У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Кто мудро следует лишь доброму примеру? (Конец августа 1704 года)


Кто мудро следует лишь доброму примеру? (Конец августа 1704 года)

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

Действующие лица: Альфред Гамильтон, Миранда Гамильтон, Томас Гамильтон (в порядке появления).
Время: вечер, конец августа 1704 года.
Место: Лондон, особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер: у отца зарождается мысль занять сына серьезным делом.

[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

2

Миранда в очередной раз поправила цветы в большой сине-белой вазе и в очередной раз обеспокоенно посмотрела на часы. Альфред Гамильтон вот-вот должен был прийти, а Томас задерживался. Почему именно сегодня он решил стать непунктуальным? Задержался на встрече или настолько не хочет присутствовать на этом ужине, что потерял счет времени?  Или что-то случилось?
Старый граф назначил визит первый раз за это лето, недавно вернувшись в дом на Даунинг-стрит из поместья неподалеку от столицы. Самое сладкое лето в их жизни, где почти каждый день был наполнен любовью. Верховые прогулки, пикники, купания… Ночи, где каждый из троих равно принадлежал другим. Не было ничего желаннее, чем засыпать вот так: между Томасом и Ричардом, целуя то изящно очерченные тонкие губы, то такие же безукоризненно красивые, но более полные, и пропуская сквозь пальцы то светлые волосы, то иссиня-черные. Это лето любви подходило к концу, уже ощущалось дыхание осени, и визит графа воспринимался напоминанием о том, что помимо развлечений существует и другая жизнь.
Почему она так боится этого человека? И так ненавидит одновременно? С ним одним она так осознанно лицемерна, говоря то, что противно ей, ради благополучия Томаса; и как умный человек, Альфред Гамильтон не может не понимать этого. Разве что он все же падок на лесть? Ей так и не удалось понять, насколько.
Господи, дай ей сил! Где же Томас? Похоже, придется занимать старого лорда беседой.
Наконец в прихожей послышались шаги, сперва вдалеке, потом ближе. Несмотря на одно из своих самых скромных платьев – цвета темного золота, с небольшим декольте – Миранда в ожидании тяжелого взгляда и недовольного тона по обыкновению ощутила себя вавилонской блудницей.[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

+1

3

Альфред тяжело вышел из кареты, опираясь на руку лакея. Как назло, именно сегодня с утра он почувствовал, что начинается приступ подагры. Последние годы Лондон для него неизменно ассоциировался с сыростью, а сырость была виновницей пренеприятнейших ощущений. Вот и теперь, не успел он вернуться в город, как начала беспокоить нога.

Морщась, он поднялся по ступеням в дом и, вручив дворецкому шляпу и перчатки, махнул ему, чтобы не мешался. Нога слабо зудела, и Альфред все сильнее раздражался. Хотелось домой, к теплому камину и любимому креслу. Лишь бы только Томас не завел опять речи о благородстве духа и обязанностях сильных мира сего, сегодня он этого не вынесет. Не дожидаясь сына с приветствиями, Альфред прошел в гостиную.

+2

4

Подумалось, что одинокий солдат на поле боя должен ощущать что-то похожее. Учитывая пунктуальность графа, стол накрыли точь-в-точь к обозначенному им в письме времени визита. Начинать ужин без Томаса? Знай она, что Томас задержится – поискала бы платье еще неприметнее, чтобы сгладить впечатление от опоздания мужа своим невзрачным видом, но до какой степени ей нужно слиться цветом одежды с дубовыми панелями и мраморными колоннами, чтобы не вызвать раздражения свекра?
Миранда сделала несколько шагов навстречу Альфреду Гамильтону, и шелест небольшого шлейфа платья звучал в ее ушах подобно шуму ливня. Только бы не случилось грозы.
- Добрый вечер, милорд. Вашего сына ненадолго задержали дела. Позвольте мне скрасить ваше ожидание?
На помощь ей пришел Барроумен, поднесший графу Эшборну на маленьком серебряном подносе рюмку превосходного хереса. Миранда с благодарностью взглянула на него. Томас не зря так ценит этого молодого лакея. Он разбирается в людях, и Барроумен не раз доказывал свою преданность. Его не подкупить, не сманить. Собственно, все слуги Гамильтонов получали достаточно, чтобы быть заинтересованными в верности хозяевам, но Барроумен, не будь лакеем, смог бы стать, пожалуй, другом. Порой ей казалось, что Джон испытывает к Томасу нечто большее, нежели уважение слуги, однако, к счастью, проверить это не было возможности: Томас держал себя со слугами приветливо, но сугубо официально. Барроумен же был достаточно вышколен, чтобы не выдавать своих чувств, даже если они у него наличествовали.

