У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » Море слабых не любит (23 мая 1711 года)


Море слабых не любит (23 мая 1711 года)

Сообщений 31 страница 60 из 85

1

Действующие лица: Джеймс Флинт (Макгроу), Уильям Мандерли, НПС.
Время: 23 мая 1711 года.
Место: к югу от Багамских островов.
Спойлер: военный корабль "Мстительный" сопровождает британское судно с неким ценным грузом, но тут на горизонте показываются чужие паруса. И вряд ли это случайное совпадение.

[STA]Матрос на "Мстительном"[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/t/FGEQ9.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям Мандерли (17-07-2017 22:34:13)

0

31

К сожалению, было слишком мало времени, чтобы раскусить Миллера и узнать, осталась ли его верность принципам столь же непоколебимой, как в былые времена. Стремление жестоко карать любой проступок, не говоря о преступлении, судя по всему, никуда не исчезло.
- Тогда молитесь, - Джеймс сделал едва уловимую паузу, - чтобы я один задался этим вопросом.
Он отстранился, не желая, чтобы факт этой беседы отметили. В голову помимо воли приходили самые безумные варианты, но нападать еще на один корабль без гарантии хорошей добычи стало бы еще большим безумием.
Следовало заняться другими делами. Вероятно, удобный случай узнать правду представится позднее. По-прежнему оставалось неясным, как поступить с Миллером. Может, найти другого козла отпущения? Во имя чего? Былых времен? Идея отогнать корабль в Нассау тоже стала вызывать сомнения: что с ним делать? Продать Ричарду? Для целей старого дружка Томаса он все же великоват, к тому же Чандлер, звавшийся теперь Мэйфилдом, и Моррис вряд ли захотят набирать дополнительных людей в команду. Вейна устраивает его "Рейнджер". Никто из тех, с кем он общается, не купит корабль больше шлюпа или брига. А для благотворительности - слишком много возни.
Миллера он передал подошедшему Рэндаллу, приказав связать пленника и отвести в трюм до следующего распоряжения. Только когда эти двое скрылись из глаз, он убрал палаш в ножны и открыл лицо: невероятно, чтобы помимо Миллера здесь оказался другой его знакомый, а даже если так, ничего не поделаешь, не говорить же с людьми в  маскировке. Трофейную саблю Флинт продолжал держать в руке: пусть видят знак его победы. "Весь мир - театр", сказал старина Шекспир, и он не пренебрегал сценическими приемами.
Размышляя над дальнейшими действиями, он подошел к своим и чужим. Чертов фрегат. Чертов капитан. Чертово невезение. Или, напротив, знак? Небеса приберегли для него один из сюрпризов, которые так любит Томас?
- Мне не нужны ваши жизни, - начал Джеймс в обличье капитана Флинта, обращаясь к военным. Он принял картинную позу оратора: одна нога выставлена вперед, подбородок чуть выше линии горизонта, ладонь свободной руки повернута к публике. - Даже не слишком нужен ваш корабль. Его ценность - в его пушках, которых осталось не так много. Мы возьмем у вас также все остальное оружие, припасы и ценности, если найдем их. И еще мне нужны матросы, чтобы восполнить ущерб, который мы сегодня понесли. Я не откажусь от помощников канониров, плотника, кока, также и от самих мастеров, если они изъявят желание. У нас есть достойный врач, и, поскольку я сомневаюсь, что судовой лекарь с фрегата королевского флота захочет стать пиратом, я не предлагаю ему этого. Остальные - решайтесь. Принимай пополнение, - он хлопнул по плечу Гейтса, - я займусь кое-чем другим.
- Да, капитан, - Гейтс скосил глаза, гадая, куда тот направился. Хорошо бы к канонирам - стоит попугать второй корабль, пока "Морж" и военное судно стоят борт о борт. Но в планы его не посвятили, и, как всегда, оставалось надеяться на благоразумие капитана. - Кто первый, парни? - Он сделал приглашающий жест и ухмыльнулся, не хуже Флинта зная, как вести себя с матросами. - Каждый из вас сможет рассчитывать на свою долю. И на свободу, которой вы до сих пор не знали.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s9.uploads.ru/ftSZM.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (25-08-2017 05:08:02)

+2

32

И опять непонятные слова, брошенные пиратом, заставили Миллера чуть дернуть правым уголком губ. Получается, капитан Флинт не собирается делиться своими измышлениями с командой? С чего ради? Любой другой пират попытался бы отхватить жирный куш, который лежит под самым носом, и пока команда на боевом подъеме.
Не этот пират.
Поражение жгло, словно клеймо, поставленное каленым железом на самое чувствительное место – гордость. И даже веревки, которые с силой впились в запястья, не были столь унизительным признаком капитуляции, как оружие Миллера, оставшееся в руках у противника.
И теперь, когда думать о тактике было уже поздно, а о будущем – бесполезно, оно все равно зависело исключительно от шайки разбойников, капитан не мог не вернуться мыслями к тем легким ощущениям, будто они с Флинтом уже встречались.
Не сейчас. Не здесь. Но, определенно, там был скрип дерева, легкая бортовая качка и запах моря.
Давно. Очень давно.
Свет свечей.. или нет?.. и еда.. обед?..
Воспоминания всплывали из памяти, словно крохотные пузырьки, поднимающиеся со дна моря, когда оно дышит.
Капитан не вспомнил имени и образ перед ним был пока что размыт – слишком незначительно было то событие, чтобы тщательно запоминать его, но – было!
Миллер с трудом подавил в себе желание обернуться и посмотреть на пирата еще раз. Это было, во-первых, бесполезно – ничего больше, чем он видел во время схватки, ему не увидеть. И, во-вторых, это глупо – только выдавать себя. А сообщать кому-либо о том, что он узнал Флинта, Миллер не собирался. Разве что Стилману, если тот остался жив.
Да и то – что толку в этих смутных подозрениях? И сказать нечего.
Но ведь как похож на образ того безымянного человека из прошлого!
Жаль, что лица противника капитан так и не увидел, может быть появилось что-нибудь более конкретное.
И слова разбойника: «Я этого не хотел», внезапно приобретали иной смысл. Не хотел, потому что сам когда-то был на месте капитана Миллера. Разве что так?
Миллер стиснул зубы, когда пират, ведущий его вниз, бесцеремонно толкнул военного – немыслимо в военном флоте, но ничего не сказал. Не время для пустых слов, они только введут этого бандита в неистовство, в то время как капитан рассчитывал, по возможности, оставаться целым и невредимым. Хотя в этом были очень, очень большие сомнения.
Капитан Миллер знал: страшнее всех мстят те сильные люди, кто в свое время отбился от стаи. И не важно по какой причине: они предали или предали их.
А капитан Флинт, определенно, был силен.

Любое ожидание может показаться бесконечным, особенно если на кону стоит твоя жизнь. Уильям испытывал чуть больший оптимизм по поводу будущего, но вопрос свободы и рабства волновал его сейчас даже больше вопроса жизни и смерти. На него во время беспощадного боя повеяло ветром свободы и теперь было совершенно невозможно отвернуть от него лицо.
Только когда ты что-то теряешь, то понимаешь насколько это было ценным. Это утверждение Уильям слышал от родителей, что были людьми образованными. Все-таки писать и печатать памфлеты – не просто работа, это своего рода творчество, которое становится неотъемлемой частью личности. Но слышать-то он слышал, а осознал в полной мере только когда оказался на «Мстительном» - неплохое откровение для неполных семнадцати лет.
Вернуть свое прошлое он не сможет никогда, но надежда на другую жизнь, быть может не сильно хуже и похожую на ту, старую, манила его. Нельзя упускать такой шанс...
На самом деле вряд ли команде «Мстительного» пришлось ждать слишком долго. К унылой и напряженной группе моряков подошел пират в черном, который сражался с капитаном Миллером. Его речь была короткой и сообщала именно то, о чем чуть раньше говорил старик, который, кстати, занимал среди этой пестрой братии не последнее место, судя по тому, что он продолжил начатое капитаном.
- Я хочу пойти с вами, - сомнений не было. Решение он уже принял и никто не мог переубедить матроса. Конечно, капитан Флинт не обозначил необходимость в людях, которые работают с парусами, но Уильям с легкостью собирался пойти на этот обман. Иногда, когда перераспределяли людей на время боя или тренировках, ему приходилось работать помощником канонира. Вот как сегодня.
Мандерли выдвинулся вперед, обходя своих бывших товарищей по команде и буквально чувствуя, как смотрят на него десятки глаз; ощущал и недовольство, исходившее от некоторых офицеров. Но было и другое волнение среди матросов – кажется не один Уильям собирался покинуть ряды военных.

[sta]Матрос на "Мстительном"[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/t/EGlYH.jpg[/ava]

Отредактировано Уильям Мандерли (06-08-2017 23:16:13)

+2

33

Начало положено. Хорошо, что он выручил этого парня. Рослый, по виду сильный, такой пригодится. И смелый, причем не лишен рассудительности. Подумалось, что эту рассудительность может оценить даже капитан. Флинт не боялся умных людей, не боялся брать грамотных, что отличало его от других пиратов, которых знал Гейтс. Они считали, что грамотные уж больно своевольны. Гейтс был с ними в этом солидарен - для примера достаточно капитана. Целый шкаф книжек в каюте, и характер… переговорит любого. Интересно, грамотен ли этот? Впрочем, для того, чтобы его взяли в команду, нужны другие умения.
- Молодец. Скажи, что умеешь делать, побожись, что не станешь крысятничать, и ты принят.
Воровать у своих было для пирата тягчайшим проступком - такой долго в команде не протянет. А потом, когда они возвратятся на свой корабль, настанет время спросить: "Тебя как теперь звать, парень?", и бывший военный моряк назовет новое имя, под которым его не знали в прежней, законопослушной жизни.

Флинт думал о том, что необходимо избежать внезапного приступа смелости у капитана второго корабля. Если Девис наведет на него одну из пушек левого борта и выстрелит, ядро, конечно же, не долетит, но выстрел ясно продемонстрирует, что овечке не стоит становиться волком. Не говоря более ни слова, Флинт отыскал командующего канонирами и распорядился, чтобы тот вернулся на "Морж" и проделал нехитрую операцию. Когда Девис удалился, он обратился уже к Рэндаллу: тот сообразительно ждал в стороне.
- Начинайте погрузку фальконетов со шканцев и бака. Потом - уцелевшие пушки. Меня больше интересует оружие, чем припасы. Нас все же потрепали.
- Да, капитан, - понятливо кивнул боцман. - И я отошлю часть людей в трюм. Что брать в первую очередь? Солонину, галеты, ром? Мне кажется, - Рэндалл окинул взглядом сбившихся в стайку матросов, - здесь особо нечем поживиться.
- Я тоже так думаю, но ром обычно берегут. Ром помогает совладать с командой. Берите весь, что найдете, на берегу ребята отпразднуют. И скажи тем, кто с тобой будет, не реагировать на замечания нашего особого пленного. Если они будут.
Тут сомнения вдруг исчезли, как обычно, когда он долго рассуждал. Будто и не было колебаний. Он брал и делал. К черту Миллера, он отдаст ему обезоруженный корабль. Лишит хищника когтей и зубов, избавив от верного приговора трибунала. Но команда захочет выместить на ком-то зло. Кого же сделать главным виновником? Нужно выбрать подходящую жертву. Жертву, настолько раздражающую, что заставила бы позабыть о капитане. Найдется ли такая?
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s9.uploads.ru/ftSZM.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (16-08-2017 02:39:00)

+1

34

Было в этом что-то странное: самому принимать решения. Что-то странное и невероятно притягательное, затягивающее целиком и без остатка. Уильям понял это краем сознания, скорее просто ощущая, чем пытаясь рассудить свои эмоции при помощи размышлений. Почему-то верилось, что это чувство он еще успеет распробовать со всем удовольствием и не спеша чуть позже.
Новых членов команды пираты набирали сразу уточняя кто и на какую должность претендует. Этого и следовало ожидать. А если человек не подходит, то откажут? Мандерли не знал и даже предположить не мог. Почему-то казалось, что сейчас это не сыграет особого значения. Или ему просто так хотелось думать. Но пока матрос делал несколько шагов вперед, то четко понял: начинать новую жизнь с обмана не хочет, скажет все как есть.
- Я марсовый. Но могу быть помощником канонира – уже доводилось.
Хотелось бы добавить еще что-то о своих умениях, но, кажется, больше и говорить не о чем. Не рассказывать же пиратам о том, как мать учила читать и писать и о счетных книгах отца.
Уильям открыл рот, чтобы завершить вторую часть сделки, но тут послышался голос первого помощника. Довольно громкий и немного дрожащий от с трудом сдерживаемого гнева.
- Мандерли. Я приказываю вернуться!
И матроса словно ледяной водой окатило. Ненависть к «Мстительному» с его капитаном и с офицерами, возникшая пока Уильям сидел на лафете, вспыхнула с новой силой. Манддерли повернул голову, глядя на Стилмана тем самым взглядом, из-за которого у него бывало поначалу столько проблем: с вызовом, злостью и толикой безумия. Кулаки его сжались.
Впервые за три года они со Стилманом были равны: они оба были свободны. Пусть даже эта свобода и умещалась на палубе одного судна, где хозяйствовали пираты. Но они находились в одинаковом положении.
- Ты пойдешь под трибунал и тебя повесят, как дезертира! Повесят каждого из вас, кто сделает хоть один шаг вперед! – первый помощник говорил так, словно его слова могли остановить людей, словно он еще имел над ними власть и пользовался этой властью. И команду «Мстительного» это выступление явно смутило, пусть и не всех. Некоторые матросы принялись отводить глаза и опускать головы, словно и не светилось еще мгновение назад на их лицах желание присоединиться к пиратам.
Уильям сделал короткий шаг к офицеру и сжал кулаки с такой силой, что побелели костяшки. И только боль в порезанной руке отрезвила его и заставила одуматься. Матрос отвернулся и перевел взгляд на пиратов, которым и предназначались его следующие слова.
- Я клянусь, - Мандерли специально заговорил громче, чтобы ни у кого и сомнений в его решении не возникло, - что никогда не возьму больше чем мне положено и никогда не украду у товарищей по команде.
В конце Уильям посмотрел на пирата-старика, за которым было последнее слово.

