У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)


Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)

Сообщений 91 страница 107 из 107

1

Действующие лица: Томас Гамильтон, Миранда Гамильтон, НПС.
Время: вечер 27 апреля и ночь с 27 на 28 апреля 1705 года (понедельник).
Место: Лондон, Театр королевы на Хэймаркет, далее - особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер:
Так стоит ли мечтать о жизни беспорочной
На свете, где, как дым, все зыбко и непрочно,
Все переменчиво, как ветер и волна!
Пьер де Ронсар

Отредактировано Томас Гамильтон (04-01-2017 21:04:02)

0

91

- Ты уже все продумал? Хочешь… в самом деле жить там в конце концов? О, Томас... Ты видел эту возможность с самого начала?..
Жизнь тяжела для рук и тела? Но разве у них не будет достаточно слуг? Кроме того, труд в таком краю должен быть несравнимо приятнее, чем в английских деревушках. Солнце больше палит… но нет грязи и постоянной сырости. Представить то, о чем говорит Томас, было трудно, однако – удивительно! – многое она представляла. Смутно, на основании картин и иллюстраций, исходя в чем-то из родных пейзажей, но представляла. Дорогу, по бокам – тростник и редкие деревья… Лазурную воду и песок. И солнце, бесконечно много солнца. Что не могла Миранда представить, так это их возможный дом. Как выглядят дома на Багамах? Хижины? Но не все же? В том же Нассау должны быть… просто дома. Нечто среднее между хижиной бедняка и губернаторским особняком с колоннами...
От Миранды не укрылось, что Томас засомневался в Ричарде, однако не засомневался в ней. Да и как она оставит его по собственной воле? Невозможно представить. Ричард же не жена Томасу, но…
- Пожалуйста, не говори так о Ричарде, – ласково продолжила она. – Нельзя требовать от него такого… и все же я думаю, он согласится. Хотя бы навещать нас. – Беседа опьяняла, и было уже странно думать, что они только в начале пути. – Милый, мы даже еще не знаем, кого найдут тебе в советники. Но если ты в настроении подумать уже о завершении всех дел… знай, я согласна. Самая трудная жизнь с тобой будет раем, – Миранда потерлась носом о щеку Томаса, невольно подражая одной из его манер.
Видения были такими яркими, такими реальными… Как передать всю ту красоту, что перед ее глазами? Как жаль, что она не рисует…[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

92

- Вот именно: нельзя требовать. Но можно спросить и получить ответ - и, зная Ричарда, я уверен в том, что ответ будет искренним. Только каким? Это остается неизвестным. Он может искренне пожелать отправиться с нами, и так же искренне заблуждаться относительно своей способности прожить с нами на этом острове. Подумай о нем: он хрупкий цветок... яркий талант, который надо оберегать и подкармливать. Не убьет ли его жизнь вдали от тех, кто будет петь ему дифирамбы? Но я могу заблуждаться. Эта же жизнь может вдохновить его на совершенно иное, подняв его талант до невероятных высот... как жаль, что мы не можем заглянуть в будущее - и как славно, что мы не можем этого сделать!
Томас замер, улыбаясь и глядя в пространство. Лишь потом он вздохнул и ответил на невинную ласку такой же, точно так же потершись носом о щеку Миранды.
- Как знать, быть может, советник будет испытанием судьбы, призванным придать нам стойкости и уверенности в своих решениях? - полушутливо произнес он, сам не зная, говорит ли серьезно или подсмеивается сам над собой, над своей судьбой и над ее своеобразным чувством юмора.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

