У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Кто мудро следует лишь доброму примеру? (Конец августа 1704 года)


Кто мудро следует лишь доброму примеру? (Конец августа 1704 года)

Сообщений 31 страница 58 из 58

1

Действующие лица: Альфред Гамильтон, Миранда Гамильтон, Томас Гамильтон (в порядке появления).
Время: вечер, конец августа 1704 года.
Место: Лондон, особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер: у отца зарождается мысль занять сына серьезным делом.

[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

31

- Никто не просит тебя стать отшельником в деревне, Томас, - сын нарочно играл в дурачка, и Альфреду это категорически не нравилось. – Тебе отлично известно, покидать на лето Лондон – давняя традиция. Как раз те, кто остается в городе, привлекают излишнее – и не всегда желанное - внимание. К тому же, позволь напомнить тебе, что мы не какие-нибудь баронеты с купленным титулом. От репутации напрямую зависят возможности нашей семьи. Потеря репутации грозит потерей влияния в Уайтхолле. Врагов у нас хватает, и впасть в немилость легко. Надеюсь, мне не нужно тебе объяснять, что случится, если королева решит, что мы недостойны управлять вверенными нам колониями. Меня безмерно тревожит, что будущий глава семейства Гамильтонов так преступно легкомысленно относится к своим обязанностям.

+2

32

- Ты хочешь под любым предлогом удалить меня из Лондона, отец? - почти кротко отозвался Томас. - Тебя беспокоит репутация семьи, я понимаю. Она беспокоит и меня тоже, и именно поэтому я остаюсь в Лондоне работать над ней. Мой салон тоже создает нам репутацию: благодаря ему, через меня ты можешь наладить контакт с теми, кто считает тебя - прости, отец! - надменным чванливым сухарем. Если мы объединим наши усилия, мы получим, с одной стороны, поддержку консервативных сил, с другой - поддержку сил, склонных к переменам, и сообща обратим все на общее благо нашей семьи. Но разве это получится, если мы не станем друг другу доверять и действовать, как одна семья?
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

+1

33

Миранда застыла, окаменела. Оскорбление было не от Томаса, но произнесли эти слова его уста... Она должна вмешаться.
- Уверена, что все так и есть, – Миранда заставила себя поднять бокал вина. Быть может… предложить? Прямо сейчас согласиться пожить в поместье? Нет, она не может занять сторону Альфреда даже ради того, чтобы отвлечь его от Томаса. – Мне вспомнилось, милорд, – теперь она заставила себя посмотреть на графа, – что Кэтрин и Питер Эш этим летом посещали Ислингтон. Они лечились там на водах около месяца. В письмах нам они рассказывали только о крикете и сливках, а когда вернулись, то вдобавок стали восхвалять сырные булочки и чайные.
Никаких выводов, никаких предложений, никаких вопросов. Просто отвлечь, смягчить. Миранда снова опустила ресницы и пригубила вино. Она боялась того, что может последовать за ее словами. Но из всех друзей Томаса только Питер, как ей виделось, не вызывал у графа раздражения. Политики вроде Саттона или Льюиса для него те самые силы, «склонные к переменам», поэты, подобные Ричарду, – прожигатели жизни.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

34

Как ни хотелось добавить, что Ричард не так давно вернулся из иных мест и тоже восхвалял их, Томас промолчал. Ричард станет пресловутой алой тряпкой - ни к чему лишний раз дразнить отца, напоминая ему о существовании "развратника-поэта", чей образ жизни и склонности не могли вызывать никаких теплых чувств у любого представителя племени приличных людей.
Как хорошо, что Ричарду на это было глубоко наплевать!
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

+1

35

Оскорбления Альфред пропустил мимо ушей – такую наживку не заглотил бы и деревенский юнец. А вот упрямство сына и отказ видеть вещи в реальном свете очень тревожили. Они не виделись всего три месяца, но Томас, кажется, еще выше воспарил в облака. Альфред вздохнул и посмотрел в тарелку, подбирая простые слова, которые, возможно, хоть немного убедят упершегося Томаса.