[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

5

Вместо Томаса навстречу вышла невестка. Одна. Пока она лепетала про то, что Томас задержался, Альфред окинул ее неодобрительным взглядом и неопределенно хмыкнул в ответ. Для нее у него едва ли нашлось бы хоть одно вежливое слово. Подумать только, когда-то он решил, что это будет удачная партия для наследника!
Херес подали как нельзя кстати. Он залпом опустошил рюмку и перевел дух. В желудке разлилось приятное тепло, так что показалось, что даже боль отступила.

- И что же у Томаса за дела? Я его загодя предупредил, что приеду.

Он почмокал губами, наслаждаясь послевкусием хереса, и вдруг заметил, как невестка бросает благожелательные взгляды на застывшего неподалеку с подносом лакея. Неужели в дошедших до него шепотках больше истины, чем он опасался? Впрочем, лакей... До такого не опустилась бы даже самая распутная любительница приключений.

- Мадам? - он повысил голос, привлекая ее внимание.

+1

6

- Он рассчитывал быть еще час назад, милорд, – Миранда вернулась к действительности (Боже, неужели она задумалась настолько, что ее пришлось окликать? нужно собраться) и продолжила старательно играть скромницу, хотя понимала, что это проигрышное дело. Но, по крайней мере, не будет... наверное, не будет причины для претензий. – Лорд Саттон хотел обсудить с ним недавние волнения гугенотов-эмигрантов. Как вы, разумеется, знаете, они внесли свою лепту в развитие Английского банка*, и теперь их община хочет увеличить число своих церквей. Уверена, супруг не заставит вас долго ждать – его могла задержать только чистая случайность. Прошу вас, садитесь, милорд.
Миранде не было известно отношение графа Эшборна к французским протестантам-эмигрантам, однако Томас упомянул как-то, что в Парламенте ведутся споры о признании гугенотов полноценными гражданами, и она сочла эту тему относительно безопасной. Гугеноты расселялись по всему миру, обосновывались в колониях и германских государствах, Голландской республике, и их контакты друг с другом расширяли международные торговые связи.

*

Английский банк был создан в 1694 году как частный акционерный банк и обязан своим появлением необходимости финансировать военные действия. Семь из двадцати четырех первых директоров банка были валлонами (народ, родственный французам) или гугенотами по происхождению, включая первого управляющего Джона Хублона, чья семья прибыла в Британию в XVI веке. Новая банковская затея была рискованной и зависела от доверия вкладчиков. Из 1,2 млн фунтов стерлингов, собранных для открытия банка, 104 тыс. фунта стерлингов внесли 123 недавно прибывших гугенота, которые, являясь беженцами, были заинтересованы в обладании ликвидными капиталовложениями.

[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

+1

7

- Лорд Саттон? Этот вольнодумец?