93

Было что-то невероятно трогательное в том, как он говорит об их общем любовнике, обращаясь к ней. "Хрупкий цветок"… Возможно, женщины действительно если не сильнее, то выносливее мужчин. Оправилась же она после такого испытания…
- Ты считаешь меня сильной, Томас? – поддалась соблазну спросить Миранда, но тут же усовестилась этого кокетства. С Томасом ей кокетничать нет нужды – он знает ее лучше, чем она сама. – Ты никогда не заблуждаешься, но сейчас мне хочется, чтобы ты ошибался в первом предположении… душа Ричарда так многранна… Не могу поверить, что мы когда-то не были с ним знакомы… Что до советника… – Миранда шевельнулась, привычно укладывая поудобнее голову на плечо Томаса. – Есть два типа людей. Одни видят в самых обыкновенных вещах красоту и помогают ее увидеть остальным. Таковы художники, поэты… Таков наш Ричард – мы так близки с ним, что я знаю это наверное. Другие приспосабливают мир под потребности себя и других – итог не всегда красив, но это и не является их целью… Польза – вот о чем думают такие люди… Человек, предоставленный тебе Адмиралтейством, должно быть, именно таков. А ты, дорогой мой, относишься к тому же типу, что и Ричард, но, я думаю, со временем совместишь в себе достоинства обеих категорий… Потому что ты хочешь получать практические результаты, обладающие несомненной красотой… И хочешь, чтобы эту красоту разглядели другие и поняли ее так же, как ты. Красоту идеи. Мой великодушный и мудрый Томас, – сонно мурлыкнула она, наслаждаясь теплом его тела, нежным лимонным ароматом вербены, обволакивающим их, наслаждаясь разговором. Но она, пожалуй, уже эгоистична – Томасу нужно спать… этого она и хотела, поднимаясь наверх. Шоколад с молоком и правда бодрит… Однако завтра будет новый день… Уже сегодня. Миранда закрыла глаза и тут же испуганно открыла их. Неужели она уступила сну на какое-то время? И вдруг не все слова произнесла вслух? – Томас… ты слышал?.. Я сказала, что твоя идея – воплощение красоты… красоты великодушия. Постарайся донести эту красоту до своего советника, любовь моя.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

94

- Если он будет похож на других господ из Уайтхолла, донести до него хоть что-нибудь будет крайне затруднительно, - все еще шутливо отозвался Томас. - Скорее, он будет стараться что-нибудь донести до меня, причем, если он не обладает твоим терпением, то вскоре он захочет схватить что-то тяжелое, чтобы вколотить мне в голову мысль об утопичности моих идей.
Ирония, звучавшая в голосе, была горькой. Первым взялся бы вколачивать правильные мысли в голову наивному дураку его собственный отец. Неужели так сложно понять, что с проблемой пиратства бессмысленно бороться силой? Это все равно что лупить кулаком по воде, пытаясь поймать рыбу. Много ли наловишь грубой силой? Ни одной. Только распугаешь. Нужно быть хитрее. Приманить, прикормить. Смотреть в будущее, рассчитывать хотя бы с небольшим опережением. Что будет через год? Через два? Если решать проблему силовым методом, пираты могут бросить свои распри и объединиться. Да, они переругаются между собой за право командовать - но только если во главе не встанет кто-то достаточно умный, хитрый и властный, как некогда был Генри Морган. Породит ли земля другого такого же человека? Томас задумался, рассеянно поглаживая Миранду по спине и плечам. На губах еще ощущался вкус горячего шоколада и Томас потянулся к губам супруги, деля с ней этот вкус, как делил многие другие. Пусть ее сон будет легок и сладок...[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+3

95

При первых словах Томаса ей представился надменный молодой лорд, преуспевающий офицер, напоминающий некоторых посетителей салона Томаса – слушающих его так, будто это спектакль. Жадный до реформ на словах, а не на деле. Следующая фраза заставила ее насторожиться, несмотря на сладкое состояние полудремы, но потом он начал нежно гладить ее, а затем поцеловал, и Миранда вновь успокоилась. Ласково ответила на поцелуй, провела пальцами по его шее, дальше по плечу.
- Если он захочет учинить такое насилие, то будет иметь дело со мной, – шутливо прошептала она.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

96

- Это серьезная угроза, дорогая, - засмеялся Томас. Дурные мысли оставили его, едва он представил, как его жена устраивает выволочку зарвавшемуся посланнику Уайтхолла. - Вряд ли бедняга выживет после того, как ты за него возьмешься. А если выживет - навсегда заречется вставать у тебя на пути.
Он вел пальцами по бедру Миранды, ласково, без тени желания плотского - но с любовью и нежностью.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

97

Миранда коснулась его руки и взяла ее в свою. Такие ласки перед сном от Томаса были привычны ей, и она знала, что это просто знак нежности и внимания. Томас в настроении говорил о своих желаниях прямо, это нравилось и ей, и Ричарду.
- У тебя на пути, – поправила она мужа. Улыбнулась и поправила саму себя: – У нас на пути… Люблю когда ты вот так, рядом… «Мой муж во всем, кроме постели», – ласковое передразнивание должно было напомнить Томасу о его словах вскоре после свадьбы. – Мы изменились, мы оба. И я… благодарна тебе за это.
Она закрыла глаза – мир сновидений звал к себе. Если бы Томас захотел ее, она бы с радостью ответила на его чувства, но… Томас желал этой ночью другого, и она постаралась ему помочь. Если бы она была мужчиной, если бы она разбиралась в тонкостях мореходства и обустройства колоний! Ричард не разбирается тоже… Значит, им суждено отдавать Томасу то, что они могут… Им – и будущему советнику. Возможно ли, что один человек способен стать и помощником в делах, будучи прекрасным практиком, и любовником, разделяя те же вкусы… ох нет… вкусы Томаса, так вернее, в постели? Быть может… Но, кто бы это ни был, этим человеком явно суждено стать не флотскому офицеру… найденному к тому же по прошению Альфреда Гамильтона. Скорее Ричард научится управлять кораблем. Миранда улыбнулась своим мыслям и погладила пальцы супруга.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