[sta]Еще не пират, но уже и не матрос на "Мстительном"[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/t/EGlYH.jpg[/ava]

Отредактировано Уильям Мандерли (06-08-2017 23:43:57)

+2

35

Приказы были отданы, ему самому оставалось осмотреть капитанскую каюту. Шум с бака... Кто-то особенно принципиальный выискался? Жить надоело? Надоело... Ну, раз так... Это желание можно исполнить.
Стол в каюте Миллера был аккуратно прибран: карта, пара писем и шканечный журнал. Письма ничего не дали: в них сообщалась обстановка в портах Вест-Индии. Журнал сообщил ему название корабля - "Мстительный". Он начал листать журнал, проверять маршрут, но не мог найти конечной точки. Закралось подозрение: знает ли маршрут целиком сама команда? Чтобы добраться до ящика в столе, пришлось воспользоваться отмычкой; зато там оказалось нечто ценное - предписание из Адмиралтейства сопровождать "Летящий". "Летящий", значит... Что теперь делать - вытрясти душу из Миллера? Он не скажет. Как не сказал бы и Джеймс Макгроу, оказавшись на его месте.
В чем-то они были так схожи: Флот ковал для себя нужных людей. Были те, кто одобрял систему во всем, кто в чем-то не одобрял, но все они были частью системы. Они были взращены, воспитаны ею, и предполагалось, что должны посвятить ей всю жизнь.
Поступим по-другому: наведем об этом корабле справки. Вдруг эта миссия - лишь одна из многих?.. Томас наведет справки. Как и Гатри - и дочь, и отец. Как и его люди. Флинт положил документ обратно в ящик и провернул замок в прежнее положение. Чисто. Какое полезное умение для бывшего флотского офицера!

Гейтс видел, как Синглтон сделал шаг вперед, поигрывая топориком. Но не больше. Он не осмелится напасть без приказа капитана и явного неповиновения со стороны пленных. И все же Гейтс предпочел бы, чтобы Флинт вернулся скорее.
- Марсовый, значит? И помощник канонира... Почти мастер на все руки, а? - добродушно ухмыльнулся Гейтс. - Принят, парень, отныне ты пополняешь казну не королевы, а свою. Проходи туда, - он указал справа от себя. - Ну, кто еще?
Во время ответа нового желающего сменить капитана и команду раздался выстрел с пиратского корабля: второй корабль предупредили о серьезности намерений.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (08-08-2017 03:13:44)

+1

36

Мандерли качнул головой и пожал плечами. Когда его забрали на флот, то приходилось выполнять самую разную работу, ведь, каким бы тираном не был Миллер, но он старался использовать свои ресурсы, а люди были для него лишь ресурсами, оптимальным образом. А для этого необходимо было выявить кто в каком деле себя лучше проявляет. Уильям легко забирался наверх, ловко удерживал равновесие, его не мутило на высоте и голова не кружилась даже в непогоду. А помощником канонира он был лишь по необходимости и, по большей части, из-за того, что был сильным. По этой же причине, а так же из-за особой неприязни мистер Стилмана ему приходилось качать помпу в трюме, стоя босиком в вонючей воде и любуясь на шныряющих мимо крыс – гораздо чаще, чем хотелось бы.
Мандерли шагнул вперед, вставая там, куда указал старик.
Решение принято и дороги назад нет: теперь он не военный моряк, а пират в команде капитана Флинта. Что будет дальше – неизвестно, но пока что Уильям ни на миг не пожалел о своем выборе. И сейчас, чуть вскинув голову, с вызовом посмотрел на мистера Стилмана, который все больше мрачнел с каждым новым матросом, который переходил на сторону пиратов.

Миллер остался в трюме один и в темноте. Были слышны голоса с палубы – лишь гул, как ни старайся, но не разобрать о чем там говорят. Все матросы и офицеры остались наверху, только его отправили вниз и это злило. Капитан дернулся, но руки его были связаны крепко, даже начали неметь пальцы – не вырваться. Миллер подвигал кистями, чтобы разогнать кровь, но и только.
Голоса раздались ближе – вниз спускались пираты и тут же капитан понял, что ошибся: все это время он не был один. Неподалеку находился темнокожий пират, только вел он себя столь тихо и незаметно, что сливался с мраком. Можно было подумать, что команда капитана Флинта вправду состоит из призраков.
Флинт.. кто же он такой?
Миллер на мгновение закрыл глаза, пытаясь вспомнить. Нет, ничего. Может быть потом и получится воскресить тот размытый образ, но не сейчас.
Если «потом» будет.
Пираты, перебрасываясь шутками, принялись грабить корабль. Капитан не видел всего, но знал, что из припасов брать было особо не чего. Они шли из Старого Света больше двух месяцев и, даже когда достигли Нового, никуда не приставали, пытаясь восполнить потерянные дни. Во время шторма часть припасов залило. Запасы парусины они тоже использовали. Пресная вода успела протухнуть и пить ее можно было лишь разбавляя алгоколем, а главной составляющей сухарей давно стали черви – вряд ли на это позарятся. Самый большой интерес представляло содержимое крюйт-камеры, дверь которой, судя по звукам, уже вскрыли, да ром, которого оставалось достаточно. И, разумеется, ценности офицеров.     
Та ли это добыча, что удовлетворит пиратов?
Раздался пушечный выстрел. Один.
Нет, «Летящий» никогда не рискнет прийти им на помощь. Не с его грузом. А значит выстрел предупредительный.
Миллер мрачно наблюдал за разбойниками, даже не пытаясь заговорить. Что с них взять: эти кровожадные бродяги вряд ли они что-то расскажут толковое о своем капитане. Такое, что могло заинтересовать Миллера.
Ожидание своей участи было невыносимо.

[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/t/EGlYH.jpg[/ava]

+1

37

Вернувшись, Флинт с удовлетворением увидел рядом с Гейтсом небольшое пополнение. Что ж, настало время для неприятной части. С чего бы начать?.. Он нахмурился, окидывая взглядом собравшихся: со стороны в его взоре могла почудиться угроза, на самом же деле он просто думал. И еще ждал - вдруг кто-то не выдержит.
- Капитан, тут есть разговорчивый, - Синглтон, один из присматривавших за пленными, заговорил по обыкновению недовольно. - Мешал пополнять команду. И разреши поинтересоваться, капитан, где ихний капитан-то? Увести-то его сказал зачем?
- Я собираюсь его допросить.

…Сиглтон не собирался забывать, как он застрелил Прентера. Синглтон дружил с Прентером, оказавшимся бунтовщиком во время боя. Он выстрелил Прентеру в лоб, утешая себя тем, что и в цивилизованной Англии за открытое неподчинение, матроса ждало бы повешение или килевание. Тем более капитану - королю и Богу на вверенном ему Англией корабле. А если бы его и оставили в живых до прибытия обратно, то потом пропустили бы сквозь строй экскадры, сделав безумным инвалидом или забив до смерти. Пуля в голову, пожалуй, гуманнее.

- Сам? - В голосе Синглтона почти открытый вызов.
- Сам. Я уже узнал часть сведений, - Джеймс блефовал, а потому предпочел переменить тему. Он действительно собирался спуститься к Миллеру, но позже, когда трюм освободят, и за другим - не за допросом. - Ладно, мы же не собираемся тут задерживаться? Когда закончим с фальконетами и припасами, останется погрузить уцелевшие пушки. Покажи, кто мешал людям переходить к нам.
- Вот этот. - Топорик в руке Синглтона указал в сторону первого помощника.
- Отлично, за пренебрежение нашим милосердием он заслуживает смерти, - ответил Флинт почти весело. Он ненавидел себя за эти слова, но это были нужные слова. Дымовая завеса. Еще одному с этого корабля сегодня не повезет. – Кто-то хочет его убить? Прямо сейчас. - Снова вгоняя себя в роль, он вытащил из-за пояса Миллеровскую саблю. Перевязь с ножнами осталась у Миллера. - Ну, кто? Ты - хочешь?
Взгляд Флинта уперся в одного из новичков. Новичок был высоким и сильным, а лицо его - слишком честным и открытым. Светлые волосы, голубые глаза. Типичное лицо моряка-англичанина.
У него самого рыжие волосы и глаза цвета моря. У него ирландские корни и ирландский же нрав. И детство он провел в Падстоу, что в Корнуолле, - издавна независимом крае, настоящем раздолье для переселенцев.
На лицо военного Флинт не смотрел. Этот человек - не Миллер, и станет необходимой жертвой. Если ситуация начнет выходить из-под контроля, чего он и опасался, придется убить также Миллера, но проблемы лучше решать по мере их поступления.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (09-08-2017 06:19:37)

+2

38

Команда пиратов постепенно пополнялась новичками. Мандерли на мгновение задумался: сколько людей, уже состоящих в команде капитана Флинта, в какой-то момент вот так же перешли на другую сторону? Сколько из них дезертировали, как сейчас поступают военные моряки?
Жизнь невероятно непредсказуемая вещь. Ты можешь рассчитывать на что угодно, строить планы, но одно единственное событие сломает все – и ведь не поймешь сразу в лучшую или худшую сторону все меняется.
Вот взять Джона Порчера, который как раз произносил клятву. Невысокий, сутулый, с рябым лицом и хитрым, внимательным взглядом. Уильям знал о его прошлом не так много, но достаточно: Порчер вместо тюрьмы выбрал флот, но свои привычки едва ли оставил. Шнырял везде, появлялся в самый неожиданный момент. Воровать, вроде как, не воровал, но почему-то никогда не оставался в накладе. Мандерли, да и не он один, подозревал, что Порчер шпионил для офицеров в кубрике, доносил на остальных, за что и получал отпуска на берег, а, быть может, и лишние деньги.
Для Порчера происходящие события были огромным шагом вперед: вместо тюрьмы он получил свободу и, должно быть, привычный для себя мир. 
Уильям отвернулся.
Или вот капитан Флинт, который появился под самый конец набора команды. На первый взгляд он выглядел слишком грозно, его взгляд будто оценивал каждого кого касался – и выносил свой молчаливый приговор.
Уильям понял, что он побаивается пирата. Не дрожит от страха, но чувствует некую напряженность – такое бывает когда совершенно не понимаешь чего ждать от человека: то ли мрачного спокойствия, то ли безумной ярости. Может быть на мнении Мандерли сказывались истории и рассказы, которые травили в кубрике.
В противоположность своему капитану старик-пират казался более приближенным к матросам; к нему наверняка можно подойти с вопросом или за советом. Во всяком случае хотелось в это верить.
Предложение капитана Флинта поразило всех военных моряков. Взгляды их оказались устремлены на капитана. И Стилман окаменел, на удивление не находя что сказать, хотя слов у него всегда было в достатке. Вокруг первого помощника медленно образовалось пустое пространство: никто не хотел попасть под горячую руку за просто так.
И в глазах Уильяма мелькнуло удивление, когда капитан Флинт обратился к нему.
В одно мгновение в голове пронесся вихрь беспорядочных мыслей. И о том, что это – отличная возможность отомстить за все обиды и издевательства на борту; за всю боль, побои и несправедливость. И о том, что он сам не раз молчаливо желал Стилману сдохнуть от цинги или свалиться за борт во время шторма. Вспомнил Мандерли как первый помощник пнул его, контуженного, заставляя подняться и несправедливо обвиняя в лени.
Достойные это причины, чтобы убить человека? Хватит всего этого, чтобы прервать чью-то жизнь? И самое главное: достаточный ли это стимул, чтобы самому стать убийцей?
Мандерли нахмурился.
Нет. Этого не хватит, какой бы сильной не была жажда мести.
Но для этого с лихвой хватит горя матери, которой вместо сына остались листовки на холодной мерзлой земле.
Хватит простой мысли: ни с кем другим не должно происходить то, что терпела команда «Мстительного» от Стилмана. Ни один человек, достойно выполняющий свою работу, не заслуживает столь яростного и злобного предвзятого отношения. Стилман всегда наслаждался и упивался своим положением. И если он выберется из этой истории, то это никогда не закончится.
Но убить? Вот так просто сказать – «да, хочу», взять саблю и зарезать безоружного человека? Словно свинью, из которой потом готовят праздничные блюда. Каким бы мерзавцем не был первый помощник, но он был человеком и заслужил немного больше.
Нет, к дьяволу Стилмана. Уильям заслужил.
На лице матроса явно отразились эмоции, которые он и не пытался скрывать.
Какая там недавно у него была мысль: приятно принимать решения самому? Но кто сказал, что все эти решения будут простыми. Просто нужно поступать правильно. Или, по крайней мере так, как кажется правильным тебе.
Все эти сомнения и размышления не отняли много времени. Мандерли шагнул вперед, без лишних слов беря протянутую саблю, и разворачиваясь к Стилману.