Не успел Альфред сказать это, как тут же пожалел о своих словах и нахмурился. Не хватало только обсуждать политику с женщиной, да еще с этой вертихвосткой. А вот Томасом нужно заняться вплотную. Найти ему какое-нибудь дело, которое вернет его с небес на землю, заставит заняться чем-то практическим и оставить свои идеи, из-за которых он уже - он! лорд Гамильтон, будущий граф Эшборн! - прослыл полубезумцем.
Он снова посмотрел на жену сына. Его преследовало ощущение, что она специально бросает на него преданные взгляды, притворяется невинной овечкой. Разве что... Возможно, она внемлет предупреждению? Боль в ноге снова усилилась.

- Мадам, - он опустился в кресло и вытянул ногу, - я скажу вам это только один раз. В ваших интересах не поощрять увлечения Томаса.

+2

8

Вопрос заставил ее растеряться. О Господи, началось. Нужно было ответить как-то иначе. Но если бы Томас сам заговорил об этом визите? Или Альфред Гамильтон узнал бы о нем позже?
Миранда села вслед за графом, растерявшись вдвойне от продолжения. Томас, Ричард, их роман, недавняя прогулка по Нью-Спринг-гарден*, с его цветными фонариками на ветвях деревьев, игрой на скрипках и арфах и свободными нравами посетителей – все оказалось вдруг так далеко, словно среди августа наступила зима. Миранда почувствовала, что от обиды за их семью у нее вот-вот выступят слезы на глазах. Что же это?.. Обычно она владеет собой лучше.
- Милорд... – она сделала паузу, собираясь с мыслями и силами. – Мой супруг – сам себе хозяин. Разве дозволено жене перечить мужу?
Ну, что вы ответите на это, граф? Мысль мстительная и мелочная – тем более что было сказано о поощрении, а не о возражении, и Миранде даже стало совестно. Но выиграть время на размышления и дождаться Томаса с наименьшими потерями было необходимо.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

*

Один из увеселительных садов около Темзы – популярное в то время место отдыха. Нью-Спринг-гарден на южном берегу был открыт незадолго до Реставрации 1660 года, в 1785 году стал называться Воксхолл-гарденз. До 1750 года, когда ввели в действие Вестминстерский мост, до него с более благопристойного северного берега можно было добраться только на лодке.
В XVIII веке в саду возникли «комнаты для ужина» и искусственные развалины, в нем давались водные представления и играли оркестры из полусотни музыкантов.
В одной из баллад подчеркивается разнузданность молодых людей, стекавшихся в сад в поисках женского общества:
Вот Воксхолл вам: красоток визг,
Все кавалеры пьяны вдрызг.

В другой песенке того времени об отдыхающих лондонцах говорится более уважительно:
Плывут, ликуя, по волнам реки
Послушать, как в Саду поют смычки.

См. также Википедию.

0

9

Он заметил, как у нее заблестели глаза. Все женщины одинаковы, чуть что не по ним - в слезы, вот и эта сделала вид, что ничего не поняла, и приготовилась зарыдать. Что же, потакать капризам этой дамы Альфред не собирался и потому передразнил:

- Разве позволено дерзить тем, кто старше и выше вас по положению, мадам? Что же касается обязанностей жены, то в первую очередь жена должна заботиться о добром имени мужа. – Он посмотрел на нее в упор и поднял бровь.

0

10

Этот взгляд Миранде удалось выдержать всего пару мгновений – и с огромным трудом.
- Если мои слова показались вам неподобающими, прошу меня простить, – для того чтобы взять салфетку, расправить и положить на колени, все как обычно, тоже потребовалось сделать над собой усилие, зато она получила краткое время для передышки. Получилось ли у нее продемонстрировать спокойствие? О, граф и не представляет, как она заботится о добром имени мужа. Вот только ее забота не призвана переделать Томаса.
Перед тем как продолжить, она подняла глаза, убеждая себя в самом деле быть почтительной и проникнуться беспокойством свекра. Ведь не желает же он зла Томасу! Томаса тоже огорчают эти ссоры и споры. Что ж, остается надеяться, что ее слова ответят всем чаяниям Альфреда Гамильтона. Ничего более безопасного придумать не удалось.
- Верно ли я поняла вас: вы желали бы, чтобы я попросила супруга не встречаться с лордом Саттоном по этому вопросу?
Только бы граф и правда придрался только к этому, раздосадованный тем, что сын его не встретил. Пусть в Парламенте спорят, но гугенотам оказывается большей частью радушный прием, и сочувствующих им не назовешь оппозиционерами. Увлечения Томаса... Боже. Миранда поймала себя на том, что сама начала сердиться на мужа за опоздание.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