98

- Теперь это утверждение не соответствует действительности, Мири, - смеясь, сказал Томас, не убирая руки. Спокойные ласки были так приятны перед сном, они успокаивали, словно отделяли день от ночи, хотя согласно стрелкам часов ночь уже давно властвовала над миром. Над миром - но не над Томасом Гамильтоном. Но сейчас он отпускал день прочь...
- Меняются все: только дураки не замечают этого, а умные не всегда хотят признавать. Даже каменные статуи меняются, изменяя цвет и приобретая при этом совершенно иное выражение лица или намеки позы. Спи, Мири. Это был долгий день и долгий вечер.
Ей стоило отдохнуть как следует. Кто знает, каким будет этот посланник Адмиралтейства, и не придется ли Миранде сперва очаровывать его, сбивая с толку, словно вскрывая броню, чтобы Томас без особого труда смог добраться до уязвимого тела под броней убеждений и предрассудков.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

99

- Мне нравится то, как изменились мы, – проговорила Миранда, не открывая глаз. – Теперь нам нужно постараться изменить других… Чтобы твое предложение одобрили, и… все же новый век, Томас… – пробормотала она уже не очень разборчиво. – Спи и ты… доброй ночи, Томми…
Она так и уснула – держа его за руку, словно боясь отпустить, додумывая перед тем, как окончательно уйти в царство Морфея, остатки мыслей. Конечно, куда бы он делся от нее, из уютной постели, застеленной шелковыми простынями, постели, которую она с полным основанием могла назвать супружеской? Не имело значения, что несколько часов назад здесь был с ним мужчина… юноша. У нее был выбор, и она осталась с ним. А Томас… все же захотел познать ее, как женщину, уже после того, как исполнил свой долг по консумации брака. Глупо… с чего она думает об этом теперь… Только бы Альфред Гамильтон не подсунул Томасу какого-нибудь педанта… или тирана… Назло сыну запросив в Адмиралтействе человека с соответствующими характеристиками… Что подскажет Томасу седовласый капитан… Ему нужен его ровесник…
- Только не тиран… – прошептала она уже во сне, крепче сжимая руку Томаса.
Пришло сновидение – и снились ей Багамы, картины, похожие на те, что представали перед ее глазами во время разговора. Пальмы, прозрачная вода и стайки рыбешек, мальчишки, ворующие фрукты у продавцов – вроде лондонских оборванцев, которым Томас, видя их, каждый раз подает монеты… песок и корабли. Ее снова заинтересовало, в каком же доме тут можно жить, и она пошла по городу, и никак не могла найти свой. Она искала и искала, зная, что дом должен быть бежевым, с широким, во весь дом, крыльцом… но ей говорили, что не знают дома Гамильтонов, и Гамильтоны тут не живут… «Почему? – удивленно спрашивала она. – Мы гостим здесь второй месяц». Ей ничего не отвечали, и ей было и тревожно, и уютно одновременно. Она знала, что они живут тут… их фамилию просто не запомнили. Подул ветерок с океана, и она закрыла глаза, подставляя лицо солнцу.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

100

Сон Томаса пришел скоро, но был тревожным. Свинцовые океанские воды грозили поглотить, небо сливалось с океаном, палуба уходила из-под ног и откуда-то издалека доносился колокольный звон, похожий на погребальный: печальный и торжественный, отбивающий словно удары сердца, последние, и самый последний - затухающий, ледяной, уходящий в безмолвие.
Соленые брызги ложились на лицо.
Вымокла рубашка.
Вымок он весь, руки саднило, ладони были ободраны о канаты, но иначе - смерть, иначе вода, многие ярды воды над головой безо всякой надежды на свет и тепло, и жизнь.
И путь между волнами, вздымавшимися выше замковых башен и шпилей соборов, был только один. Удержатся? Каждое скольжение по волне вниз - и обрывается сердце. Каждый подъем - и надежда вновь вспыхивает в нем...
И соль. Соль на потрескавшихся, пересохших губах...[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