- Томас, твой салон показывает всем, кто хочет это видеть, а такие люди есть, уж поверь мне, что ты – слабое место, через которое можно добраться до нашей семьи. Ты отказываешься это понимать, но это не меняет того, что происходит в реальности. Пока ты мечтаешь о переменах, наши враги присматриваются к тебе и распространяют про тебя возмутительные слухи, которые уже нам вредят. У нас и без того хватает забот. Если ты совсем не хочешь отступаться от своих идей и салонов, сделай хотя бы перерыв в своей бурной пропаганде политического утопизма. Ты хочешь помочь семье? Давай я подыщу тебе проект, который принесет настоящую пользу здесь и сейчас.

Он посмотрел на изменившуюся в лице Миранду, и на мгновение ему стало ее жаль. Однако жалость быстро уступила место раздражению, что и он, и Томас так в ней ошиблись.

- Возможно, вам следовало бы вспомнить об этом раньше, мадам.

+2

36

Пока граф говорил, мысли Миранды метались от одного к другому; она думала то о ее с Томасом общих знакомых, перебирая фамилии тех, кто мог бы им навредить, то об обязанности предложить Альфреду Гамильтону следующее блюдо. Мясо? Сырный пирог? Последняя фраза, обращенная к Томасу, заставила ее вздохнуть чуть свободнее. Это было что-то… дельное.
Но когда обратились к ней, то ли ее терпению наступил конец, то ли сказалась наконец обида – она так надеялась, что этот вечер выйдет мирным, так пыталась все предусмотреть, – на ее глазах вновь показались слезы, и на этот раз их сдержать не удалось. Миранда сморгнула, поморщившись, и влажные дорожки пролегли по щекам, заставляя ее опустить голову и закрыть лицо рукой.
Сейчас она совладает с собой, непременно совладает, и никто ничего не заметит. Ей просто стало нехорошо. Время потекло медленнее, и от этого стало еще страшнее. Она не выдержала. Какой позор!.. Ничего не удалось, и Томми увидит ее такой… слабой. Наверное, то же ощущает военный, сдаваясь в плен врагу. Она не понимала, кого ненавидит сильнее в эту минуту – свекра или себя.
И еще она была испугана – прежде слово «пропаганда», попадавшееся на страницах «Лондон газетт» и «Дейли курант» и упоминавшееся в салонных беседах, употреблялось в очень дурном смысле. Радикалы в салоне Томаса критиковали пропаганду от власти; официальные газеты клеймили пропаганду, расходящуюся с политикой правительства.
Часы начали бить восемь вечера.

Иллюстрация в тему

http://s7.uploads.ru/bzHI5.jpg

[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

+2

37

- Довольно! - Томас лишь слегка повысил голос. - Отец, ты говоришь о репутации, но репутация начинается с поведения в собственном доме. Мой салон может быть закрыт, но мои убеждения не изменятся, и одно из них - моя семья неприкосновенна. Перед другими я защищаю тебя, отец, но и перед тобой я буду защищать Миранду и нашего будущего сына или дочь. Я верю, что ты защищаешь нас перед другими, а не провоцируешь слухи жалобами на невестку и отбившегося от рук сына. Ведь так? Вместе мы можем выстоять и сохранить честь и репутацию семьи. Вместе, отец.
Он в раздражении отбросил салфетку. Они оба упрямцы, на беду.
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

+1

38

Миранда так и продолжила сидеть, не отнимая руки от лица. Пошевелиться или вздохнуть было страшно: все силы уходили на то, чтобы успокоиться и сдержать слезы. Она не знала, чего ожидать. Альфред Гамильтон мог сделать вид, что не услышал части речи Томаса и продолжить разговор по существу – такое бывало. Мог встать из-за стола и уйти – это тоже не было бы в новинку. Мог вызвать Томаса на разговор наедине – между мужчинами, без глупой женщины. Третий вариант также случался.
Томас, благородный Томас… Она все ещё не знает, может ли понести, и несмотря на это он произносит такие слова.
Они оба любят говорить прямо, и отец, и сын. Только отчего это происходит лишь в пылу спора, когда могло бы стать полезным и в обычной беседе?
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

39

Будущего сына или дочь. Альфред поджал губы. Сколько лет он ждал, что у Томаса появится наследник, но надеждам, похоже, не суждено осуществиться. На слезы невестки он не обратил внимания – она весь вечер порывалась зарыдать, и вот подходящий момент нашелся. Женские капризы.