11

Альфред продолжал пристально смотреть на невестку, все больше раздражаясь. Зачем он вообще завел с ней разговор? Неужели она глупее, чем он думал? Мало того, что из-за нее их доброе имя порочат возмутительные, непристойные слухи, не хватало еще, чтобы она полезла в политику! Если с кем и говорить, то с Томасом. Напомнить ему, как важно, чтобы жена не забывала свое место.

- Вы только что упомянули, что именно супруг принимает решения, а супруга поддерживает его авторитет скромностью и почтением. Оставьте политику тем, кто в ней разбирается, мадам. Украшение женщины – ее добродетельность, а не острый язычок. Однако добродетельная супруга не может поощрять модные заблуждения, какими бы… привлекательными они ни казались ее супругу.

Нога ныла все сильнее, и Альфреду хотелось прекратить пустую беседу и уехать, но теперь нужно было серьезно поговорить с Томасом.

+4

12

Спасения, казалось, не предвиделось: даже Барроумен не рисковал приблизиться к столу и начать прислуживать. Но пора было что-то предпринять.
- Модные заблуждения, милорд, – кивнула Миранда, предпочтя согласиться. В итоге бесед с Альфредом Гамильтоном такая формальная уступка оказывалась самым удобным решением. Так зачастую приходится вести себя с больными, с пожилыми: дань уважения, проявление смирения и заботы, когда надежды на понимание нет. В их с Томасом случае Миранда вдобавок ужасно боялась и какой-либо оплошности, которая выдала бы осуждаемые церковью и законом пристрастия супруга. К счастью, они в высочайшей степени овладели искусством сокрытия этих пристрастий. А отношения с Ричардом, самые гармоничные из всех, что у них были, не составляли проблемы и в представлении их связи обществу: поэт был давно вхож в салон Томаса, и никого не удивляли его частые визиты. – Благодарю вас за совет. Я учту это в общении с мужем. Он еще молод... прошу вас, будьте снисходительны.
«Вспомните, что и вы были таким», – просилось на язык, но произнести это Миранда в любом случае не могла. Граф счел бы подобное фамильярностью, а сами эти слова, несмотря на их логичность, не укладывались у нее в голове. Разумеется, и граф Эшборн был ребенком, юношей... привлекательным мужчиной, но свыкнуться с этим, и то с большим трудом, она могла только глядя на давний портрет. Казалось, граф родился в костюме, угрюмым, в длинном парике согласно официальной моде, которую так не любит Томас.
Она уже покорилась было судьбе и готовилась дать знак прислуге, что пора приступать к ужину, как во второй раз за вечер услышала в прихожей шаги, и явно шаги не одного лакея, их сопроводили приглушенные реплики.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

+1

13

Томас переступил порог гостиной и подошел к столу, осознавая, что выглядит не совсем солидно. Он несколько запыхался, щеки горят, и теперь не избежать расспросов.
- Приветствую, отец. Приношу извинения за то, что задержался.
Томас слегка поклонился. На губах его была улыбка, которая стала мягче, когда он выпрямился и взглянул на Миранду. Не будь отца рядом, он бы приобнял ее и поцеловал, но отец во всем придерживался традиций, а традиции относительно супружеских знаков внимания были однозначны: выказывать их только наедине друг с другом.
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

+1

14

Появление Томаса спасло его бестолковую жену – Альфред уже едва сдерживался. Раздражение нарастало с каждым сказанным ею словом, с каждым жестом и взмахом ресниц. Вот только Томас… был как-то слишком оживлен.