[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

Отредактировано Уильям Мандерли (09-08-2017 20:20:16)

+3

39

Любому человеку хочется жить, а мистер Стилман был человеком, несмотря на зачастую нечеловеческое отношение к подчиненным. Разве мог он предположить, что когда-либо окажется в подобной ситуации? В компании пиратов с их капитаном-изувером и бывшим матросом, желающим мести?
Его капитана здесь не было. Вторым человеком на корабле после Миллера был он. Если он выживет, то заставит всех молчать о том, что сейчас произойдет.
- Мандерли… Послушай, Мандерли… - Стилман предостерегающе выставил руку, но выражение лица бывшего "сухопутного" не внушало надежды, и он, движимый одной лишь мыслью выжить, медленно опустился на колени, подняв руки уже почти молитвенно. - Не надо, Уильям. Не делай этого! Ради всего святого! Мы же больше не увидимся. Я не смогу тебе докучать. Умоляю!..
Флинт наблюдал эту сцену отчасти с удовлетворением, отчасти с омерзением. В голосе выбранной им жертвы отчетливо прорезались визгливые нотки.
Представление удалось даже лучше, чем планировалось. Внимание особо горячих голов отвлечено. Осталось совсем немного. Почти лениво Флинт подумал, что будет делать этот матрос по имени Уильям Мандерли. Сегодня роль давалась с трудом, омерзение грозило перейти в апатию. Нельзя, не сейчас. Жертва еще может выкинуть фокус, Мандерли еще может отказаться от затеи. Тогда работу придется выполнить самому.
...Жертва опустилась на колени, и Гейтс подавил вздох. Но перестать думать не мог. Экзамен для новичка? Вряд ли. Скорее капитан хочет заткнуть рот Синглтону, а тот так глуп, что не понимает: им управляют, как марионеткой. И Уильямом… какой этот паренек к черту Уильям? Билли. И Билли тоже сейчас марионетка. Что?.. "Не смогу докучать"? Неужели капитану вновь повезло, и он выбрал подлеца?.. И у Билли, возможно, есть причина сделать то, что ему так эффектно предложили?.. Гейтс невольно сделал шаг вперед - и тут же поймал предостерегающий взгляд капитана. Самого странного пиратского капитана в его понимании.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (10-08-2017 04:50:59)

+1

40

Эти несколько шагов показались Уильяму самыми тяжелыми, которые он делал в своей жизни. Он никогда не убивал человека. Вернее, быть может и убивал или смертельно ранил - во время одного из сражений с пиратами, но точно Мандерли утверждать не мог. Легче было думать, что он еще не стал убийцей. Да и тогда он действовал в рамках закона: формально то было не убийство, а лишь исполнение долга.
Лишь красивые слова, от которых не меняется суть.
Сабля уютно и удобно лежала в ладони, но вовсе не была продолжением руки, а скорее мешала, словно чужеродный и ненужный сейчас предмет. Мелькнула мысль, что справедливым и правильным решением было бы уравнять шансы: выдать и Стилману оружие. Только сам Уильям управлялся с саблей довольно посредственно и преимущество оказалось бы на стороне первого помощника.
Мандерли откровенно растерялся, когда обыкновенно гордый и высокомерный мистер Стилман упал на колени и принялся умолять его. Затем стало как-то противно и мерзко.
Захотелось спросить, убедиться, что офицер помнит какие слова произнес при первой их встрече. У Уильяма из памяти до сих пор не изгладился сердитый, доносившийся сквозь пелену боли, голос:

- Теперь твоя жизнь принадлежит морскому флоту и мне лично, мальчишка!

Сейчас все было наоборот. И униженный, пресмыкающийся Стилман был совсем не похож на упивающегося властью офицера.
- Моя жизнь теперь только в моих руках! – ему было безразлично понял ли Стилман о чем речь или нет. Важно было сказать это вслух, словно поставить точку в одной жизни, чтобы вступить в другую.
Мандерли разжал ладонь, швыряя саблю на палубу. Может быть и не следовало этого делать: капитан Флинт довольно ясно дал понять чего он хочет, а игнорировать приказы нового капитана - не самый разумный поступок. Но Уильям в тот момент даже не думал об этом.
В груди поднялась злость, почти ярость. Все то, что копилось эти три года и не находило выхода наружу теперь грозило захлестнуть с головой.
- Вставай!
Матрос схватил офицера за кафтан, с силой дергая вверх и заставляя кое как подняться на ноги. А затем, не заколебавшись ни на секунду, размахнулся и врезал ему по лицу.
И тут же вновь стало противно. Так словно вляпался во что-то очень мерзкое, просто даже не достойное того, чтобы его касаться.
Все было бы иначе, если бы первый помощник встретил происходящее достойно.
Сам удивленный этим Мандерли отпустил Стилмана и отступил на шаг назад.

+1

41

- В твоих, в чьих же еще, - обронил Стилман, вытирая кровь с разбитой губы. - Не ждал от тебя такой решимости, Мандерли.
- Так ты его прощаешь? - спросил Флинт по наитию. - Уверен?
Протянутая до того Уильяму сабля означала не приказ. Это было предложение. Даже больше - разрешение. Видит ли новичок, что видит он? Как офицер расправил плечи - самую малость, но расправил, как свел брови?.. Сегодня этот новичок получит важный урок: если не убиваешь врага, то не стоит его унижать. Если унизил - будь готов убить. Униженный, человек способен на отчаянный шаг.
Убил бы он сам безоружного? Стоящего на коленях? Убил бы. Одного единственного человека. Не из ненависти, а из желания избавить Томаса от дамоклова меча, нависающего над ним. Меча, из-за которого Томас вынужден был жить здесь, вне привычного общества, под другой фамилией. Но Томас не дал на это разрешения - сын не мог пожелать смерти отца. Этот сын.
...Стилман ждал только того, чтобы Мандерли отвернулся. Тогда он с ним разберется, и плевать, что будет. Достать кинжал из сапога - мгновение.
Меж тем на "Морж" начали грузить пушки, осторожно опуская их на палубу на тросах. Работа под руководством Рэндалла шла споро: присутствие, хотя бы и в отдалении, второго корабля, внушала беспокойство. После выстрела в его сторону он обстенил паруса и сдал назад, но находился еще в пределах видимости.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (11-08-2017 04:00:50)

+1

42

Мандерли были безразличны слова Стилмана, который сейчас готов был сказать все, что угодно. Который мгновением раньше пресмыкался и умолял, но, стоило отбросить саблю, как чуть визгливые нотки исчезли из его голоса.
Болела разбитая голова, каждые несколько секунд рану с силой дергало. Только вряд ли Уильям колебался из-за этого. Пусть голова болела снаружи, но и внутри царила настоящая неразбериха. Он никак не мог разобраться в себе и понять чего же хочет на самом деле и как следует поступить.
Каждый новый миг вносил сумятицу и сомнения, каждое чужое слово и действие; не давала покоя и собственная злость, ненависть, обида.
Мандерли вздрогнул, когда прозвучал голос капитана Флинта, о котором он успел забыть. Но откуда Флинт может знать, какая история связывает Мандерли и Стилмана? Нет, не может знать.
Чтобы удивляться просто не осталось сил.
Нужно поступать правильно - отец всегда так говорил. Но применимо ли это в такой ситуации? Вряд ли Мандерли-старший предполагал, что его сыну когда-то придется выбирать между военным флотом и пиратами, выбирать между убийством и помилованием.
А такое ли это помилование? Иная жизнь, жизнь в позоре, с клеймом труса гораздо хуже смерти. Поступок Стилмана видели все и будут, неизбежно будут говорить об этом. А если узнают выше, то что станет с карьерой офицера? Шепот за спиной будет постоянно его преследовать, как и косые взгляды. Капитаны не захотят видеть его в команде.
Мандерли отвернулся от Стилмана и теперь стоял боком к нему, но смотрел на капитана Флинта, который не выглядел слишком рассерженным.
- Я его не прощаю. За все, что он.. - парень оборвал сам себя на полуслове. Нет смысла говорить сейчас слишком много. – Но он не достоин даже смерти. Пусть живет трусом и пусть все знают с кем они служат.

[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

Отредактировано Уильям Мандерли (11-08-2017 09:37:08)

+1

43

Такой речи от матроса Флинт не ожидал, и ощутил легкий интерес. Откуда он, интересно?
- Не пожалеешь? Подобное решение не часто принимают в этих местах. Если точнее, совсем редко. А если совсем точно - я не припомню такого, - припугнул он.
За погрузку можно было не беспокоиться. Рэндалл знал свое дело не хуже боцмана на любом военном корабле. Более того, лучшего боцмана было трудно желать. Как и боцманы на кораблях королевского флота, с которыми Джеймсу доводилось служить, Рэндалл отвечал также за такелажные работы, оснастку и ее запасы. Вдобавок к этому он неплохо готовил, хотя баловал команду своим умением довольно редко: находились более важные дела.
И все же не лишним будет проверить, как обстоят дела с пушками, а затем… Мысль прервалась из-за труса-офицера. Возможно, он осознал, что, желая избежать смерти, покончил со своей карьерой, если не со службой. Понял, что если Миллер все же выживет, то может отдать его под трибунал. Выждав момент, этот слабак молниеносно склонился, вытащил спрятанное оружие и бросился на ненавистного ему матроса со спины, намереваясь вонзить кинжал ему в шею.
Все хранили молчание: пираты потому, что новичок должен был доказать свое мастерство самостоятельно, раз уж не захотел просто казнить противника, а военные - потому, что в их рядах царила растерянность. Дезертир и пират заслуживает смерти, но и трус должен нести наказание.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