Что же до остального… Томас по-прежнему так ничего и не понял.

- Томас, ты слышал то, что я говорил тебе весь вечер? Семья – это не только ты и твоя жена. Стал бы я утруждаться спорами с тобой, если бы сам распространял слухи? Ты сам себя слышишь?

+2

40

[icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]- Я вижу, что ты не слышишь меня, отец. - Томас постарался изничтожить насмешку в голосе, и все же ее самый легкий оттенок остался, перекрываемый грустью.  - Я сказал, что верю: ты не делаешь этого.  Но видеть, с каким упорством ты споришь со мной, почитая только свое мнение единственно верным, огорчает меня. Нет непогрешимых среди людей! Тебе ли не знать? Или ты решил изменить мнение по этому вопросу, приняв иную точку зрения?
Не следовало отвлекаться, и все же Томас повернулся к Миранде.
- Прости, дорогая, тебе, должно быть, скучно.

+1

41

Со слезами удалось совладать – Миранда опустила руку; глаза заплаканы, следы от слез на щеках, но в это мгновение ничего не сделаешь: остается вести себя так, словно ничего не случилось.
- Все хорошо, дорогой.
Миранда принудила себя отпить вина; достала из рукава платок и промокнула слезы; лакей наполнил ее бокал доверху – первый раз за ужин. Она была признательна и мужу, и даже прислуге. Все так, как и должно быть. Все идет своим чередом. Томас нашел те слова, что не обозначили проявленную ею слабость; прислуга вышколена и будет исполнять свои обязанности, должно быть, даже если за окнами начнут палить из пушек.
Она не знала, согласится ли свекр продолжить трапезу, и с этими мыслями все же начала разрезать сырный пирог. Подумалось, что один Бог знает, дойдет ли дело до перемены блюд – сладкого пудинга с глазурью и взбитых сливок со смородиной, сегодняшнего десерта, но ей не остается ничего иного, как призвать отца и сына к миру молчаливым предложением. Или не молчаливым?
- Милорд, соблаговолите отведать, – будто бы ничего не случилось, предложила она, поддевая кусок пирога лопаткой.
Лакей, стоящий за креслом старшего лорда Гамильтона, тут же склонился, готовясь переменить ему тарелку: склонился ровно настолько, чтобы не проявить навязчивости и при отсутствии интереса графа ко второму пирогу не вызвать лишнего недовольства.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

42

Альфред нетерпеливо вздохнул: Томас снова пустился в рассуждения об абстракциях.

– По крайней мере, мы договорились, что никто из нас не желает вреда нашей семье. Что же до моего мнения, на своем веку я повидал достаточно политических потрясений, чтобы понять: осторожность и предусмотрительность никогда не бывают лишними.

Он кивнул лакею. Сырный пирог был его любимым блюдом, хотя в этом он никогда не признавался и даже не всегда его ел. Но сейчас хотелось себя хоть чем-то вознаградить за утомительную и пока что бессмысленную беседу.

– Ты же склонен к самонадеянности и витанию в облаках – качествам, которые любого делают уязвимым. Добавь сюда вспыльчивость. Хозяину дома не стоит бросаться салфеткой, если ты, конечно, не хочешь подать нам знак, что ужин закончен.