- А, все-таки явился. Вижу, ты неплохо провел то время, пока мы тебя ждали.

0

15

- В самом деле, я провел время с пользой. - Томас сел за стол, порывисто управился с салфеткой и кивком благословил Барроумена начать прислуживать за ужином. - Рад видеть тебя в добром здравии. В добром же, надеюсь?
Бедная Миранда, его умница Миранда. Он знает, что может полагаться на ее выдержку так же, как на свою, но от этого не легче. Впрочем, вряд ли визит отца окажется долгим.
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

0

16

Кажется, опасность миновала. Но Томасу, похоже, пришлось спешить… Что-то случилось?
Миранда, выполняя обязанность хозяйки, начала разрезать пышный пирог с запеченной птицей – разными видами птиц. Голубь, фазан, утка, куропатка... Традиционный пирог, сытное угощение, графу оно должно понравиться. Румяная корочка сверху отрезалась, чтобы можно было выбрать мясо по вкусу. Она положила графу кусок с мясом понежнее. Расторопный Барроумен тем временем наполнил его бокал, другие подошедшие лакеи позаботились налить вина Томасу и ей и замерли на нужном отдалении.
Помимо пирога с птицей, их ждал сырный пирог и холодное мясо. Старомодный ужин, никакой зелени. Традиции. Приличия. Одобрение... Все, как любит Альфред Гамильтон. Одна из немногочисленных вариаций набора блюд, подаваемых к его визитам.
Разнообразие – странная вещь. Сын любил его во всем, а отец, кажется, ни в чем. Это мнение Миранда составила вскоре после замужества, и до сих пор у нее не было причины его поменять.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

17

- Не хочешь поделиться? - язвительно уточнил Альфред. Про здоровье распространяться он не собирался. И так все ясно по его кислому виду, а если не ясно - им же хуже. Томас должен понимать, когда меньше всего стоит дразнить отца. И потому причине задержки лучше оказаться стоящей.

Он оценивающе посмотрел в свою тарелку, по давней привычке недовольно поджав губы, и не удержался от одобрительного хмыканья. Хотя бы в кушаньях невестка понимала. Спасибо, Господь, за малые милости.

+1

18

- Ты угадал, очень хочу, - Томас отпил вина. - Выхожу я от лорда Саттона - милейший человек! - тебе бы он понравился, и выхожу я, должен сказать, вовремя, - следом он взял вилку и нож, - рассчитывая вернуться домой до твоего приезда. И уже собираюсь сесть в экипаж, как происходит досадное происшествие. Одному молодому человеку лет двенадцати вздумалось украсть яблоко у торговки. Яблоко, отец! Не дорогие часы у дамы или господина, не кошелек, а яблоко. Видел бы ты, как на него набросились, словно на разбойника с большой дороги. Пришлось возместить так называемый убыток сторицей, а парнишку я отвез к моему портному - тот как раз поговаривал во время последней примерки о том, что ему нужен новый подмастерье. Прежнего он отпустил, разрешив ему вступить в брак. Ну, этому жениться еще рано - посему полагаю, каждый нашел того, кто ему нужен. Из-за всех этих разъездов я и задержался.
Томас улыбался: отец, конечно, сочтет все это чепухой, но и к лучшему. Начнет рассуждать о том, что Томас занимается пустяками, а там и время пройдет. Он занес нож над ломтем пирога и, отрезав кусок, отправил его в рот. Недурно. К следующему визиту отца надо будет распорядиться приготовить что-то исконно шотландское.
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

0

19

Мясо было отменным – нежнейшим. К сожалению, даже превосходные яства не могли смягчить удручающего впечатления, которое производила болтовня Томаса. 