+1

44

Ощущение того, что он что-то делает не так, не покидало Уильяма с самого начала. Пока он, запутавшись, старался разобраться в себе, то совершенно забыл в какой компании находится и кому только что принес клятву. Эти люди не отличаются добросердечием и милосердием, о чем капитан Флинт так прямо и напомнил. Мандерли почудилась даже угроза в его голосе и это не могло не волновать - конфликтовать с капитаном совсем не хотелось. Передумать на виду у всех, вопреки самому себе? Прослыть прихвостнем, который готов изменить свое мнение в угоду другим? Так о нем говорить будут? Да и не сможет он убить Стилмана, жалкого и унижающегося. Только и сообщить об этом во всеуслышание не получалось. Матрос молчал, глядя на Флинта и судорожно пытаясь решить что же делать, но, как назло, в голову ничего путного не шло и ни один из отцовских советов к этой ситуации не подходил. И стоять так долго нельзя.
Парень нервно сглотнул, открыл рот, собираясь ответить, и сделал шаг вперед, что и спасло ему жизнь в следующие мгновения.
Никто ничего не крикнул, не предупредил его, но все же лица людей едва уловимо изменились. Мандерли ощутил за спиной движение, резко развернулся и тут же сильно отклонился назад. Стой он чуть ближе и его бы уже ничто не спасло, а так кинжал прошелся совсем рядом с горлом.
Стилман тут же вновь взмахнул рукой и опять Мандерли пришлось уворачиваться, торопливо и широко отступая назад - расстояние между ними было слишком маленьким и любой удар мог стать первым и последним. Отражать в такой близи нападение голыми руками - чистое безумие и чревато серьезными ранениями даже при самом удачном исходе, нужно было увеличить расстояние.
Но если в бое на саблях преимущество было бы на стороне офицера, то в этой ситуации они, как минимум, оказались равны. В обычных уличных драках с подручными средствами Уильям принимал участие не раз, что, конечно, никогда не радовало его родителей. Но, даже отведав отцовскую оплеуху, идущую вместе с суровым наставлением, Мандерли не мог остановиться и вновь и вновь попадал в неприятности. И сейчас этот опыт мог сыграть для него добрую службу, пусть даже умения немного притупились за три года.
Неудачи, которыми закончились две его первые атаки, разозлили Стилмана, он начал действовать еще агрессивнее и слишком поспешно. Мандерли уклонился от третьего удара, который был нацелен в живот, и захватил кисть руки противника, тут же, не теряя ни мгновения, быстро и резко выворачивая ее наружу. Главной задачей было выбить оружие и это получилось - кинжал упал к ногам.
Из-за вывернутой руки Стилман невольно наклонился вперед и Мандерли попытался нанести удар коленом ему по лицу. Офицер подставил вторую руку, пусть не полностью, но блокируя удар. Теперь уже Уильям оказался в невыгодной позиции и пришлось отпустить первого помощника, отшвыривая его прочь.
Но Мандерли не дал Стилману ни мгновения передышки. Он был выше ростом и сильнее и воспользовался этим преимуществом. Матрос получил несколько ударов по ребрам, болезненных, но ничего не решающих. А под его ударами, сильными, беспощадными и более точными Стилман рухнул на палубу.
- Стой!.. - может быть первый помощник вновь собирался просить пощады. Только это уже ни на что не могло повлиять. Никакие душевные терзания больше Мандерли не мешали, все было просто: или он или его. Ярость и простое желание отомстить вновь поднялись из груди, жгучей волной проходя по всему телу.
Матрос оказался на противнике и, блокировав его левую руку, ударил еще раз по лицу, разбивая нос. Стилман взвыл, попытался вырваться, но единственное, на что его хватило, это ладонью свободной руки ударить по подбородку Уильяма. Сам удар пришелся вскользь, но офицер продолжал с силой давить снизу вверх, пытаясь оттолкнуть противника. Мандерли пришлось запрокинуть голову назад и тут дала знать о себе рана, полученная во время перестрелки кораблей.  С  новой силой вспыхнула боль в затылке, а перед глазами все зажглось яркими искрами, ослепляя; гулко застучала кровь в ушах.
Однако Уильяму не нужно было видеть противника - он знал где тот. А ладонью парень нащупал кинжал Стилмана, валяющийся на палубе. Пальцы сами собой сжались на рукояти и он нанес удар офицеру в грудь - один, второй, третий.. На руки брызнула кровь. Первый помощник вскрикнул коротко, захрипел и дернулся. Давление на подбородок матроса ослабло, чужая рука безвольно скользнула вниз.
Потускнели искры перед глазами, вновь позволяя видеть; чуть притупилась острая боль в затылке.
Стилман больше не сопротивлялся.

+3

45

Дело было сделано. Представление удалось на славу, а парень только что окончательно сжег мосты. Флинт знал, как это бывает, и почти наверняка знал, что тот чувствует.
Поднимая саблю Миллера, он думал о том, что пора здесь заканчивать.
- Хэл, - негромко обратился он к Гейтсу, который, озабоченно хмурясь, смотрел на Мандерли и убитого, - вернись ко мне.
Пожалуй, впору было помахать перед квартирмейстером рукой.
- Да, капитан, - Гейтс словно проснулся.
Флинт только сейчас заметил, что рука квартирмейстера крепко сжимает эфес палаша. Он отошел на несколько шагов, делая вид, что не слышит перешептываний среди своих людей. Гейтс понятливо двинулся следом.
- ...Раз-два, взяли!.. - уже далеко не в первый раз донеслось от другого борта.
- Я проверю, как идет погрузка. Потом... сделаю еще одно дело. Потом мы покинем этот корабль и вернемся к тому, что было нашей целью. Я выступлю перед командой - не сейчас, а когда будем на "Морже". Потери среди людей есть, но оружия у нас  больше, чем в начале пути. Думаю, охота на испанца будет удачной.
- Да, скажите это людям побыстрее, капитан. И не забывайте, что испанский корабль нам еще нужно обнаружить.
- Сперва я хочу отсюда убраться. Для охраны пленных здесь многовато народа - отошли еще на погрузку. Займи делом. Пусть следят за тем кораблем в конце концов.
- ...Еще раз взяли! Тяни! Помалу!.. Осторожнее на сей-талях!
Казалось, будто он что-то забыл. Что-то не связанное непосредственно с происходящим...
- Капитан, что дальше?!.
Морли. Еще один неуемный. И он будет поумнее Синглтона...
- Что мы и планировали.
- У нас есть убитые, капитан. И несколько раненых.
- Все получат причитающееся. А пока нужно работать, - наскоро отбившись, Флинт поспешил уйти. Клерк все рассчитает, запишет в расходы: журнал за эти пять лет почти исписан, пора заводить новый. Толстый журнал, словно книга. Книга! Проклятье. Он забыл, даже не посмотрел, что стоит у Миллера на полках и есть ли в каюте вообще библиотека. Но должно же быть хоть что-то?
Вернувшись с полпути, он обнаружил, что Гейтс как раз отсылал куда-то Морли. Умница.
- Хэл, - на этот раз он не стал отводить квартирмейстера в сторону, просто притянул к себе, - мне нужны книги. Из капитанской каюты. Сколько сможете взять. Лучше берите все.
Гейтс кивнул. Книги были обязательной частью программы. Насчет книг с капитаном спорить было нельзя. Иногда Флинт изучал полки сам, иногда поручал другим брать все без разбора - в зависимости от того, какие дела планировал для себя.
- Да, капитан. Только... - Гейтс наморщил лоб, - можно, я возьму с собой Билли? Отвлечь паренька. Видите, вон там стоит, сам не свой?
- Какого еще Билли? - Вопрос был задан механически - Джеймса временно заняла мысль, могут  ли у Миллера оказаться "Опыты" Монтеня; Монтень - француз, но давно умерший француз, вдруг Миллер мыслит шире, чем можно подумать, и при этом знает французский? В Лондоне он замечал эту книгу в библиотеке Томаса, но при отъезде они не забрали ее. "Свобода" могла бы увезти на своем борту всю библиотеку, однако из Англии с ними отправились только те книги, которые они упаковали и доставили на корабль заранее, не рассчитывая покидать Лондон дольше чем на три месяца. Исключением стали "Размышления" Марка Аврелия: подарок Томаса с посвящением на титульном листе он взял в самый последний момент, будучи до того не в силах с ним расстаться.
- Ну капитан, Билли... Уильям Мандерли. Который сейчас дрался.
- Бери с собой хоть самого черта. Можешь Билли. Синглтон!..
- Да, капитан.
Тон развязный, но отвечает по заведенному порядку. Хорошо.
- Не спускай глаз с пленных. Кто шелохнется - убивай сразу.
- Понял, капитан.
- Все получат награду за смелость. Молодцы, - похлопать Синглтона по плечу было бы уже излишним, и взамен Флинт подмигнул ему. Это было легко: просто часть роли. Ничего личного.
Вот теперь он может со спокойной душой пойти к Рэндаллу, узнать, сколько пушек уже успели погрузить.
А после Рэндалла... после Рэндалла и проверки хода погрузки он еще раз встретится со своим прошлым. Флинт коснулся эфеса сабли Миллера, заткнутой за широким кожаным поясом, и поклялся себе, что это последний военный корабль, который вынуждает его на такое безумство. Придется быть еще осмотрительнее. Добыть новые сведения об официальных путях следования. Узнать, нет ли изменений относительно британских торговых маршрутов. Разумеется, накладки могут быть: если один корабль несколько лет подряд швартуется в одном месте, это не означает, что так будет всегда. И все же необходимо получить свежую информацию о том, что казалось устоявшимся. Два раза им повезло, однако будь корабль у военных крупнее и лучше вооружен - их разнесли бы в щепки.

...Пожалуй, с Билли стоило поговорить еще раньше, но только Гейтс никак не мог найти подходящий повод. Не спрашивать же, впервые ли тот убил человека в поединке и враждовал ли с убитым. Нет, конечно, об этом можно и нужно спросить... потом, когда полегчает. Так что приказ капитана подоспел очень вовремя.
- Билли, - Гейтс подошел к парню, всем видом демонстрируя совершенную серьезность, - у тебя сейчас будет первое задание. На пару со мной.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (14-08-2017 07:31:18)

+1

46

Еще несколько долгих мгновений Уильям сжимал рукоять кинжала, уже понимая, что Стилман никогда не поднимется. Что он убил его.
Сердце билось в груди быстро, беспокойно. Казалось оно так громыхает, что его могут услышать даже на «Летящем». Уж Мандерли-то слышал преотлично – в голове стоял гул.
Офицер лежал неподвижно, лицо его было искажено в гримасе, но хотя бы глаза были закрыты. Весь мундир – в крови, которой было удивительно много. Уильям не хотел смотреть и не хотел замечать все те мелочи, которые бросались ему в глаза, но не мог отвести взгляд.
Он резко разжал ладонь, отпуская кинжал, и, с трудом сдержав вздох, начал подниматься на ноги.
Мелко дрожали ладони, которые он, не думая, вытер о свою рубашку. Хотелось верить, что это лишь последствия  физического, не эмоционального, напряжения. Но все же, чтобы скрыть эту слабость, Уильям сжал кулаки. Переступил через мертвеца и сделал несколько шагов в сторону. Взгляд от Стилмана он отвел с трудом и только для того, чтобы посмотреть: доволен ли его новый капитан? И что думает команда?
Капитану Флинту, кажется, было уже все равно – так даже лучше. По лицам пиратов, которые расходились по делам, складывалось впечатление, что они посмотрели на представление – и остались, по большей части, довольны. Хотя кто их знает: что они там думают на самом деле? На лицах военных моряков, особенно офицеров, выражения были более говорящие и Уильям просто отвернулся.
Это было одновременно удивительно просто и так невероятно сложно - убить человека. Объяснить словами Уильям не смог, даже если бы кто-то его спросил, но, к счастью, таких любопытных и не было. Матросу не было жаль Стилмана, хотя, быть может, эти сожаления появятся потом, когда нахлынет полное осознание. Но первый помощник сам нашел и создал свою смерть - трудился над этим три года.
Самое ужасное было в том, что Мандерли изменился за эти мгновения и чувствовал это. Изменился неуловимо, незаметно, но бесповоротно; потерял нечто важное навсегда.
Уильям попытался скрыть свои эмоции, спрятать замешательство, и поэтому нахмурился.  Он устал. Не только после короткого боя со Стилманом, но и после того, как его приложило головой во время сражения. Только, несмотря на это, сейчас Мандерли с большим удовольствием тянул бы трос, помогая перегружать пушки, чем стоять здесь и ничего не делать. Лучший способ о чем-то не думать – думать о чем-то другом. Заняться делом, которое поглотит тебя и все твое внимание.
Словно прочитав его мысли появился старик-пират, хотя Уильям, уставившийся в одну точку на палубе, но смотрящий явно гораздо дальше, и не сразу понял, что тот обращается к нему. Мандерли перевел взгляд на пирата, но все равно слова доходили до него дольше, чем следует. Затем матрос встрепенулся, сбрасывая оцепенение, и кивнул, готовый выполнять все, что ему поручат.
Билли, значит? Что ж, так однозначно лучше, чем когда окликают по фамилии. 
- Что за задание, мистер.. ээм?.. – Билли понял, что не представляет как зовут старика, хотя сталкивается с ним за столь короткое время уже не в первый раз. А если он и слышал краем уха его имя, то не запомнил, занятый другими размышлениями. 