Отредактировано Альфред Гамильтон (13-08-2017 04:46:09)

+1

43

Тарелка перед графом была убрана, на поставленную чистую Миранда ловко положила пышный ароматный кусок с нежной, чуть хрустящей корочкой. Она не ослышалась? Альфред Гамильтон назвал сына хозяином дома, обратился к нему столь уважительно? Это было явным шагом навстречу, и она взмолилась, чтобы Томас ответил подобным жестом. Ее действия меж тем послужили сигналом: Барроумен переменил тарелку перед Томасом. Ставя новое кушанье перед мужем, Миранда взглянула на него с улыбкой, пусть и не слишком веселой. Думают ли они сейчас одинаково, поймет ли он ее? Даже плохое соглашение лучше, чем хорошая тяжба. Граф явно желает соглашения - пусть и в самом деле поручит Томасу какой-то проект. По крайней мере, у них некоторое время будет общая тема для разговора, в которой они оба будут заинтересованными сторонами.
Теперь, когда можно было надеяться, что гроза минует, сказанное Томасом встревожило ее. Это было что-то... неопределенное и в то же время неправильное, будто Томас хотел сделать намек. "Нет непогрешимых среди людей! Тебе ли не знать?" Нет, не может быть, Томас не мог подразумевать это. Ради чего? Отместки? Только спора о религиозных убеждениях им сегодня и недоставало!.. К чему? Томас не сочувствует папистам. Если Томас не повторит ничего подобного, тогда надеждам на доброе окончание вечера суждено сбыться, если поступит иначе... Или она все же видит в его словах тот смысл, который в них не вкладывался?
Ее взгляд, обращенный на мужа, стал почти умоляющим.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

44

- Кто в молодости не был самонадеян, отец? Неужели тебе не был свойственен этот грех? - Томас улыбнулся, заставив себя изобразить спокойствие. - Я обещаю не бросаться салфетками, если ты обещаешь снисходительнее относиться к моей супруге.
Сырный пирог лег и перед ним. Как интересно еда сочетается с беседой! Может ли перемена блюд сменить курс разговора? Отчего бы не попробовать... ссора с отцом не входила в планы Томаса, но каждый раз было так сложно удержаться.
Они словно чужие друг другу, и пусть отец желает ему добра, но понимание этого добра у них различается, дети разных эпох с трудом понимают друг друга.
И все же могут попытаться понять, если на кону выживание семьи.[icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]

+1

45

Условия... Сейчас Миранда предпочла бы, чтобы Томас не выдвигал никаких условий, но вместе с тем она прекрасно понимала, что иначе ее Томми вести себя не будет. Боже, почему она не может держаться так же уверенно, с внутренним ощущением, что любые проблемы поддаются решению!.. Томас рассказывал ей о восточной философии. Если проблему можно решить, там считают, рассказывал он, что это не проблема - всего лишь задача.
Задача. Этим вечером задачей было привечать графа Эшборна.
Миранда положила себе кусок пирога. На мужа и свекра она больше не смотрела: согласно традиционным взглядам на супружество она сегодня провинилась перед ними, и ей надлежит исполнять свои прямые обязанности как можно лучше, чтобы исправить впечатление о себе. "Снисходительнее относиться!" На этот раз Томас не очень удачно выбрал слова. Впрочем, какие слова могут быть удачны, когда разговор с Альфредом Гамильтоном заходит о ней? Формально графа упрекнуть не в чем: знатным родам вроде рода Гамильтонов нужен наследник, и без появления на свет наследника ей невозможно надеяться на иное отношение. И сплетни, эти бесконечные сплетни... пусть и поутихшие немного с началом серьезных отношений Томаса и Ричарда: Томаса уже долго не интересовали новые связи и ей не нужно было прикрывать его, а их дом был надежным убежищем.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

46

Альфред положил в рот кусочек сырного пирога и неопределенно покивал, не то отдав должное угощению, не то соглашаясь с Томасом.

Потом отпил вина и задумчиво посмотрел на сына. Чем же его занять? Управление поместьем его не отвлечет, да и не очень-то это достойное занятие для наследника графа. Нужно что-то, связанное с политикой, но при этом подальше от Лондона, а на всякий случай и Англии. Новый Свет? Отправить его управлять колонией?

Он бросил взгляд на Миранду и понял, что идея не из лучших. Что сын, что невестка окончательно отобьются от рук, а на таком расстоянии быстро среагировать он не сможет.