- Тебя задержала возня с уличным воришкой. – Это не был вопрос, Альфреду просто хотелось убедиться, что уши его не обманули. Если сын рассказывает подобное в Уайтхолле, неудивительно, что пошли слухи о его слабом душевном здоровье. – Понимаю, это куда важнее, чем ужин с отцом. – Он неторопливо отпил вина, не сводя глаз с сына. – А что же лорд Саттон?

Обсуждать выходку с мальчишкой не было смысла – все равно это капля в море. Непременно нужно занять Томаса делом, так, чтобы у него не оставалось времени и сил на глупости. Направить эту неуемную жажду деятельности на что-то полезное семейному благосостоянию или репутации. А там, глядишь, и слухи затихнут. Он мысленно вздохнул и попытался поудобнее устроить ногу.

+1

20

- Лорд Саттон не принимал участия в этой возне - сомневаюсь, что он даже увидел меня за этим занятием.
Было не лишним успокоить отца, а говорить о сути встречи Томасу не хотелось. Иммигранты увеличивали объем торговли и рабочей силы, Англия же в ответ предоставляла им убежище от гонений, но его отец относился к тем, кому это было не по душе. Можно попробовать иначе... Поиграть в отцовскую роль.
- А что же ты? - зеркально спросил он. - Здоровье - не слишком хорошая тема для обсуждения за столом, признаю. Тогда... твой летний отдых? Быть может, новая книга, новые знакомые? Или свежий воздух и почти райские кущи привлекли кого-то из старых друзей?
Он прислушивался к себе, пытаясь понять, скучал ли по отцу в те недели, что не видел его. Нет, не скучал. Слишком походили вопросы того на допрос.
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

+1

21

Альфред положил в рот кусочек мяса и принялся медленно жевать, размышляя над ответом. Было очевидно, что разговаривать о своих делах с лордом Саттоном Томас не намерен. Впрочем, сейчас это было не так важно. О делах можно поговорить потом. Но выходку Томаса он просто так не оставит. Сыну нравилось его дразнить, что ж, этой игрой он давно овладел.

- Здоровье, - задумчиво протянул он. – Я рад, что ты наконец решил поинтересоваться моим здоровьем. – Он покачал головой и перевел острый взгляд на невестку. – Годы летят все быстрее, а мы не молодеем. Не правда ли, мадам?

+1

22

Томас взглянул на Миранду: выдержит ли она этот удар? Он не хотел подставлять ее под огонь, совсем нет. В его глазах на миг отразилось сочувствие к жене и исчезло: Томас умел держать лицо. К тому же в том отношении, на которое намекал отец, у них наконец появилось подобие определенности. Мири справится. А если ей понадобится помощь… что ж, он расскажет отцу о содержании встречи с Джорджем.
[ava]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/ava]

0

23

Миранда подарила графу вежливую улыбку. Уже около года Томас и она были ближе, чем когда бы то ни было раньше. Тому причиной стал Ричард. Отношения с Ричардом превратились из дружеских в любовные еще раньше, но этот год ощущался как один большой праздник, словно свадьба ее состоялась совсем недавно. Признаки беременности тем не менее не обнаруживались, отчего Томас в итоге предложил подождать год и, если ничего не изменится, взять приемного ребенка. Например, младшего внебрачного сына Ричарда. Услышав это, она обиделась: ее упрекают в отсутствии женской состоятельности? Разве у нее до того было много шансов ее проявить? Томас со свойственной ему рассудительностью заметил, что был бы рад избавить ее от родовых мук. Беседа тогда не задалась, но теперь, по прошествии времени, запасной вариант успокаивал ее. Ребенку Ричарда три года, он в деревне у кормилицы… Что-то можно будет придумать. Младенец от совсем чужого человека – крайний случай... Хотя ей хотелось бы подарить Томасу их собственного ребенка. Представляет ли он, что это за счастье?.. Видимо, пока не представляет. Мужчины порой такие несмышленые, даже ее Томас.
Но пока самым главным было то, что их совесть перед графом чиста.
- Вы правы, милорд, – кивнула она. – И с каждым годом мы все ответственнее относимся к жизни. И вы, и мой муж, и я.
Под этим взглядом есть было сложно, но Миранда отважно отведала еще кусок – ее порция уменьшилась примерно на треть.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

