноша вцепился  обеими руками в плод, густо пахнущий хвоей, лимоном и земляникой и еще чем-то неведомо терпким, и вонзил зубы в истекающую соком кисловатую мякоть: она таяла во рту, как желе.
Говорить с набитым ртом было неприлично, но Джек определенно ждал ответа на свой вопрос, и Пабло предпочел побыстрее удовлетворить его любопытство:
- Я не моряк. Я был пассажиром на каперском судне, идущим из Нью-Йорка на Кубу, но я имел несчастье разгневать капитана. Последствия этой ссоры вы и наблюдаете.
Он подавил вздох и заметил:
- А семена сметанного яблока, хотя и ядовитые - замечательное средство для уничтожения вшей... если выдавить из них масло.

+2

14

Джек с нескрываемым любопытством наблюдал за этим Эдоардо. Оголодал, бедняга... увидел еду - мигом забыл свои манеры и поклоны.
- Да пожалуйста, - Рэкхем жестом изобразил, что ему, в общем, все равно, - я на семена не претендую, оставьте себе, если вам от вшей надо или еще для чего.

Забавно. Один вот, говорят, тоже называл себя пассажиром, а потом Вейн ушел с ним за золотом. Потому что у "пассажира" оказалась занимательная история. Джек улыбнулся.

- Что ж, капитан не догадался взять с вас оплату за путешествие вперед?

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/18/jack3c02ca.jpg[/icon]

+1

15

Пабло молчал, уткнувшись  в остатки сметанного яблока - с таким вниманием изучал кожуру, как будто на ней были записаны правильные ответы. Не слишком-то хотелось выворачивать душу перед  первым встречным; и хотя этот первый встречный отнесся к нему с приветливым сочувствием, и насчет воды подсказал, и фруктом угостил, и назвал свое имя, однако Риверу не оставляла смутная тревога. Зудящее, болезненное чувство  в солнечном сплетении, словно туда, в самый центр, кололи и кололи тонкой иглой. У Джека Рэкхема было приятное лицо и хороший взгляд... внимательный, дружелюбный, прямо как у заботливого брата или священника, подносящего гостию. Но очень уж цепким казался этот хороший взгляд.
Джек выспрашивал, изучал, наблюдал, и при этом не проронил ни одного лишнего слова - редкое умение, если рассудить беспристрастно. И вряд ли мистер Рэкхем совсем уж простой моряк...
Обдумав все за несколько секунд и без иллюзий  оценив свое невыигрышное положение, Пабло решил не играть еретика на допросе и, рассказывая свою историю, придерживаться версии, максимально близкой к правде.
- Капитан не просил платы - он, мистер Рэкхем, поначалу  не думал  о расчетах, поскольку я оказался в своем роде трофеем... военной добычей. Ну а после его корыстную душу грела мысль о золоте, которое заплатила бы моя семья, если бы он благополучно доставил меня на Кубу. Увы, этого не случилось, и я не знаю, кто из нас в итоге окажется в большем проигрыше.

Пабло сделал паузу, а потом вскинул длинные ресницы и мягко спросил:
- А куда идет ваш корабль, мистер Рэкхем? Не возьметесь ли вы отвезти меня в Гавану?

+2

16

Джек внимательно слушал. А парень-то - не дурак. Чем правдоподобнее история выглядит, тем больше шанс, что в ней есть часть правды, часть лжи, а самое главное не сказано. Уж это Джеку Рэкхему было прекрасно известно.

- Получается, что или семья могла бы дать за Вашу жизнь не так много, или Вы умудрились очень сильно разозлить капитана, чтобы он предпочел от Вас избавиться, - Джек пошевелился, слегка меняя позу, но так и остался расслабленно стоять, прислонившись плечом к дереву.

"Либо ты врешь", - подумал он, но вслух не сказал, только улыбнулся. Интересно, насколько на самом деле готова была бы раскошелиться его семья? И готова ли, если капитан вышвырнул такой кошелек на берег?