+3

47

- Ты говорил о проекте, отец. - Черт с ним, пусть выговорится и уходит, терпение Томаса не было безграничным, а ссориться сейчас с отцом он не считал самым правильным решением. Да... не самым правильным, но, быть может, единственно возможным. Томас что-то слышал о некоторых недопониманиях Ричарда с его собственным отцом, и что же? Разве для того они оказались фатальны? Если отец не захочет идти на компромисс, не пойдет и Томас. Они могут переехать к Ричарду, а если отец сойдет с ума и лишит его содержания, то и дождаться кончины графа Эшборна. Даже короли порой не гнушались воспользоваться гостеприимством своих вассалов и жить у них, находясь в трудном положении - и воздавая стократ впоследствии. [icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]
Цинично, безусловно, но что еще ему оставалось делать? Быть вечным заложником отцовского мнения о том, как надлежит ему поступать?
- Изложишь свое предложение?
Предложение. Не больше.

+1

48

Багамские острова. Решение пришло неожиданно, но Альфред сразу же понял, что выход найден. Достаточно удаленное место, не самое политически важное, но в то же время представляющее определенный интерес и как часть доходов, и как потенциальный форпост в тяжбах с Испанией в южных морях. Отправлять туда Томаса не придется, он останется в Лондоне под присмотром – и при деле.

Вес этой затее добавит поддержка из Адмиралтейства. Можно запросить от них посредника: какого-нибудь офицера построже, который будет заинтересован в продвижении по службе и не даст Томасу настроить замков в облаках.

Да, отличная идея. Альфред вознаградил себя еще одним куском сырного пирога и почти с удовольствием посмотрел на сына. Наконец-то удастся занять его чем-то стоящим и достаточно безопасным!

- Что тебе известно о наших владениях на Багамских островах, Томас?

+1

49

Миранда забыла о том, как дышать: отец и сын разговаривали. Просто разговаривали. Граф снова принялся за еду и как будто был доволен. Чуть выждать, и можно распорядиться, чтобы подавали сладости и переменили напитки. Альфред Гамильтон определенно любил крепленое вино, оттого в его визиты не забывали ни про херес, подаваемый в качестве аперитива, ни про мальвазию, подаваемую к заключительной части трапезы.
И херес, или, как его порой называли на английский манер, шерри, и мальвазия, как и все другие вина, закупались для особняка Гамильтонов оптом неподалеку – в престижных винных погребах Маркет-хаус, несмотря на высокие таможенные пошлины, еще больше увеличившиеся с началом войны.
Она отпила еще немного кларета и вся обратилась в слух. Чем в итоге окажется этот проект? Что, если Томаса отправят управлять колонией вместо назначенного год назад нового губернатора… Томпсона, кажется? Но ведь прежний губернатор в конце концов оказался в испанском плену**, разве такое назначение выгодно для старшего сына? Миранда отчасти с любопытством, отчасти с тревогой взглянула на мужа: ему подумалось о том же, о путешествии в Новый Свет?

* и **

* Эти погреба есть и сейчас.
Ни один другой виноторговец в центральной части Лондона не в состоянии обеспечить такой уровень обслуживания, и потому ни один виноторговец в центральной части Лондона — включая почти столь же почтенные фирмы «Justerini» и «Brooks» — не обладает таким же именем, как «Berry Bros». Если вы зайдете в магазин («живой антиквариат» — самое точное его определение) и разместите заказ (одной бутылки будет достаточно), продавец отправится к приподнятому над полом люку у стены в правой части помещения. Люк ведет в изначальный погреб магазина и по-прежнему служит основным входом в разветвленную сеть погребов, которую «Berry Bros» последовательно создавал в течение предшествующих 300 лет.

Последнее дополнение появилось в 1980-х годах, когда фирма приобрела подвалы под соседним особняком Rothmans. По сути, погреба фирмы — это два подземных этажа. При постоянной, довольно низкой температуре, поддерживаемой влажным глинистым грунтом Лондона, в огромном подземном пространстве можно хранить 18 тыс. ящиков вина, то есть 216 тыс. бутылок. Большинство из них предназначено на продажу, но часть вина вызревает. <...> Чтобы получить некоторое представление о масштабах этих секретных хранилищ, встаньте снаружи магазина слева от прохода на Пикеринг-плейс (Pickering Place; именно здесь вдова Борн в 1690-х годах основала бизнес, первоначально бакалейный; Уильям Пикеринг был ее зятем).