24

- Рад это слышать, мадам, - Альфред даже слегка наклонил голову. Доверительная поза не повредит. – Томас упомянул свежий воздух. Признаю, он и в самом деле творит чудеса. Не понимаю, как вы выносите лето в Лондоне: жара, пыль, смрад, салоны, полные скучающих сплетников. Возможно, следующим летом вам стоит воспользоваться благами загородной жизни.

«Побыть вдали от ненужных соблазнов, сплетен – и под присмотром», - мысленно закончил он.

Отредактировано Альфред Гамильтон (05-07-2017 04:15:06)

+1

25

Миранда ощутила странную смесь удовлетворения, досады и ужаса. Удовлетворения – от того, что Альфред Гамильтон, кажется, остался доволен ее ответом: невероятно, но она этого добилась. Досады – от того, что они сами навели графа на подобную идею. Ужаса – от перспективы провести не одну неделю в его обществе. Изображать… кого? Добродетельную, согласно заветам маркиза Галифакса*, супругу? Но с другой стороны, если Господь дарует ей и Томасу ребенка, и он родится следующим летом… Быть может, эта идея не так плоха?
- Милорд… – она растерялась. Сообщать о любом решении вперед Томаса она не могла, но дать ответ было нужно. Учтивый ответ – тот случай, когда учтивость с ее стороны, которой придает такое значение Альфред, будет искренней. Проявить неуважение к мужу или подвести его Миранда желала меньше всего на свете. У них будет достаточно времени обсудить возможность этой поездки. Кроме того… хочет ли граф, чтобы она жила в поместье с Томасом или подразумевает, что ей следует отправиться в провинцию в компании одной Мэри**? – Для меня мило любое время года, если я нахожусь с моим мужем.
Миранда с долей осторожности перевела взгляд на Томаса и опустила ресницы. Она бы добавила «и любая обитель», но тогда ответ из дипломатичного мог превратиться в ловушку для Томаса – если он далек от того, чтобы отнестись с одобрением к отдыху в поместье своего отца. А она... неужели, зная нрав графа, она действительно готова согласиться?.. Из-за надежды на рождение наследника? Это могло бы скрепить их семью... если только пребывание там не превратится в пытку.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

* и **

*Маркиз Галифакс «Новогодний подарок для леди, или Наставления дочери». Эта небольшая книга была напечатана в 1688 году и на протяжении XVIII века выдержала 25 изданий, переведена на голландский, французский и другие языки. (См. приложение в книге: Лабутина Т. Мир английской леди. Воспитание, образование, семья. XVII – начало XVIII века. - М.: Ломоносовъ. – 2016)
Также упоминался тут.

**Служанка Миранды, упоминалась здесь и далее.

+1

26

- Ах, отец, я был бы рад покинуть Лондон, но в моем возрасте это немыслимо: сейчас как никогда я должен налаживать и укреплять связи для построения успешной карьеры, а делать это в благословенном зеленом краю весьма затруднительно. Миранда пожертвовала и своим отдыхом ради моей карьеры, не оставляя меня здесь одного во избежание ненужных пересудов. Возможно, позже, когда мое положение станет достаточно прочным, мы сможем позволить себе покинуть душный Лондон и наслаждаться пением птиц и ароматом роз...
Голос Томаса звучал почтительно, а глаза он предпочел опустить, пряча насмешливость взгляда за полуопущенными, будто от усталости и почтительности одновременно, веками.
[ava]http://s7.uploads.ru/1fyju.jpg[/ava]

+1

27

- Карьеру? О какой карьере ты говоришь? Шута? О тебе и так уже шепчется половина Уайтхолла – ты хочешь, чтобы они начали смеяться тебе в лицо? Ты хоть отдаешь себе отчет в том, как нелепы твои возлюбленные философские идеи? Ты должен думать не о том, как окончательно погубить свою репутацию и навредить семье, а о том, как поправить нанесенный урон! 