- Вы давно стали трофеем, Эдоардо? - спросил он в лоб, - видите ли... чтобы отправить Вас в Гавану, нам не хватает всего только малости, - Джек пригладил усы, - испанского подданства. Во владениях короны не будут нам рады, - он хмыкнул. А отвечать на вопросы Эдоардо Джек не торопился.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/18/jack3c02ca.jpg[/icon]

+1

17

Пабло удивленно моргнул - он прежде не слышал, чтобы в кубинские порты не мог зайти корабль, не имеющий на мачте испанского флага, если только... если только Джек Рэкхем на сей раз не сказал ему  чуть больше дежурных "да-нет".
Пираты. Не каперы с охранной грамотой, вставшие починиться или пополнить запасы воды,  не контрабандисты, завернувшие сюда, чтобы без помех запрятать в корабельные  тайники  запрещенный груз, а самые настоящие карибские пираты. По всем законам подобных встреч Ривере следовало бы испугаться, но ему, наоборот, стало легче. Как-никак, он три года прожил бок о бок с пиратом, и сейчас почувствовал себя так, словно, промучавшись целый день в тесных сапогах, надел удобные домашние туфли.
- Вы правы по обоим пунктам, мистер Рэкхем. Я очень давно не видел родных, и могу лишь предполагать, в какую сумму испанским или английским золотом они оценят мою жизнь. И капитана Рэя мне в самом деле удалось довести до бешенства... Наверняка вы согласитесь, что ничто не злит людей сильнее, чем  сказанная в  лицо правда... Мне следовало быть умнее и не лезть к нему со своей правдой,  но на другой чаше весов лежало чувство чести. Ужасный недостаток, я знаю... предрассудок, в своем роде... увы, за три года, проведенные вдали от дома, я так и не смог от него освободиться.
Ривера усмехнулся и развел руками, как бы заранее признавая свою глупость и соглашаясь с критическими суждениями собеседника, и только после этого спросил снова:
- Так я могу рассчитывать попасть к вам на борт в качестве временного пассажира? Меня устроит любая точка на карте, где есть город, порт и люди.

+3

18

- Есть множество способов разозлить человека, - философски заметил Джек, посмотрел на собственную руку и выковырял застрявший под ногтем кусочек фрукта. Он подумал о Чарли. Едва ли на свете есть занятие опаснее, чем злить Чарльза Вейна, а иногда человек может даже не успеть догадаться, что он разозлил капитана "Рейнджера"

- Из Вашей истории можно сделать вывод, что капитан оказался человеком непрактичным, раз правда так его расстроила. Или вывод противоположный: наоборот, он решил, что Вы ему слишком дорого обходитесь, и Ваше возвращение домой этих расходов не покроет.

Впрочем, это все была пустая болтовня. Они уже достаточно поговорили, а Джек так и не увидел ни одной причины, почему он может взять этого парня на борт или хотя бы сказать Барту оставить его в покое и не убивать от скуки.

- Мы не берем пассажиров...  - пожал плечами Рэкхем, - Но, предположим, у нас окажется место на корабле, - он посмотрел на небо, словно прикидывая, хотя место на "Рейнджере" было, а если Чарли не соизволит вернуться вовремя, так этих мест будет двадцать пять, - Как вы собираетесь расплачиваться за эту любезность?

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/18/jack3c02ca.jpg[/icon]

+2

19

Подобного ответа Ривера ожидал и легко подхватил брошенный ему мяч:
- Я даже на стану пытаться вас убедить, что могу быть годным матросом. Увы, нет, бывалым мореходам я и в подметки не гожусь. И если вы ничего не имеете против, я предложил бы традиционный способ оплаты: деньги.
Жесткая заявка Джека на доминирование в предложенных обстоятельствах была предсказуема, но главным было то, что он все-таки вступил в переговоры.
Под испытующим взором пирата Пабло не опустил глаза и твердо проговорил:
- То, что я несколько лет не был дома, и даже то, что вы нашли меня одного на пустынном острове,
в полубреду от жажды, вовсе не означает, что я нищий. * Впрочем, я понимаю, что лишняя обуза никому не нужна, и буду признателен хотя бы за добрый совет - как отсюда выбраться живым и невредимым. Вы наверняка знаете об этом больше, чем я.


* это правда.

Отредактировано Пабло Эдоардо де Ривера (19-07-2017 16:57:43)

+2

20

Дерево начинало давить на плечо и захотелось уже закончить этот разговор каким-нибудь более-менее ясным раскладом. Понятно, что этот Эдоардо не из простых. Все эти манеры, речь ... Но он может сколько угодно петь про семью и деньги - Рэкхем не привык верить на слово. Тем более испанцу. Тем более в том незавидном положении, в котором этот испанец оказался.