[nic]Билли[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

+1

47

- Очень важное задание. - Глаза Гейтса смеялись. - Ответственное. Не справишься - капитан не простит, так и знай. А зовут меня Хэл Гейтс.
Оглядевшись, он поднял с палубы небольшой мешок.
- Это нам понадобится. Пошли.
И Гейтс направился к капитанской каюте.
- Спускайся за мной. Худой ты… кожа да кости. Не шибко добрый у вас капитан, я погляжу? Ничего, тут откормишься. У нас все поровну едят: что капитан, что матрос. Все по-честному, вот так-то, Билли. Билли Бонс, - он усмехнулся. - Каждый имеет право на собственную долю золота… а товар продаем и опять же делим деньги. Капитан и я как квартирмейстер получаем двойную долю. Рэндалл, боцман, и Девис, командир канониров, получают по полторы доли… У плотника и счетовода - доля с четвертью… Хауэлл, доктор, после взятия каждого приза получает тридцать фунтов на пополнение своей аптеки. Кто отличился - награждают помимо установленного. В прошлый раз когда… похожее сражение было, капитан распорядился всем на полдоли больше выплатить, себе выплату не увеличил. Счетовод наш, мистер Нэш*, отговаривал его, а капитан ни в какую. Небось, вас так не баловали? - Гейтс толкнул дверь, перед которой уже давно не стоял на страже морской пехотинец: - Пришли!
Он первым вошел в каюту и с удовлетворением увидел книжный шкаф, привинченный к полу.

Рэндалл не обманул надежд: погрузка шла без помех, хотя и медленнее, чем хотелось бы. Рэндалл был осторожен. Но торопить его Флинт не стал: погрузят на пару пушек меньше, чем могли бы, и ладно.
- Должен сказать вам, капитан, в трюме обнаружили пробоину. Она заделана, но наспех, и долго не продержится. Я отослал плотника с помощником починить там все получше.
- Отлично, Рэндалл. Мне пришлось… отвлечь ребят.
- Я понимаю, капитан. Так мы не берем этот корабль себе?
- Нет. Лучше поскорее отправимся дальше, мы и так потеряли людей. Для управления таким фрегатом понадобится минимум семеро. И кто у нас его купит, посуди? Тич любит такие суда, но Тича в Нассау теперь нет.
- Ну значит, сделаем королевскому флоту ремонт задаром.
- Выходит, так, - спокойно кивнул Флинт.
Рэндаллу можно так ответить. Он и Гейтс - его главная опора. Случись что с ними - кем заменить? Нужно готовить запасные варианты: мало что более непредсказуемо, нежели жизнь пирата, хотя он и стремится организовать все так, чтобы опасность даже для рядового матроса была минимальна. В чем сегодня потерпел сокрушительную неудачу...
- Капитан, на пару слов!
Как он всем сейчас нужен. Ничего, оставшееся подождет.
- Да, мистер Уоттс.
Уоттс был помощником Хауэлла - собранный и ответственный парень немногим за двадцать, который вполне естественно смотрелся бы в мичманской форме. Что касается Хауэлла, он был врачом по профессии, и с ним "Моржу" очень повезло.
- Четверо тяжелораненых перенесены. Еще восемь ранены легко и после перевязки смогут выполнять свои обязанности. Но, - помощник судового врача помрачнел, - восемь человек убито. Итого двадцать пострадавших, капитан. Погибшие тоже уже отнесены на наш корабль.
Убито немногим меньше, чем ранено, в то время как обычно это четверть, реже треть, а не почти половина. Следствие того картечного залпа; сражаться на близкой дистанции его люди умеют.
- Я понял.
Выплата будет такой, что его сбережения после взятия испанского корабля никак не пополнятся. Напротив, придется взять часть из накопленных денег. Выплата родственникам или побратимам умерших – в зависимости от оставленных завещаний, компенсации раненым… Сегодня капитан Флинт далеко не преуспел. Однако и не потерпел поражения. Сейчас главное, чтобы настроение команды с сосредоточенно-рабочего не сменилось на разочарованно-негодующее.
- Уоттс! Если кто-то спросит о потерях, скажите, что пока о них говорить еще рано. Передайте это мистеру Хауэллу. Объявим все после того, как я скажу о выплатах. И тогда же устроим похороны. Можете уже поручить помощнику зашивать убитых в гамаки.
Новичков было около десяти. Согласно обычаю они смастерят из запасов старой парусины гамаки себе сами.
Что же это за маршрут такой и кто отправил эти корабли?.. Легко сказать - Адмиралтейство. Адмиралтейство тоже выполняет приказы. Точно так же как и лорды Адмиралтейства связаны с различными влиятельными фамилиями… Стоит ли во вторую беседу с Миллером повторить заданный вопрос? Флинт вновь закрыл лицо широкой полосой темной ткани.

*

Дюфрейн на 1715 год ни разу не участвовал в абордаже и его называют новичком (5-я серия 1-го сезона, перед абордажем "Андромахи"). В то же время он говорит, что сэкономил команде за прошлый год большую сумму (показывают запись "1055 фунтов"), и позже называет новичка, погибшего два года назад. Исходя из этого, можно сделать вывод, что Дюфрейн появился в команде "Моржа" примерно в 1713 году.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/CLXls.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (16-08-2017 06:01:07)

+2

48

Билли видел, что пират говорит как-то.. не совсем серьезно? Но для самого парня сейчас все было крайне серьезно, поэтому он собирался отнестись к заданию со всем вниманием и тщательностью. Второй раз за один день ошибиться перед новым капитаном – этого он допустить не может. Достаточно вспомнить слова и выражение лица капитана Флинта, когда Билли отказался убивать Стилмана.
Отказался.. а что толку?
Все равно убил.
Матрос старался не думать об этом, но иногда мысль о первом помощнике все-таки проскальзывала. Да и темные пятна на одежде и на руках – засохшая кровь, не давали совсем забыть о случившемся; как и сердце в груди, которое никак не находило покоя и билось быстро, тревожно.
Билли направился следом за мистером Гейтсом, гадая для чего им может понадобиться мешок. Явно что-то собирать. А что такое может интересовать именно капитана?
Первое впечатление о старике пока подтверждалось: он говорил о вещах интересных и полезных. Матрос едва ли представлял какая жизнь и какие порядки на самом деле царят на пиратском судне и каким внутренним законам и распорядкам все подчиняются, поэтому любая информация была полезна.
Парень пожал плечами, когда пират заговорил о капитане Миллере, и хотел оставить этот вопрос без ответа, потому что привык за три года больше молчать, чем болтать. Но затем вспомнил, что нет больше такой необходимости.
- Да, капитан Миллер не слишком.. добрый человек. Скорее наоборот. А кормили нас как положено, – он осекся. Это ведь было не так. Иногда вместо свинины и говядины на борт для матросов поставляли более дешевую конину. И с сухарями существовал способ сэкономить. Офицеры, разумеется, столовались отдельно и их подобные вопросы не касались. – Хотя и не всегда.
Билли чуть дернул уголком губ, не очень весело улыбаясь, когда мистер Гейтс назвал его «Бонс» - это была правда. Наедался Билли не так уж часто. Когда его забрали во флот, он продолжал расти и положенной доли ему постоянно не хватало. Потом он привык к такой ситуации и уже не обращал внимания на постоянно тянущее чувство голода. Капитан, конечно, не стремился держать команду впроголодь, ведь от этого зависела работоспособность, но и радовать изысками и увеличивать порции не торопился, выдерживая тонкую грань между скупостью и щедростью. Исключение составляли редкие случаи, когда, к примеру в Новом Свете, он закупал партию недорогих местных фруктов, которых хватало всем. Только разве фрукты – это еда? 
Настоящая еда – это кусок мяса. И свежий хлеб.
- У нас еще был тяжелый переход через Атлантику, часть припасов испортилась. 
Мистер Гейтс оказался квартирмейстером у пиратов – теперь ясно почему всё, если не вертелось вокруг капитана, то вокруг него. А рассказы про дележ добычи и справедливость при раздаче еды казались какими-то странными. Не то, чтобы бы Билли не верил ему – верил! Но некоторые вещи сложно принять окончательно и бесповоротно, пока не увидишь их собственными глазами и не прочувствуешь на себе.
- Нет, конечно. У нас получают жалованье, но за три с лишним года мне ни разу не заплатили, - бесхитростно добавил Билли, не видя причин скрывать положение дел на «Мстительном». – Вернее заплатили один раз за два месяца.
Он чуть пригнулся, проходя в каюту капитана Миллера. Сюда допускали только офицеров и тех из матросов, что прислуживали во время обедов или ужинов. Так что Билли, босой, грязный и окровавленный, ощущался себя здесь не слишком уютно, словно нарушал какое-то непреложное правило. Вновь пришлось напомнить себе, что законы капитана Миллера больше ничего для него не значат.
Так что за ответственное задание привело их сюда? Один капитан решил забрать все ценности в виде побрякушек и золота другого капитана? Это было бы вполне типично для пирата, хотя важность задания явно была преувеличена.
Парень проследил куда смотрит мистер Гейтс и его взгляд невольно остановился на книгах, пробегаясь по названиям на корешках книг. Книги он в последний раз читал очень давно, еще в прошлой жизни.

Миллер ждал. Кроме этого ему оставалось только размышлять, но размышления были тяжелые, вязкие – в них можно было утонуть.
Он думал о своей судьбе: умереть хотелось легко, без мучений. Хуже смерти может быть только смерть позорная, когда тебя пытают, заставляя визжать и выдавая секреты – и некоторые пираты были способны сотворить такое.
Он думал о капитане Флинте, но никаких новых мыслей в голове не возникло. Память, словно в насмешку позволила заглянуть в прошлое, приоткрыв крохотную щель, но отворить дверь полностью не позволяла. И почему-то было обидно умереть, так и узнав тайну Флинта.
О судьбе экипажа капитан Миллер не думал – их жизни не в его власти.
Пираты разграбили трюм, что не забрали, то разбросали, выискивая самое ценное. Правда слишком довольными добычей они не выглядели.
Судя по отдаленному шуму на палубе среди команды что-то происходило, затем все приутихло. Еще перегружали пушки – это он понял по фразам, которыми обменялись пираты, осматривающие трюм.
Корабль обдирали как только могли. И это злило. Эта злость заставляла держаться. Злость, ненависть и.. интерес.

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

+1

49

- Ну... тут-то тебе платить будут. Заживешь не то чтобы очень богато, но и бедствовать не станешь, и на будущее копить сможешь. А если очень повезет... Ух!.. Знаешь, и таверны такие как мы порой открывают, и гостиницы, - Гейтс подошел ближе, тоже почитал надписи на корешках. - Капитан любит книги, - наконец пояснил он. - Сказал брать все. Так, кто у нас здесь... Шекспир... Макиавелли. "Об искусстве войны", "Государь"... Шекспир и Макиавелли у нашего капитана, помнится, есть, но черт бы меня побрал, если я помню, что именно. Так что да, Билли, от греха заберем все. - Гейтс взял первые несколько книг и положил в мешок: не особо бережно, но и не кидая. - Ох ты! Вот такой не припомню. Дорогое издание. - Он взял с полки томик в синей бархатной обложке. - Мон...тень.
"Опыты" Монтеня отправились в мешок вслед за трудами Макиавелли, и тут Гейтс припомнил вопрос, которым задался при приемке Мандерли в команду.
- Ты обучен грамоте, Билли? Схожие вкусы-то у твоего бывшего и нового капитана. Смотри, тут римляне... И греки, что ли? Капитан разбирается во всем этом, а я, хоть уже пять лет с ним плаваю, не научился отличать. Капитан ценит грамотных, хотя, на мой взгляд, матросу грамота лишь голову забивает.
Гейтс понимал, что заболтался, однако по природе был человеком разговорчивым, а ответы парня приходились ему по душе. Разговор, что попойка: понимающий напарник очень важен.