Альфред в сердцах швырнул салфетку на стол.

+1

28

Миранда застыла, не веря своим ушам. По спине пробежал холодок. Она уже поверила... почти поверила, что этот вечер пройдет без ссоры. Она уже была готова посмотреть на графа так, как смотрела на него очень давно – до того, как узнала его нрав лучше: чувствуя подобие единения с родней Томаса.
Господи. Миранда стиснула в пальцах вилку, не желая откладывать ее: этот жест можно было бы истолковать как знак к завершению ужина. Нет, она с Томасом должна выдержать это испытание. Томас прежде всего. Зачем играть с огнем, когда можно немного побыть пай-мальчиком? Если Томас не боится обжечься, то ей уже больно. Ей всегда больно в такие минуты. Если ее отдых в поместье способен их примирить, она отправится туда. Даже без Томаса. Ей будет плохо, но она поедет. Пусть граф разлучает их, но будет доволен тем, что хоть кто-то его послушал. До следующего лета почти год, и если удастся подарить ему к этой поездке внука...
Мысли пронеслись в голове в одно мгновение, и она взмолилась про себя, чтобы хоть кто-то из этих двоих проявил мудрость и пошел на уступку.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

0

29

- Когда смеются в лицо, это безопаснее, - спокойно отозвался Томас, поддернув манжеты. - Если я удалюсь в твое поместье, меня сочтут виновным в том, о чем шепчутся и еще в десятке грехов, о которых пока что молчат. Кто знает, что придумают следующим, как далеко зайдут? Я не верю, что ты не думал об этом, отец. Давай отдадим должное ужину? - он снова поднес бокал к губам, но не торопился сделать глоток. Отец уже бросил салфетку - должно ли это означать, что он собирается  покинуть их, раздраженный донельзя? Что ж, если этого не избежать, пусть будет так.
- Все хорошо, дорогая? - обратился Томас к Мири с нежностью в голосе, в равной степени призванной проявить его заботу о супруге и уколоть отца.[icon]http://s4.uploads.ru/Pbnhe.jpg[/icon]

+3

30

Сказать «да» значило окончательно перейти для Альфреда Гамильтона на этот вечер в стан врага. «Да» – значит, у нее и Томаса все хорошо, а беспокойство графа – только его проблема. В глубине души Миранда в чем-то соглашалась с ним, но объясняла основное количество его речей слишком рьяной приверженностью закону и традициям. Их не стоит менять по собственному вкусу, упадок нравственности следует осуждать, поведение всякого должно быть разумно и расчетливо.
Но и сказать «нет» она не могла. Тогда Томас бы не нашел в ней поддержки, а она была обязана поддержать его. После той нестрогой дисциплины, которую она ощущала на себе в родительском доме, многие речи и поступки Альфреда Гамильтона казались ей жестокими, и тем удивительнее была доброта мужа. Не раз ей думалось, что в Томасе больше от матери, чем от отца. Ей не было суждено познакомиться с этой женщиной – граф овдовел за несколько лет до того, как Томас, его старший сын, женился.
Не могла она и сослаться на усталость – тогда возник бы благовидный предлог отослать ее наверх, и Томасу пришлось бы выслушивать нотации в одиночестве.
- Я просто… – тихонько начала Миранда, найдя ответ после небольшой паузы, но договорить не удалось: вновь зазвучала раздельная, четкая речь Гамильтона-старшего, который, как и Гамильтон-младший, был профессионалом в дискуссиях. Но если Томас развил свой талант владеть словом в салонах, то Альфреда закалил Парламент.
[ava]http://sd.uploads.ru/9CDQn.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Кто мудро следует лишь доброму примеру? (Конец августа 1704 года)