- Нет, я не про то, чем Вы собираетесь расплачиваться, а про то - как. Ну если, конечно, тот мешок, что остался на пляже, не набит деньгами. Тогда я бы дал вам совет не оставлять их без присмотра.

Джек подумал, что он сегодня какой-то больно щедрый на бесплатные советы.

- Я даже дам вам два совета. Постарайтесь не попадаться на глаза моей команде. Когда вы оказались на пляже, их первой мыслью было прекратить ваши мучения сразу. Я попросил их не торопиться. Мы уходим через три дня. Так что у вас есть время, чтобы понять, как можно заплатить за проезд.

Рэкхем  улыбнулся. Он и правда не видел смысла убивать каждого встречного. Но он не мог внушить эту мысль людям, не подкрепив ее чем-то получше, чем рассказ непонятного испанца о том, что у него есть деньги. Учитывая два взятых приза и реальную перспективу того, что через три дня доля каждого вырастет вдвое... Эдоардо придется предложить что-то реальное и существенное.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/18/jack3c02ca.jpg[/icon]

0

21

Тонкий намек  Рэкхема снова вызвал губах Пабло печальную усмешку. О, если бы его собеседник знал, сколько раз испанцу угрожали смертью, и как часто она проносилась столь близко, что Пабло явственно слышал шелест черных крыльев, чувствовал на лице ее ледяное дыхание - тогда, вероятно, он не стал бы размениваться на предостережения и угрозы. "Слова, слова, слова". И если продраться сквозь их липкую вязь, в сухом остатке было условие: покажи деньги. Ясно, коротко и очень по-пиратски. Ровно три дня, чтобы убедить Рэкхема в выгодности  сделки и не попасть на ножи к команде его головорезов, томящихся от скуки.
Должно быть, капитан Джек неплохо играет в шахматы, и знает, что такое цугцванг. *
Ривера покачал головой:
- Нет, в том мешке - всего лишь скудные припасы, они едва ли представляют интерес даже для черепах. Спасибо за ваши советы, сеньор. Они настолько хороши, что я приму их оба, но совсем не потому,  что боюсь вашей команды.

В это миг, по закону жанра,  испанцу следовало принять надменный и гордый вид, и заявить что-нибудь вроде: "Если ваши люди тронут хоть волосок  на моей голове, они пожалеют, что родились на свет", - но Пабло был далек от  позерства, отчетливо понимая, что подобные речи из уст человека в его положении вызовут только смех. И он предпочел держаться того же делового тона, что  собеседник:

- Похоже, мистер Рэкхем, ближайшие решения касаемо места на борту  в настоящий момент зависят от вас более, чем от кого бы то ни было... и если уж мы всерьез говорим о плате за проезд, я предпочел бы  иметь дело и обсуждать условия лично с вами. Мне совсем не нужно трех дней, чтобы найти средства. Но мне нужны гарантии, что условия сделки будут выполнены не только мной.

Пабло сделал  пару шагов назад, коротко поклонился, как бы замыкая разговор, повел рукой в сторону пляжа и добавил:
- Если вы захотите продолжить нашу беседу, найти меня будет чрезвычайно легко.

Мяч снова был в сетке, дальнейшее зависело от Джека.



* "принуждение к ходу"; при этом любой ход игрока ухудшает его положение.

Отредактировано Пабло Эдоардо де Ривера (20-07-2017 02:19:17)

0

22

- Ну раз не нужно три дня, то мы прямо сейчас и можем обсудить условия. Мои - очень просты. Поскольку мы не возим пассажиров, то Вы должны понимать, что у нас нет соответствующих...ммм...удобств. К примеру, никто не будет готовить вам еду и приносить ее в каюту. Жить и столоваться пассажир будет с командой, если, конечно, у меня не найдется времени поужинать с вами и побеседовать, - Джек усмехнулся, представив, как он будет ужинать с пассажиром. Черт.

- Я бы вообще настоятельно рекомендовал вам позаботиться о припасах в дорогу. Здесь достаточно фруктов и зверья, лишними на борту ваши запасы не будут. Что касается гарантий... - Рэкхем задумчиво посмотрел на Эдоардо. Испанец. На борту корабля, где команда - головорезы Чарльза Вейна. Может, сказать несчастному, кто тут капитан и куда он напрашивается? Глядишь, не придется связываться...

- Что касается гарантий, то они зависят о размера оплаты. Чем больше вы способны предложить, тем больше будет гарантий. Они знаете... тоже - весьма гибкая штука.