Джошуа по-прежнему был поблизости, наблюдая за белым человеком, самым важным из нынешних врагов. Он не досаждал ему, не выказывал своего присутствия, но почитал своей обязанностью присматривать за ним. Что будет с этим человеком? О, вот и капитан идет. Идет, чтобы убить или объявить, что возвратит своего врага свету? Капитан не любит лишних убийств, но потери велики, и достаточно ли крови пролили враги, чтобы ущерб был соотносим?
Капитан отсылает всех помогать мистеру Рэндаллу? И его? Он недоволен? Джошуа хорошо нес свою службу, этого человека стоило бы приковать, а не оставлять здесь просто связанным. Джошуа не досаждал пленнику; может, тот вообще не заметил его. О, все дело в том, что людей на погрузке пушек нужно сменить? Да, Джошуа там будет нужен. Да помогут боги капитану!
...Флинт проводил взглядом исполина-африканца и повернулся к Миллеру.
- Что ж, поговорим еще раз. Скоро этот корабль снова будет в вашем распоряжении. Как видите, те, кого в так называемом цивилизованном мире называют пиратами, не обязательно убийцы. Правда, вас пришлось обворовать: должны же мы получить хоть какую-то компенсацию за этот бой. Еще раз предлагаю вам поделиться со мной сведениями о цели своего плавания. Но не отвечайте сейчас - знаю, вы хотите отказать. Пока сделаем вот так… - достав пистолет и направив его на Миллера, Флинт принялся развязывать тому руки. - Снимайте кафтан и камзол - до сорочки. Ваша форма плохо действует на моих людей, и я не уверен, что смогу вас защитить. И честно говоря, я их понимаю.
Флинт не знал, пойдет ли Миллер на взаимодействие, особенно учитывая, что за поясом у него пока что была миллеровская сабля, но не предпринять такой шаг значило предать все, что он ценил в воззрениях Томаса.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sf.uploads.ru/7yKaS.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (18-08-2017 05:59:53)

+3

50

Билли думал о том, что сказал мистер Гейтс: и о еде и о деньгах. Он не мог не думать о том, что купит себе, когда у него появятся собственные звонкие монеты. Например, он купит себе сапоги. На что еще тратят деньги? На удовольствия: женщин, еду и выпивку. Но мысли о деньгах, хотя и были приятными, но не захватили его без остатка. Самую ценную награду он, хотелось в это верить, уже получил – свободу. А деньги.. что ж, деньги будут приятным дополнением к этому. Хотя в возможность открытия таверны или гостиницы верилось с трудом, почему-то Билли казалось, что большинство пиратов так и умирают в море в тщетных попытках скопить себе состояние.
Но в любом случае пока выходило так, что гораздо лучше быть пиратом, чем военным моряком.
Только в Англию он вернуться не сможет.
И еще не вернуть то самое, странное, чувство.. когда он убил мистера Стилмана.
- Книги? Важное задание – это книги собрать? – вырвалось у Билли. Вопрос не требовал ответа, скорее это было высказанное вслух удивление. И не то, чтобы он возражал – с таким заданием сложно оплошать, но все же.. все же и это задание парень собирался выполнить без нареканий.
Какой странный пиратский капитан – этот капитан Флинт!
Матрос еще раз вытер руки о свою одежду, хотя вряд ли они стали от этого чище, и подошел к шкафу, с осторожностью доставая книги и складывая их в мешок. В его семье книги ценились и уважались. Это были кусочки знаний и бесценных мыслей умных людей – как можно относиться к ним пренебрежительно?
- Да, я умею читать и писать. Могу вести счетные книги, - Билли достал очередной томик:
«Новое путешествие вокруг света» Дампира, на миг замер, а затем отправил ее к остальным книгам.
Он так и не понял: хорошо или плохо, что он обучен грамоте. По словам квартирмейстера выходило, что это – лишнее, а капитан вроде и не против – по словам, опять же, мистера Гейтса.
- Надеюсь, что это единственное сходство капитана Флинта с капитаном Миллером, - неожиданно заметил Билли. – Ваши люди выглядят довольными, хотя на «Мстительном» и взять особо нечего. Мы просто корабль сопровождения.   
Он выпрямился, протягивая руку за очередной книгой. 
– Мы будем искать здесь другие ценности?

Любое ожидание заканчивается. Вот сейчас, когда раздался мерный звук шагов, капитан Миллер почему-то сразу понял – это не очередной пират шныряет по судну, в надежде поживиться остатками того, что могли пропустить другие.
Капитан лишь чуть повернул голову, глядя как уходит чернокожий пират, а затем все так же, не говоря ни слова, посмотрел на Флинта, который по прежнему прятал лицо. Прячет – скрывает, значит подозревает, что Миллер может узнать его?
В полумраке видно было скверно и никаких новых подсказок, способных помочь капитану, получить не удалось. Спросить? Эта мысль тут же выветрилась из головы, когда пират сообщил о том, что корабль будет в распоряжении военных.
Капитан Миллер не боялся умереть в бою – это его работа и его долг. Но и глупо разбрасываться своей жизнью, когда есть шанс сохранить ее, он не собирался. Однако возникшую легкую надежду мужчина тут же с презрением отбросил прочь: кажется, жизнь ему сохранят только в обмен на информацию, а этому не бывать. Лучше потерять жизнь, чем честь.
Он упрямо вскинул голову – Флинт все верно понял, отвечать на его вопрос о миссии Миллер не собирался. Взгляд капитана скользнул по его собственной сабле, присвоенной пиратом, а затем – по пистолету. И думать нечего пытаться что-то сделать. Руки были стянуты слишком крепко, пальцы затекли и слушались с трудом.
Миллер немного помедлил, но затем все же начал раздеваться, хотя и не видел для этого причин. Мучительно долго он расстегивал непокорные пуговицы на камзоле, но зато пальцы вновь начали обретать чувствительность. И за все это время, пока он не снял кафтан и камзол, капитан не проронил ни слова – не было необходимости. Осыпать врага проклятиями – глупо и бессмысленно. Вести с ним разговор – к чему?
Хотелось спросить из какой-такой цели пирату защищать военного, но вряд ли именно на этот вопрос Миллер получит внятный ответ. В гуманность пиратов он все равно не верил. Все подвержены своим страстям и своим собственным целям.
- Что вы намерены предпринять дальше?

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

Отредактировано Уильям Мандерли (18-08-2017 10:10:03)

+3

51

- Да уж, Билли, если бы вы везли что-то важное, то были бы осторожнее, - хмыкнул Гейтс. - Бери что хочешь. Ценности - столовое серебро, драгоценности или деньги - обязан будешь сдать. Все будет поделено или обращено в монеты, когда прибудем в Нассау. Вот, держи, - он сунул Билли в руки абордажный топорик. - Взломай рундук, если он закрыт. Возьми себе смену белья, на это каждый имеет право.
Почти все книги были убраны в мешок. Гейтс задумался над тем, брать ли пару справочников - по судовождению и по баллистике, но капитан сказал брать все, и он отправил эти книги к остальным. В чем-то Флинт был гораздо снисходительнее других капитанов - собственно, порой он вовсе не казался жестоким, а в чем-то с ним было гораздо труднее, чем с теми, с кем доводилось Гейтсу разбойничать на морях. Гейтс провел в море почти пятьдесят лет, он плавал с самим Генри Эвери, положившим начало пиратской вольнице в Нассау, но Флинта он так и не раскусил. Гейтс не спрашивал его о прошлом; Флинт всем - и речью, и манерой держаться, и количеством  специфических знаний - напоминал бывшего военного, и Гейтс так для себя и решил: бывший офицер. За пять лет, что минули с момента их знакомства, его ничего в этом не разубедило.
Однажды он спросил. Было это примерно через полгода после их знакомства. "И откуда же вы такой здесь взялись, капитан? Готов поспорить, некоторые из ваших людей знают ваше прошлое. Однако они молчат, словно воды в рот набрали, обо всем, что касается вас. Нассау - особый край, убежище для тех, кого не принял цивилизованный мир и кто любит свободу. У вас есть привилегия этого края: возможность не вспоминать прошлое. Однако расстались ли вы с ним?" Флинт посмотрел на него так, словно хотел в душу заглянуть, и спросил: "А как ты думаешь, Хэл?" - "Я думаю, что нет. Вы не похожи на любителя приключений. Вы похожи на профессионала". – "Разве здесь мало бывших профессионалов, Хэл? Каждый чем-то да занимался до того, как прибыл сюда. Пойдем выпьем". Вот и весь сказ.

- Дальше я снова предложу вам рассказать мне, какой корабль и с какой целью вы сопровождаете. Собственно, я уже предложил. За мое не самое плохое к вам отношение - предоставьте мне информацию. Я не стану нападать на этот корабль. - Джеймс мог бы сказать: "Даю слово офицера", слово, под которое даже военные враждебных держав отпускали пленных на прогулку, но он уже не был офицером, и произнести такое стало бы чем-то вроде кощунства. - Мы пролили достаточно крови, отчего бы не восстановить равновесие добра в этом мире взаимным сотрудничеством? Руки, пожалуйста, назад, мне нужно их снова вам связать.
Можно было вывести Миллера и не связанным, но сюрприз от него в последний момент был бы очень некстати. Миллера ждала еще одна неприятность, но по сравнению с тем, какой беды он избежал, неприятность эта являлась сущей малостью.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sf.uploads.ru/7yKaS.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (20-08-2017 03:53:58)

+1

52

Матрос слегка покачал головой, не соглашаясь с мистером Гейтсом:
- Я с капитаном Миллером хожу больше трех лет. Он пиратов никогда не отпускает.
И всегда капитан Миллер побеждал, кроме сегодняшнего дня. Может быть и жаль, что никто раньше над «Мстительным» вверх не взял. 
Билли принял топорик и на несколько мгновений растеряно замер. Говоря о ценностях в каюте капитана Миллера, он имел в виду: забрать их для капитана Флинта, а не для себя или команды. Может будь существует некий пиратский закон, что все ценности одного офицера переходят к другому? Получается, что – нет. Делят поровну все.
Книги – тоже?
Эта мысль даже ему, несмотря на тяжесть ситуации, показалась забавной.
Еще забавнее было то, что воровать по настоящему, а не так, как в детстве и юности, ему до сих пор не доводилось. Впрочем, это должно быть легче, чем убивать. А уж если встал на дорогу пирата, то и жаловаться нечего. Немного отстраненно, перекинув топорик из порезанной правой руки в левую, Билли подумал о том, что если он задержится в этой команде, когда-нибудь убивать и грабить будет совершенно не задумываясь и не терзаясь угрызениями совести. Это станет просто работой. Потом. Но не сейчас.
Рундук был закрыт, но матросу хватило двух ударов, чтобы выбить замок вместе с кусками дерева. Внутри и вправду нашлось завернутое в ткань столовое серебро. Его Билли отложил в сторону, попытавшись отвязаться от глупой мальчишеческой мысли: как будут выбирать кому из команды вилка, а кому ложка достанется?
Больше ничего ценного в сундуке не было, за исключением одежды. Парень с сомнением вытащил одну из рубашек, смутно подозревая, что она может оказаться мала ему в плечах. С другой стороны замечание мистера Гейтса о одежде, пусть и не намекало напрямую, но было справедливым – «Мстительный» шел из Старого Света слишком долго, а пресная вода была слишком ценной, чтобы тратить ее на стирку и мытье. И хотя шторм не один раз заставил матросов «помыться», так что в волосах до сих пор находились мелкие крупинки соли, с одеждой нужно было что-то делать. Лучше всего выкинуть, заменив на новую.
Билли закинул рубашку на плечо и выпрямился. Наверняка у капитана были в каюте еще ценности. Например, на столе матрос видел тонкую серебряную рамку с миниатюрой семьи: женщина и двое ребятишек, но почему-то не хотел ее трогать. Одно дело воровать вещи Миллера, но взять эту рамку – все равно что покуситься на семью. 
И как хорошо, что это – не каюта Стилмана. Рыскать в вещах только что убитого тобой человека – хуже не придумаешь. Перед глазами вновь возникло безжизненное лицо офицера, кровь, пропитавшая одежду и лужицей расползающаяся по палубе. Билли нахмурился, пытаясь отвязаться от этих мыслей, но не очень получилось. Зато на крае сознания вдруг замелькало некое непонимание, быстро переросшее в вопрос:
- Мистер Гейтс, там, на палубе.. зачем капитан Флинт это устроил? Если он хотел убить мистера Стилмана за неповиновение, то приказал бы кому-нибудь из команды или сам.. но он предложил новичкам.
А Билли повелся. Повелся на слова и на этот взгляд капитана - вкупе с собственным желанием отомстить отказаться было невозможно. Только вот вряд ли это был такой жест доброй воли: стал пиратом – убей своего бывшего офицера.
- Это была проверка? Или?
Даже если проверка, то только для одного человека. А остальные? Или здесь был расчет на что-то другое? Только на что именно Билли пока не мог сообразить. Был ли тому причиной недостаток опыта или раскалывающаяся от боли голова – не важно. Да и капитана Флинта парень совсем не знал – может он на каждом захваченном корабле такое устраивает. Но, раз уж он по своей глупости принял во всем этом участие, то хотелось хотя бы знать – ради чего.