Посмотрите вдоль улицы в направлении дворца. Погреба тянутся прямо под тротуаром до пересечения с Пэлл-Мэлл (на углу под мостовой расположена зона дегустации). Теперь сверните на Пикеринг-плейс (это государственная собственность), которая представляет собой самый симпатичный дворик Сент-Джеймса. «Berry Bros» принадлежат здания с трех из четырех его сторон (они были построены в саду дома вдовы Борн в 1730-х годах). Погреба простираются под плитками двора до тыльной стороны здания магазина. Теперь, думаю, понятно, как «Berry Bros» может поставлять столько вина из своего такого маленького магазина.

Отсюда http://tourism-london.ru/spavochnik-po- … ast-2.html

**См. пост в игре, где описывалась проблема с губернаторами, и матчасть. Также во втором сезоне сериала Элеонор рассказывает Миранде, что именно после нападения испанцев в 1703 году и был построен форт.

[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

50

Томас улыбнулся и отставил бокал.
- То же, что и всем, наверное, и самую чуточку больше. Пираты, взятки, золото, сахарный тростник, табак, ром, в единочасье можно стать богачом или потерять все, можно обрести новую жизнь и новое имя, и еще это постоянный источник раздражения для высокородных лордов, поскольку на весьма призрачный контроль территории тратятся суммы, практические сопоставимые с доходом от нее. Я ничего не упустил? - улыбка была открытой, даже слишком, и Томас отвел взгляд, посмотрев на лакея. Он не глядя потянулся за бокалом, но неловко задел его, самыми кончиками пальцев, породив водопад вина и осколков.
- Салфетку мне, еще бокал и вина, - распорядился Томас.[icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]

+2

51

Можно было ничего не говорить: Барроумен все сообразил бы и так. Хорошо, что молодой лорд вернул на колени отброшенную было салфетку, большая часть вина со стола пролилась на нее, но немного попало на кафтан, такой красивый шелковый кафтан... О, как Джон Барроумен хотел бы привести в порядок одежду лорда сам, коснуться его... но все, что он мог сделать, это забрать у Томаса Гамильтона мокрую салфетку и подать новую... взять со столика у стены и поставить перед ним новый бокал... и налить вина, и, делая вид, что происходящее его совершенно не заботит, с помощью старой салфетки убрать осколки, а еще одной промокнуть рубиново-кровавое пятно и отойти, снова становясь невидимым.
[nic]Джон Барроумен[/nic]
[sta]Доверенный лакей[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/BVewx.jpg[/ava]

0

52

Миранда вздрогнула, но не издала не звука; темно-красные потеки на белоснежной скатерти притягивали взгляд, время растянулось до невозможности, и очнулась она тогда, когда Барроумен уже принялся ухаживать за хозяином.
Опасаясь помешать беседе, заговорить сейчас Миранда не рискнула. Не было оснований полагать, что, встретив ее так неприязненно, Альфред Гамильтон будет сегодня к ней милостив – радовало уже одно отсутствие критики с его стороны, но ее обязанности направляли ее, беря верх над душевным смятением, и, пользуясь паузой, она негромко распорядилась принести перемену блюд – сладкий десерт. Пудинг с глазурью, взбитые сливки со смородиной – каждая порция в креманке – и графин с мальвазией будут поданы без промедления: ждать придется ровно то время, какое понадобится лакеям, чтобы сходить на кухню и вернуться.
Храня молчание, она вновь пригубила кларет. Бокал Томаса разбился на множество осколков – это на счастье.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

53

- Практически ничего, - кивнул Альфред и отпил еще вина, оценивающе глядя на сына. Неловкость Томасу, насколько он знал, была несвойственна. Волнуется? – И как тебе кажется, возможно ли навести там порядок?