Он смотрел на собеседника, явно ожидая ответа и подумывал о том, что не сильно расстроится, если Эдоардо сейчас откажется и отдаст себя воле случая. С другой стороны, если плата будет щедрой, есть большие шансы не мучить парня томительным ожиданием, а отправить сразу к команде, накормить что ли, нормально. Джек еще раз оглядел испанца - тощим не назовешь, но и сытым он явно не выглядел.

Со стороны мыса послышался выстрел.
- Не обращайте внимания. Ребята охотятся.

Он помолчал пару мгновений.
- В общем если хотите подумать, меня тоже найти просто. И да, чуть не забыл, - Джек щелкнул пальцами, - Мы идем в Нассау.

[icon]http://static1.keep4u.ru/2017/07/18/jack3c02ca.jpg[/icon]

+1

23

Остров Нью-Провиденс - далеко не Куба, но за прошедшие три года Пабло повидал столько островов, гаваней, бухт, дальних городов и пиратских гнезд, что, услышав сообщение Джека, просто кивнул головой. Нассау так Нассау. По крайней мере, это единственное в своем роде местечко, управляемое железной рукой и щедрой пи...й из семейства Гатри, как говаривал Мурат Реис, не терпит недостатка ни в капитанах, ни в кораблях, ни в маршрутах.
- Мне не нужна отдельная каюта или какие-то особенные условия, - спокойно сказал Ривера. - Умею я многое,  могу даже рассказывать арабские  сказки на ночь*, но будет глупо расхваливать себя подобно ярмарочному торговцу; если мы договоримся о главном, полагаю, что и на время пути до Нассау и дело для меня найдется легко. А пока что... Подойдут ли драгоценности в качестве обеспечения моего проезда? Во что вы оцените этот камень?

С этими словами Пабло снял с пальца скромный с виду золотой перстень  и повернул камень наружу, так что взору капитана Рэкхема - без сомнения, искушенному - предстал чистейший индийский рубин.  И каким бы скрягой ни оказался меняла на рынке в Нассау, он определенно заплатил бы за него по меньшей мере тысячу дублонов. 




* хорошие рассказчики действительно всегда ценились на кораблях,  в армии и в местах заключения.

Отредактировано Пабло Эдоардо де Ривера (21-07-2017 03:49:57)

0

24

- Ну вот и прекрасно, значит - гамак и миска, - заключил Джек, - уверен, ничего нового для Вас в этом нет. Что до рассказов... попробуйте, препятствовать не буду.
Он живо  представил себе Барта, который слушает арабские сказки да еще и на ночь. Надо будет на это посмотреть!

- Дел на корабле до хрена, это точно, - согласился Рэкхем, сделал шаг вперед и наклонился, чтобы рассмотреть камень. Черт! Не надо быть великим знатоком, чтобы понять - перед ним не просто какая-то там безделушка. Джек всего несколько мгновений рассматривал камень, так и оставаясь со скрещенными на груди руками. На кончиках пальцев появилось знакомое, едва ощутимое покалывание, но Джек Рэкхем всегда старался не демонстрировать чрезмерную заинтересованность. Он удовлетворенно кивнул и ответил, снова прислоняясь спиной к дереву:
- В один день пути.
Джек, разумеется, хватанул лишнего в такой "оценке", но раз у парня есть подобная штуковина, нельзя  не посмотреть, что у него еще в запасе. К тому же, чтобы взять этого Эдоардо с собой, ему придется отсыпать как минимум Барту, потому что команда к нему прислушивается. Особенно, если Чарльз не вернется в срок. А камень, каким бы он ни был ценным, на этом пляже пополам не разделишь.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/18/jack217c99.jpg [/icon]

+1

25

- В один день пути? Всего только? - от Пабло не ускользнуло, как блеснули глаза пирата при виде рубина, а значит, он не ошибся в предположении, что Джек неплохо разбирается в камнях. Но... такой восхитительной наглости в партнере по переговорам Ривера не предполагал,  и ему понадобилось несколько секунд, чтобы настроиться на столь необычный торг.
- Вы надо мной смеетесь, сеньор, и вы в своем праве; но как бы я ни был смешон, это не помешает мне возразить вам. Справедливая цена камня, если уж вам угодно ее мерить не в песо или цехинах, а в днях - по меньшей мере двухмесячное плавание, и не в гамаке в кубрике, а в собственной каюте... Конечно, мы с вами не в  порту Кадиса и даже не в Нассау, у вас не пассажирский корабль, и я прошу вас об одолжении... о любезности, которую вы не особенно  жаждете оказывать... Ну что ж, с учетом всех этих ограничений, мое предложение - столько дней, сколько будем идти до Нассау, не больше, не меньше. Или останемся каждый при своем.