Без верхней одежды Миллер ощущал себя совершенно беззащитно. Это было странное и, без сомнения, ошибочное впечатление – будто кафтан может защитить его лучше оружия! Но все же было в этом нечто.. словно безмолвный приговор.
И отобрать последнее – честь, он не позволит. Жизнь уже второстепенна. 
Ростом они с капитаном Флинтом были одинаковы, но капитан Миллер, едва вновь услышав вопрос про «Летящий» посмотрел на пирата будто свысока и с легким, едва ли видимым в полумраке, презрением.
Неужто пират и вправду решил, что своим сносным обхождением с пленником заставит офицера военного флота раскрыть все тайны? Или это просто прелюдия: попробовал уговорить добром, а теперь покажет насколько жестокой может быть обратная сторона?
Почему-то возникала мысль о протаскивании под килем, но капитан Миллер решил не озвучивать ее, чтобы не подавать лишних идей.
И вновь офицер подумал о том, чтобы броситься сейчас на Флинта, но вновь отказался от этой мысли – очень уж он в невыгодном положении, а противник к тому же еще и непрост. А если нет шансов, то и пытаться не стоит. Возможно, кто-то на месте капитана и решился бы на такой шаг, предпочтя быструю смерть сейчас, чем возможные мучения дальше, но только не Миллер, который никогда не шел простым путем. Потому что знал: простых путей не бывает, это лишь обман, созданный недостатком информации.
Капитан завел руки за спину, позволяя вновь стянуть запястья веревками.
Не собирается нападать? Да уж, конечно! Зачем нападать, если нет уверенности, что это будет стоить понесенных во время боя потерь! Слово пирата – лишь слово пирата. Пусть даже призрачное ощущение, что они знакомы,  так и не покидало мужчину. Но это – лишь ощущение и ничего не значит.
- Я ничего не скажу, - повторил он свои собственные слова. 

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

+1

53

- Не знаю, Билли, - честно ответил Гейтс. - Знаю одно: наш капитан - мастер пользоваться моментом. Он из таких ситуаций выкручивался, когда уж впору отчаиваться. Вот как сейчас. Уверен, у него были на то соображения. И уверен, меньше всего он в тот момент думал о тебе. Флинт - неплохой человек, однако понять его порой сложно. Хочешь, - Гейтс усмехнулся, - спроси его сам. Да, совсем забыл сказать, Билли! - воспользовался он возможностью сменить тему. - У нас каждый может подойти к капитану. Не как на королевском флоте. Капитан знает и ценит каждого.
По правде Гейтс сомневался, что Флинт станет откровенничать на этот счет даже с ним, своим квартирмейстером. Зная Флинта, он допускал, что тот просто тянул время, но зачем? Бои на потеху были не в характере Флинта. Отвлекал внимание? От чего? Вспомнился вопрос Синглтона о капитане этого фрегата и ответ Флинта: "Собираюсь его допросить". И потом - "сделаю еще одно дело". Опять таинственность, будь она проклята, вот то, что он не любит во Флинте. И Билли почувствовал то же. Умный парень.
Гейтс положил серебро к книгам и завязал мешок. Книги Флинт забирал себе, это было его обговоренной привилегией. Да никто и не возражал: книга в Нассау особой ценности не представляла, фирму Гатри печатные издания не интересовали. За все эти годы было лишь несколько фолиантов с дорогим окладом. Драгоценные камни из оклада вынимали, после этого сочинения оказывались у Флинта. Часть добытых книг хранилась в его каюте на корабле, часть он забирал в дом Барлоу, у которых предпочитал останавливаться, и все знали, что не заинтересовавшие капитана издания отправляются в книжную лавку. Не слишком выгодным предприятием была эта лавка, и владелец ее, мистер Мэйфилд, торговал там нерегулярно, в основном в сезон дождей, в другое время предпочитая обретать деньги в море. За книги он брал недорого, а иногда и вовсе их дарил, и видно было, что это занятие у него - больше для души, чем для заработка. Таким образом в Нассау происходил своего рода книжный круговорот.

Флинт кивнул.
- Понимаю вас. Но этот ответ не избавляет меня от необходимости вас допросить.
Еще в бытность военным моряком он считался очень хорошим бойцом. Знал, куда, как и с какой целью надо бить, сила удара у него была отменная, и с тех пор опыт его только рос. Можно ударить так, что рука почти не пострадает, а противнику придется тяжело: бить не костяшками, а фалангами, сжать кулак в момент удара и вложить в удар весь свой вес, двигаться всем телом.
Так он и ударил Миллера в лицо: правой рукой, опираясь на правую ногу и развернувшись для большей силы. Удар пришелся в скулу, и тут же, не медля, Флинт врезал пленнику в нос. Удар относительно безвредный, но болезненный и, самое главное, кровавый, что и требуется для того, чтобы убедить команду: допрос проводился с должным упорством.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sf.uploads.ru/7yKaS.jpg[/ava]

+1

54

Тот факт, что капитан Флинт, устраивая казнь, едва ли думал о участниках больше положенного, Билли не сомневался – весь его трехлетний опыт говорил об этом. И уж точно капитана не волновало кто именно станет убийцей, а Билли просто попался под руку. Сам виноват, болван!
Только, после слов мистера Гейтса, сомнений не оставалось: для чего-то это все капитану было нужно именно в этот раз и, наверняка, он получил то, что хотел. Как и его команда – кровавое зрелище. Впрочем, как и отомстивший своему обидчику Билли.
Если бы сейчас еще не было так паршиво.
Но прошлого не изменить, остается только проглотить случившееся и извлечь из этого бесценный урок. Какой именно – он еще успеет подумать, когда хоть немного больше узнает пиратскую команду.
И на лице матроса отразились все нехитрые эмоции, когда он услышал предложение квартирмейстера обратиться со своим вопросом к капитану. Главным образом в глазах Билли была видна простая мысль – ни за что. Капитан Флинт уже успел нагнать на него жути и пытаться поговорить с ним о том, о чем тот уже, верно, и забыл, было бы крайне глупо. Откровенно говоря, сейчас Билли вполне был бы доволен, если бы капитан забыл и не вспоминал о его существовании еще несколько лет подряд.  
А слова о том, что капитан знает и ценит каждого матроса и вовсе казались абсурдными. Где находится капитан, а где – простой матрос! Эта нехитрая мысль тоже шла из опыта службы на «Мстительном» и изменить эту убежденность могло, пожалуй, только время.
Но обижать мистера Гейтса, который ему нравился, своим недоверием Билли не хотел.
- Понятно, - парень на мгновение поджал губы и коротко кивнул. Затем протянул старику топорик, возвращая оружие, и подхватил мешок с книгами и серебром, готовый отнести его куда будет сказано.  
Вопросов было много, но один из них они уже немного затронули в разговоре раньше, теперь осталось лишь развить мысль.
- Вы.. мы не будем брать «Летящий»?
По мнению парня, если бы целью был «Летящий», то пираты не стали бы перегружать пушки, теряя время и увеличивая осадку своего корабля. Они бы уже начали преследование.
А если «Летящий», на котором везут нечто ценное – это знали все, пусть даже характер груза не был известен, изначально не являлся целью команды капитана Флинта, то их встреча – чистая случайность.
- Вы ведь не ждали встретить нас здесь, охотились на кого-то другого?

  

Вот они и пришли к неизбежному – к допросу. Несмотря на все слова пирата капитан Миллер ожидал чего-то подобного, хотя сам удар, как первый, так и второй, стали для него своеобразной неожиданностью.
Первый удар – в скулу, заставил отступить на шаг, второй – принудил припасть на одно колено, иначе на ногах удержаться было сложно. Вспыхнула резкая боль, от которой капитан Миллер на миг задохнулся. По коже пробежали дорожки крови, капая с подбородка и обильно стекая по шее вниз.
Избивать связанного – что ж, вполне в духе пиратства. Если бы у Миллера была возможность ответить, то он, несомненно, вернул бы удар противнику. Но сейчас у него не было ни шанса, ни возможности – в первые мгновения он был несколько дезориентирован. Но затем мужчина поднялся на ноги, собираясь держать следующие удары. Ползать перед капитаном Флинтом на коленях он не будет, а на палубу упадет только когда совсем не останется сил.  
Одно оставалось неизменным: злость во взгляде, приправленная презрением.
 

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://s2.uploads.ru/t/potQe.jpg[/ava]

Отредактировано Уильям Мандерли (21-08-2017 07:43:55)

+2

55

- Охотились на другого, да, и надеемся поохотиться, - Гейтс почесал подбородок. - Есть один корабль, что постоянно курсирует от Харбора к Бостону, к нему здесь привыкли и контролируют его перемещение. "Скарборо". Его капитан, верно, думает, что надзирает за Багамами. Испанцы и французы осторожничают на море этот год, как и англичане с союзниками. В газетах писали, что Мальборо в опале, видать, что-то не ладится у них там наверху. И тут вы взялись. Ох, пойдем наверх, Билли, мы с тобой что-то заболтались. Может, возьмем еще тот испанский корабль, что наметили. Капитан наш, Флинт, он на англичан вообще не нападает. Не грабит в смысле. Вас, конечно, пообчистили... ну а как иначе? За потери что-то ведь нужно обрести, - Гейтс пошел впереди, надеясь обнаружить на верхней палубе Флинта.

Флинт легко выдержал взгляд. Ну, попробуем иначе, раз Миллер намерен стать мучеником.
- Советую вам принять менее вызывающий вид, капитан. И побыстрее, пока мы еще одни. Хотите, чтобы я был вынужден отдать вас команде? Вы хорошо представляете, что с вами могут сделать? А у меня есть возможность спасти вам жизнь. Но для этого мне нужно ваше сотрудничество.
Проклятье.
- Подыграйте мне, и останетесь живы. Не захотите подыгрывать - актерской игры от вас не потребуется, я все возьму на себя. Прольем еще немного крови.
Способен ли Миллер понять, что пират, который хочет пытать, уже бы к этому приступил? Или, напротив, он понимает это очень хорошо и потому так ведет себя?
Как бы там ни было, он открыл карты настолько, насколько мог. Он капитан до тех пор, пока это устраивает его людей. Как только пленный королевский офицер покажет, что у него хребет крепче, можно начинать читать Библию. То же случится, если их заподозрят в сговоре.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sf.uploads.ru/7yKaS.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (23-08-2017 03:46:27)

+1

56

Почему-то при названии «Скарборо» по коже пробежали мурашки, словно Билли в один миг оказался в холодной воде, а затем его опалило обжигающее солнце. Странно и необъяснимо. Парень никогда не был на борту того корабля, хотя в разговорах офицеров и проскальзывало это название – с чего такая реакция?
Самый простой ответ: сказывалась напряженность ситуации, не столько физическая, сколько эмоциональная. Хотя и голова раскалывалась - просто кошмар и порез на руке саднило.
- Почему вы не нападаете на английские суда? У вас есть каперское свидетельство?
А если вдруг есть, то почему произошла схватка с «Мстительным»? Кажется, Мандерли начинал путаться в том, что и почему происходит.
Если ты пират, то в чем смысл упускать шикарный кусок добычи в виде английских кораблей?
Направляясь следом за мистером Гейтсом Билли поднял правую руку (в левой он нес мешок с книгами) и прикоснулся к краям раны на голове, которые неприятно расходились в стороны. Хорошо, что кровь, пошедшая вновь после драки, остановилась.
Перед глазами опять возник мистер Стилман, мертвый и окровавленный. Пришлось несколько раз торопливо моргнуть, прогоняя видение прочь.
Матрос беззвучно вздохнул, поднимаясь на палубу. 
Ему хотелось задать еще один вопрос: когда они пристанут к берегу? Когда им, новичкам, можно будет сойти? Мысль о том, чтобы вновь оказаться на твердой земле, казалась бесконечно привлекательной. Но спрашивать об этом он не решился, опасаясь, что его неправильно поймут.

Кровь из носа заливала рубашку. Дышалось с трудом. Но это все были мелочи, совершенно незначительные по сравнению с задачей, которую задал Миллеру Флинт. 
Этот чертов Флинт! Почему, в конце концов, он не может сказать четко и прямо, что ему требуется?
Подыграть? Они что, трагедию разыгрывать здесь собираются? Здесь бессмысленно. Наверху, перед пиратами и командой? Подыграть – пресмыкаться перед врагом?
Кем после этого будет считать его команда?
На одной чаше весов жизнь, на другой честь и возможность ее запятнать.
На мгновение Миллер внутренне дрогнул – он хотел жить и эту жажду жизни можно было затушить только одним способом.
Чего хочет Флинт?
Да, он сказал уже – информации о «Летящем». Как и Миллер ответил, что ничего не сообщит ни о корабле, ни о его грузе. Повторяться нет смысла.
- Какого дьявола вам нужно? – Миллер не хотел, но слова, помимо его воли, прозвучали устало. Да и голос звучал глухо из-за разбитого носа.
Что с ним могут сделать пираты Миллер хорошо представлял – и смерть покажется легким выходом.
- Поступайте так, как считаете нужным. Но я не сделаю ничего, что пойдет в разрез с моим долгом перед Англией и честью. 