101

Во сне она засыпала – только теперь стоя не посреди города, а где-то вдалеке от него, и кто-то звал ее: «Мэм! Мэм!» Она хотела открыть глаза, но сон был так сладок… Вдруг она очутилась в доме, так и не увидев его снаружи, и лежала в постели, будучи одна… «Томас! – позвала она. – Томас!»
Она знала, что он где-то рядом, его не может не быть здесь… Поднявшись, в одной сорочке, босиком она вышла на крыльцо и осмотрелась, щурясь от нестерпимо яркого света. «Томас!» – снова позвала она, уже громче. Нужно найти его и сказать, что Гамильтонов здесь никто не знает, что это странно, ведь они тут уже долго… А потом она зашла за угол и наконец увидела Томаса – таким, каким он предпочитал сидеть в библиотеке за книгой: в халате и без парика. «Не кричи, – сказал он ей, – разбудишь отца, он еще спит. Вчера мы с ним долго изучали карты». Откуда здесь Альфред Гамильтон? Отчаяние захлестнуло ее, и рай перестал быть раем, а Томас улыбался и молчал. «Нет! – закричала она во сне, не желая мириться с этим человеком и тут. – Мы его не приглашали!» Ей было совестно говорить так про свекра, ведь если он здесь, то он одобрил проект сына, но она не могла остановиться. «Нет, Томас!» – прокричала она уже то ли во сне, то ли наяву.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

+1

102

Кто-то звал его. Томас открыл глаза. Миранда спала беспокойно, и именно ее вскрик: "Нет, Томас!" - и был тем самым, что разбудило его. Склонившись над ней, Томас погладил жену по щеке, прогоняя дурной сон.
- Проснись, Мири. Я здесь, и все хорошо. Все хорошо...
Жаль, Ричарда нет! Почему-то у Ричи получалось гораздо лучше. Он успокаивал обоих - кроме тех случаев, когда сердил Томаса, пытаясь получить ведущую роль в постели. Может, стоит ему уступить, хоть раз? Сделать подарок? Или дай палец, руку откусит по локоть?.. Пустяки. Сейчас важно, что Мири приснился кошмар - и ему тоже.
- Мири?..[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

103

- Томас?.. – открыв глаза, Миранда увидела мужа. Прикосновения его пальцев успокаивали, и она испытала облегчение всякого, проснувшегося после дурного сна: все увиденное не было реальностью. Но что именно напугало ее? Альфред Гамильтон и теперь может навестить их когда угодно…
- Все хорошо, Томас… – Миранда не желала волновать его, совсем нет, а говорить, что тревожный сон был связан с Багамами и его отцом, тем более. Нет причин… Просто она очень не любит старого лорда и не может полюбить его даже ради Томаса. – Просто… странный сон. Я искала наш дом и искала, а потом искала тебя, и никак не могла найти. А потом… – она обняла его за шею, – потом нашла… Прости, что разбудила… – Пальцы ее скользнули по затылку Томаса, она запустила их в мягкие волосы и прижалась лбом к его лбу. – Мне просто стало очень одиноко. А тебе… что-то снилось?..
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

+1

104

- Мой сон я тоже не могу назвать особо сладким и приятным, - улыбнулся Томас. - Но отчего тебе одиноко? Это был только сон, а мы здесь вместе, вдвоем. Разве мы одиноки? Я уж не говорю о том, что у нас есть Ричард. Хочешь, поедем к нему прямо сейчас? Вряд ли он спит, а даже если и спит - мы ляжем с ним рядом, и он проснется поутру с нами вместе. Можно будет ласково упрекнуть его в том, что его спальня в нашем доме слишком часто пустует. Или подождем до завтра? Было бы теплее, мы могли отправиться втроем под парусом по Темзе и развеять без следа наши дурные сны.
Томас болтал, стараясь отвлечь супругу от скверных мыслей, хотя его собственный сон выглядел редкостно дурным предзнаменованием. Суждено ли им пройти через шторм и выйти к родному берегу? Кто переживет эту бурю? И будут ли родными им все те же берега?[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