+1

26

- В один день пути, совершенно верно, - подтвердил Джек.
Он слушал Эдоардо и чувствовал, как внутри растет раздражение. Почему вообще он тут стоит и слушает вместо того, чтобы заниматься своими делами? Какой-то непонятный испанец, выброшенный собственным капитаном... Он подумал, что сам сейчас дорого бы дал, чтобы вернулся Чарльз. И Энн. И они убрались бы уже наконец с этого проклятого берега.

- Точно. Мы не в Кадисе и даже не в Нассау, - Рэкхем кивнул, - и откровенно говоря, мне не до смеха. Я потратил уже кучу времени, а оно тоже имеет цену. И да, согласен, эту "любезность", как вы изволили назвать вытаскивание вашей невезучей задницы отсюда, я не слишком жажду оказывать.
Джек почти оставил приятный тон, дав раздражению показать себя, пусть пока и не так явно.
- Но раз уж я все равно потратил столько времени, мне не лень пояснить. Чтобы взять вас на борт, мне придется обсудить это с командой. Ребята не любят чужаков, а вы, полагаю, в курсе, что обычай требует все-таки обсуждать с командой то, что люди считают важным. Так вот, - Джек пригладил усы, - то, что можно разделить, сделает такое обсуждение весьма приятным. Камень не разделишь, это очевидно.
Он развел руками.
- Мы уходим через три дня. Если найдете за три дня способ убраться отсюда, я заранее желаю вам удачи. Если захотите вернуться к разговору, найти меня несложно.
Рэкхем отстранился от дерева, намереваясь уходить, и вполне приветливо улыбнулся.
- Со своей стороны могу оказать любезность. Не стану говорить своим людям, что у вас есть такая дорогая вещица.

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/18/jack217c99.jpg [/icon]

+2

27

- Я сожалею, что отнял у вас время, мистер Рэкхем, - учтиво сказал Пабло. - Вне всякого сомнения, оно ценнее моего, но прошу заметить, что я не навязывал вам своего общества...  Вы начали со мной беседу, и я ее поддержал. Жаль, что мы не смогли оказаться друг другу полезными.
Он бросил взгляд на перстень, который снова повернул камнем вниз, и заметил:
- Эта дорогая вещица могла бы стать вашей, и только вашей, но останется моей. И я надеюсь, что ни  вы, ни кто-то из ваших людей  не сделает ошибки, пытаясь отнять ее силой.

Пабло поклонился собеседнику и, сделав прощальный жест, повернул в сторону пляжа.

+1

28

- Ничего страшного, - Джек улыбнулся, - я все равно шел за фруктами. К тому же, надо ж было проверить, кого это увидели вахтенные. Спасибо, что поддержали беседу.
Рэкхем даже не пытался скрыть сарказма. Можно быть сколь угодно опасным, уверенным в себе и бесстрашным, но замечание про "ошибку" от человека, который понимает, что оказался по соседству с пиратами,  выглядит все равно смешно.
- Вам эта вещица явно нужнее, чем мне, - заметил Джек, - Удачи. И да, мешок-то заберите.

Он отправился обратно, вспоминая увиденный перстень. Интересно, спросил сам себя Джек, как так получилось, что дорогущий камень оказался ему нахрен не нужен? Он вышел из-за скалы на уже ставший ненавистным пляж втайне надеясь на то, что увидит там отряд Чарльза, который по закону подлости вернулся ровно в тот момент, когда Джек не мог его встретить и "сдать" корабль в целости и сохранности. Но Вейна не было.

- Ну и че? - окликнул его Барт.
Джек махнул рукой.
- Испанец. Ничего особенного. Помыкается да либо пойдет на материк, либо будет ждать чуда, что скорее. Не трать время, Барт. Через три дня уходим, надо подготовиться.

Эпизод снесен в архив в связи с уходом игроков - см. также Поединок гордости и страсти (13 сентября 1714 года)

[icon]http://static2.keep4u.ru/2017/07/17/jackedd43.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Игровой архив » Странник на привязи (13 сентября 1714)