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://sd.uploads.ru/t/Ge9DW.jpg[/ava]

+2

57

Гейтс остановился у люка, никуда пока что не отходя. Присутствие капитана поблизости не отмечалось.
- Да, Билли, нападай мы на английские суда, все были бы довольны путем меньших усилий. Но у капитана такое правило - не нападать на корабли Ее Величества. Не трогаем мы обычно и корабли дружественных держав - португальцев там или голландцев*. Как каперы, да. Без свидетельства. Так что для Короны мы все равно пираты, Билли. Воры, заслуживающие виселицы.
Куда запропастился Флинт? Гейтс бросил взгляд на паренька: тот выглядел уставшим.
- Знаешь что, Билли, давай-ка иди на наш "Морж". Корабли скоро расцепят. Мешок поставь у дверей каюты капитана. Она там, где и полагается. У тебя есть какие-то вещи, которые ты хотел бы забрать? Тогда сперва сходи за ними. Навряд ли твои сокровища разграбили, - Гейтс невесело хмыкнул. - Когда отплывем отсюда, капитан выступит перед командой, расскажет о планах и пояснит правила. Не вздумай ни с кем задираться. Если тебе будет что-то нужно, скажешь, тебя поддержат по первости.

Он открыл карты настолько, насколько мог. Дальше оставалось только представиться. "Помните ли вы застолье в компании капитана Беррела в плимутском порту на "Отваге"? И некоего лейтенанта, которому капитан поручил разрезать огромный торт из желе, напоминающем яркое изваяние из мрамора - по цвету, но не по твердости? Этот лейтенант очень старался, чтобы куски выходили поаккуратнее, но ваш кусок все же свалился на бок. И лейтенант был донельзя смущен, но вы милостиво пошутили и не показали недовольства".
Флинт отошел и зачерпнул ковшом дурно пахнущей воды из бочки. Затем вернулся и плеснул из ковша пленнику на голову.
- Охладитесь.
Смылась часть крови с лица, но на рубашке ее было достаточно. Еще один ковш был вылит Миллеру на плечи, и затем Флинт окинул его оценивающим взглядом. Пойдет. Пленника очень, очень старательно топили в бочке с водой, окунали головой, и тот захлебывался. Может быть, это представят. Флинт отбросил ковш.
- Охладились, капитан? Пойдемте наверх. Я смею надеяться, отсутствие гневных взглядов по сторонам не опорочит вас перед Англией. Думайте об Англии и молчите, больше от вас ничего не требуется.
Он вынул из ножен палаш - это эффектнее, чем пистолет, взял Миллера за шиворот и слегка подтолкнул вперед.
- Вперед, к свету, капитан. Верьте в то, что вы задержитесь на нем еще на долгие годы.

*

В нашей АУ: правила в отношении союзников у Флинта изменились в 1712 году.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sf.uploads.ru/7yKaS.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (25-08-2017 04:22:55)

+1

58

Вроде бы мистер Гейтс и ответил, но в то же время яснее ситуация не стала. Видна была четкая граница между теми, кого грабят пираты, и теми, кого не трогают, но почему так происходит – осталось покрыто мраком тайны.
Пираты, которые по собственной прихоти не трогают англичан и их союзников. Которые почему-то слишком лояльны к Англии? К Англии? Правило капитана..
В этом что-то крылось, что-то неуловимое, недосягаемое. Билли не понимал, что именно.
Ладно, это мелочи. Это все он еще успеет узнать у членов команды. Потом. Когда будет время для досуга, потому что, по сути, информация эта совсем не была важна: он будет делать так, как скажет капитан; матросы не должны задавать много вопросов.
Парень кивнул, когда ему было сказано отнести книги и серебро к каюте капитана, а затем медленно покачал головой.
Хранить ему было особенно нечего. Ни денег, ни сувениров из дальних стран. Все самое ценное было на нем. Мелочи разные, мусор – не стоят того, чтобы за ними возвращаться. Оставляя прошлую жизнь нельзя хвататься за безделушки.
Выброси – и начни все сначала.
Он только нахмурился, услышав рекомендацию ни с кем не ссориться – и не собирался. Если только тот дикарь, с которым ему пришлось сражаться рядом с орудиями и которому он врезал щеткой и пнул, не затаил на него злобу. Кто их знает – пиратов.
- Хорошо, - немного растеряно ответил Билли. – Я постараюсь. 
Про поддержку он тоже узнает потом, хотя, по сути, ему ничего не было нужно: руки, чтобы работать, у него были. Разве что пить сильно хотелось.
Он направился было к мосткам, по которым можно было перейти на пиратский корабль, но остановился. Замер на несколько мгновений – можно было подумать, что он прощается с «Мстительным», хотя это было совсем не так.
Его грыз неправильный, совершенно неуместный в этот момент интерес.
Билли все же обернулся, глазами находя место недавнего сражения – отсюда ему все было видно хорошо. Находя и свою прежнею команду и пиратов, что охраняли военных, и мистера Стилмана, тело которого так и лежало там, где оставил его Мандерли. Кинжал все еще торчал у него из груди.
Билли и сам не знал зачем он обернулся и что именно надеялся увидеть.. или не увидеть. Но почему-то вспомнилась зима в Лондоне и как его мобилизовали. Вспомнилось разбитое лицо офицера и его слова, прозвучавшие как приговор на долгие годы.
И все вместе это вдруг принесло почти животное удовольствие от свершившейся мести.

Миллер зажмурился и чуть отвернулся, когда ему на голову полилась вода.
Какого черта?
После второго ковша воды прояснение не наступило. Флинт, так и скрывающий свое лицо, объяснений давать не собирался. А капитан Миллер не собирался повторять свой вопрос – это бессмысленно и бесполезно. Они будто говорили об одном, но совершенно о разном.
Так что выполнить данную рекомендацию – молчать, оказалось совсем не сложно. Кровь из разбитого носа еще текла, заставляя время от времени хватать воздух ртом.
Первый шаг вперед был самым трудным – словно на эшафот шагать приходилось. Затем отчего-то стало легче.
Откровенно говоря, Миллер пока так и не понял: собирается убить его Флинт или нет. И насколько это зависит от того даст ли он ответ о грузе на «Летящем». И даст ли ответ на этот вопрос мистер Стилман – вот уж кто скорее развязал бы свой язык. Но подбрасывать такую подсказку пиратам капитан Миллер не собирался. Да и, к тому же, он не знал выжил или нет его первый помощник во время абордажа.

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://sd.uploads.ru/t/Ge9DW.jpg[/ava]

+1

59

Они вышли на верхнюю палубу. Время предъявить результат допроса. Теперь Флинт прошел на шканцы, к штурвалу. К ним потянулись пираты, не занятые в погрузке; кто был занят работами с Рэндаллом - опускали очередную пушку на палубу "Моржа". Она вот-вот должна была коснуться выскобленных добела досок. "Морж" капитана Флинта не был грязным кораблем, во всяком случае в начале плавания.
С облегчением Флинт увидел Гейтса: его авторитет и способность договариваться с командой сейчас могли пригодиться. Их взгляды встретились; тем временем пушка была поставлена на нужное место, и у разворачивающейся сцены появились новые зрители.
- Я прошу у вас внимания! Внимание! - выкрикнул Флинт. Концом палаша он коснулся груди Миллера. Время актерствовать и врать, врать и актерствовать. И надеяться, что впоследствии никто не докопается до правды. Не должен докопаться, учитывая, что к Багамам они пока возвращаться не собираются. - Мы все гадали: что это за корабли на этом пути, почему мы встретились с ними. Что за неожиданный маршрут английского корабля с военным сопровождением в этом месяце. Мы привыкли к нашему ненаглядному "Скарборо" и спрашивали себя: что такого везет один гребаный корабль и какого хрена неймется второму. - Флинт убрал палаш в ножны, но положил руку на пистолет. По очень веской причине ему следовало быть наготове. - Я это выяснил. Гребаный корабль везет ткани, порох, оружие и саженцы из предместий старой доброй Англии! Да несколько полотен бездельников-живописцев, что незаслуженно высоко ценятся в Старом Свете. "Скарборо" сейчас швартуется в Бостоне. А лорды-собственники решили сделать нежданный подарок мистеру Гатри. Видно, подумывают о том, как сделать его губернатором!
Грянул хохот. Время произнести главные слова. Всем пиратам Нассау известно, что фирма Ричарда Гатри значит для сбыта награбленного. Другие варианты продать товары есть только у плантаторов с их законными документами и законно выращенным урожаем.
- Этого человека я отпускаю. Пусть убирается с позором и думает о том, что сказать своей команде.
- Убить его! - раздался возмущенный вопль.
Что ж, ожидаемо.
- Он и так покойник, - спокойствию в его голосе позавидовал бы и пастор Ламбрик.
На самом деле расстрела, применяемого к морским офицерам за потерю корабля или доказанную свидетелями трусость, Миллер должен был избежать. Однако покойником он мог оказаться в ближайшую минуту: если ему взбрело бы в голову опровергнуть рассказ и заодно громогласно напомнить о своей роли капитана. Этого Флинт опасался всерьез, но над подобным развитием событий был уже не властен. Если Миллер начнет отрицать рассказанную историю - получит пулю в голову при первых же словах.
- Этот второй корабль, мы захватим и его?
На задавшего вопрос кудрявого Криспа, пополнившего команду меньше полугода назад, шикнули.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sf.uploads.ru/7yKaS.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (27-08-2017 06:43:53)

+1

60

Билли собирался перейти на корабль пиратов, когда появился капитан Флинт и потребовал внимания. Матрос остановился, со стороны наблюдая за происходящим. Мешок с книгами стоял у него под ногами, дожидаясь своего момента.
Капитан Миллер выглядел довольно скверно: мокрый, рубашка разукрашена светлыми и темными красными пятнами. Лицо разбито. На лицо он был мрачен и угрюм – наверняка тяжело переживал поражение, когда еще несколько часов назад рассчитывал на победу.
Жалко его совершенно не было.
Кто-то крикнул, что Миллера нужно убить.   
И, по большому счету, Билли был не против, чтобы капитана «Мстительного» прикончили. Только.. вот опять – не так. Как тогда матрос пожалел Стилмана, что уже был побежден, так и сейчас не видел как именно можно убить капитана. Просто взять и зарезать? Наверное, надо быть настоящим пиратом, чтобы уметь принимать такие решения легко и быстро. И нужен опыт. Злость. Ненависть. Безразличие к  чужим жизням.
Хорошо, что в этот раз сомнительная честь покончить еще с одним офицером точно ему не достанется – Билли даже коротко облегченно вздохнул.
Капитан Миллер все это время стоял молча. Просто стоял и ничего не делал. Не унижался, не просил, не умолял.. не возражал. Он даже не сдвинулся с места, когда его груди коснулся палаш.
Неужели на «Летящем» просто-напросто везут саженцы и картины? Билли нахмурился. Может быть и так, почему нет? Конечно, во время плаванья ему показалось, что груз на втором судне имеет куда большее значение, но.. что он, матрос, мог об этом знать? Какие-то обрывки разговоров, в которых было больше загадок, чем ответов, да его собственные домыслы.
Самая большая подсказка о грузе «Летящего» - поведение их судна во время всех бед Атлантического перехода, забота о главном корабле. И беспокойство Миллера во время шторма. Тревожился бы он так о тканях и порохе? Разве что о золоте. Но никто, даже последний глупец, не повезет золото из Старого Света в Новый.
Билли молчал – это все не его дело и должно беспокоить сейчас в последнюю очередь.
Общий смех парень не поддержал – он не знал кто такой мистер Гатри, где он может стать губернатором и поэтому смешного в словах капитана Флинта ничего не нашел.
Сцепленные корабли качнуло. Казалось, что «Мстительный» за это время чуть просел, оказавшись ниже пиратского судна. Билли переступил с ноги на ногу и сложил руки на груди.
Второй вопрос от пиратов был интереснее, но, во многом - бессмысленным. Да, конечно, совсем недавно матрос сам спрашивал у Гейтса будут ли он брать «Летящий», но сейчас, глянув на второе судно, понял: оно умчится в один миг, если увидит, что пираты берут курс в его сторону. Название кораблю было дано не просто так. «Летящий» отличался быстроходностью, да держался он от места сражения достаточно далеко, не собираясь рисковать.
Хотя кто знает какие сюрпризы припасены у капитана Флинта на этот случай!
И почему капитан Флинт опять закрыл лицо платком?

[nic]Билли Бонс[/nic]
[sta]Пират на «Морже»[/sta]
[ava]http://sd.uploads.ru/t/Ge9DW.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » Море слабых не любит (23 мая 1711 года)