105

- Наш Ричард, – проговорила Миранда, продолжая обнимать мужа. – Нет, милый, отправиться к нему сейчас было бы очень себялюбивым поступком… К тому же с тобой так хорошо тут… И одеваться снова… я не хочу… – спросонья, да к тому же в растрепанных чувствах, она поддалась на его уловку, словно маленькая девочка. – Но я скучаю по нему, и мне бы очень хотелось этой прогулки… Спасибо тебе, – прижавшись к губам Томаса, Миранда замерла, а потом наконец отпустила, заставляя себя успокоиться и лечь.
Вновь взяв его за руку, она прошептала:
– Меня не сами поиски встревожили, Томас. Тем более я нашла тебя. Даже… не знаю. Не все было так, как мне хотелось бы… возможно, это было напоминание мне о терпении.
По крайней мере, ей очень хотелось так думать. Лучше пожелание свыше, чем предупреждение. А что могло присниться Томасу?.. Он не сказал сам, и, верно, ей лучше не спрашивать... ведь тогда, скорее всего, он расспросит в свою очередь ее, а ей не хочется равно как и обманывать его, так и заговаривать о свекре. Быть может, когда-нибудь ноша упадет с ее плеч, и Альфред Гамильтон назовет ее своей дочерью, а не бросит сквозь зубы «мадам». Не в ее силах переменить отношение к себе в один момент – для этого потребовалось бы предать доверие Томаса, но в ее силах помочь Томасу воплотить в жизнь поручение старого лорда… очевидно, являющееся жестом его доброй воли. И к тому времени… возможно, она вновь сможет надеяться на прибавление в их семье. Такой странной… но такой счастливой семье.
Начинало светать, и Миранда улыбнулась мужу, любуясь им. Сон не шел, но вставать слишком рано… Они понежатся еще в постели и, быть может, все же уснут. А день принесет дорогую встречу и милое развлечение, после которого Ричард непременно навестит их дом…
- Нам нужно еще поспать, Томас, – Миранда не могла наглядеться на него. Отчасти обеспокоенного, как ей виделось, но при этом и одухотворенного. Ничего, со сном беспокойство уйдет… Наутро все всегда кажется иным – ей и самой стоит об этом помнить.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

106

- Кажется, утро уже решило наступить, - с улыбкой заметил Томас, кивком указав на окно. - Есть ли смысл засыпать?
Смысл был, разумеется: отдых был необходим им обоим, но разве беседы не были для них отдыхом? Беседы и неспешные ласки, невинные в своей откровенности, как невинны игры ребенка с щенком на постели... 
- Я шучу, Мири, - мягко добавил Томас. - Засыпай. Пусть тебе приснится что-то светлое и доброе. Не тревожься о том, что будет: что бы ни пришло, мы справимся с этим.
Он задумался о том, справятся ли они на самом деле. Отчего же нет? Как бы ни были натянуты отношения с отцом, Альфред Гамильтон не начинал с сыном открытой войны. Кто осмелится тронуть их? А если удастся задуманное, если посланник Адмиралтейства паче чаяния окажется умным и достойным человеком...
Томас сам не заметил, как задремал, убаюканный и теплом, и тихим дыханием Мири, и собственными мыслями. На этот раз пришедший сон был сладок: теплое сказочное море, горячий золотой песок и белая веранда их дома, где Миранда пила чай, а Ричард сидел, запрокинув голову и прижавшись затылком к кому-то, чьего лица Томас никак не мог разглядеть.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

107

Миранда уснула раньше Томаса, успокоенная его настроем. Уснула, так и держа его за руку, лицом к лицу. Ей снова снился далекий остров, о котором они столько говорили, и не было в нем уже Альфреда Гамильтона, а была только первозданная, дивной красоты природа. Сочная зелень ветвей пальм, диковинные птицы, вроде тех, что она недавно видела на одной картине… во сне она не могла вспомнить, куплена эта картина или нет. Если нет, думалось ей, следует подарить ее Томасу… Потом Багамы сменились Лондоном, она была вместе с Томасом и Ричардом, и они плыли по Темзе в лодке под парусом. Ричард читал стихи, написанные им по случаю очередной театральной премьеры, а Томас улыбался, мягко и светло – так, как умел улыбаться только он, что бы ни случилось.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

О картине

Картина с птицами: думаю, Миранда купит ее Томасу «за кадром» после этого сна. ;)
http://s9.uploads.ru/Akp0E.jpg
Белый какаду и другие птицы. Виллем Ван Роен
http://s9.uploads.ru/NAva8.jpg
Спасибо автору аналитики «Картины в декорациях "Черных парусов"» - https://archiveofourown.org/works/10194290

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)