Он продолжал внимательно смотреть на сына, прикидывая, правильно ли поступает. Невестка более в разговор не вмешивалась, это его более чем устраивало. Он преподал ей урок, на очереди Томас. Сыну пора серьезнее относиться к жизни, и, кажется, идея, как отвлечь его от вольнодумных салонных бесед, начала обретать все более четкую форму.

0

54

Принесли десерт, и Барроумен принялся ухаживать за молодым хозяином, в то же мгновение начали обслуживать и графа с невесткой. Слуги прекрасно чувствовали настроение господ, движения были отточены и быстры. Даже блистательный Барроумен словно превратился в предмет меблировки. Чистые тарелки, на которые положили куски пудинга, креманки со взбитыми сливками и смородиной, мальвазия - сладкое завершение сытного ужина. Барроумену подумалось, будут ли сегодня произносить тосты за здоровье графа. Старшему лорду Гамильтону так трудно угодить, хвала Господу, что он не догадывается, что творится в данном доме. Барроумен внутренне содрогнулся от одной только этой мысли, как всегда бывало, когда он допускал ее.

Примечание

Разумеется, подача блюд может сопровождать ответ Томаса Гамильтона своему отцу, равно как может послужить и предлогом для паузы - на усмотрение милорда, как обыграть этот момент.

[nic]Джон Барроумен[/nic]
[sta]Доверенный лакей[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/BVewx.jpg[/ava]

+1

55

- Порядок можно навести везде. Вопрос ресурсов и времени, - Томас улыбался слегка рассеянно, смотрел на Барроумена и думал, что, может, нарушить собственные правила и... Правила созданы, чтобы их нарушать. Да. Совершенно точно. Вознаградить себя за терпение с отцом, позволив Джону давно желаемое им.
- И даже больше времени, чем ресурсов. Этих людей придется приучать к порядку, пока он не станет для них привычкой, единственно верной. [icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]

0

56

Две минуты серьезного разговора – и Томас уже отвлекся на какие-то грезы. От Альфреда не укрылся его мечтательный взгляд. Он отставил бокал с вином и ядовито спросил:

- И каких же именно людей, по-твоему, нужно приучать к порядку?

0

57

…Иногда она пыталась представить их семью богобоязненной и обычной. Не только жена не заводит романов, но и муж не делит постель с другой женщиной, не говоря уже о мужчине. У них множество детей… в ее возрасте она могла бы иметь по меньшей мере пятерых.
Но их жизнь другая, и она нашла в ней счастье. Только порой очень боится за Томаса. И, безусловно, этот вечер трудно назвать счастливым.

Миранда попробовала с ложки немного смородины со сливками, но лишь для того, чтобы не сидеть совсем неподвижно. Этот ответ Томаса не устроил графа. Неужели снова грядет ссора? И эта улыбка… Она готова поспорить, мысли Томаса где угодно, только не здесь. В этом они очень похожи с Ричардом – оба мечтатели. И в его салоне - либо мечтатели, либо старающиеся казаться таковыми самим себе. А Альфред Гамильтон, к несчастью, практик. Появится ли когда-нибудь в окружении Томаса тот, кто смотрит на мир трезво, но при этом будет принимать Томаса таким, какой он есть?
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

58

- Любых, дорогой отец. Разве ты не согласен, что порядок нужен везде? - Томас позволил себе полуулыбку, без тени насмешливости, не желая продолжать эту странную ссору, которая то утихала, то вновь возникала с новой силой. - Впрочем, не будем больше о делах. Давай насладимся обедом и прекрасным вечером. Ты не так часто заглядываешь к нам на ужин. Возможно, нам стоит это исправить?
Может, сегодня он и не станет поддаваться слабости с Джоном. Но однажды, после ужина с отцом... так легко будет посмотреть на Барроумена и сказать ему:
- Разденьтесь, Джон. Я хочу полюбоваться вашей красотой в ее естественном виде, не скрытом одеждой.

Мечты, мечты...
Томас взглянул на Миранду и ободряюще улыбнулся.
- За понимание, - провозгласил он еще один тост, приподняв бокал.[icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Кто мудро следует лишь доброму примеру? (Конец августа 1704 года)