У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)


Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)

Сообщений 61 страница 90 из 107

1

Действующие лица: Томас Гамильтон, Миранда Гамильтон, НПС.
Время: вечер 27 апреля и ночь с 27 на 28 апреля 1705 года (понедельник).
Место: Лондон, Театр королевы на Хэймаркет, далее - особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер:
Так стоит ли мечтать о жизни беспорочной
На свете, где, как дым, все зыбко и непрочно,
Все переменчиво, как ветер и волна!
Пьер де Ронсар

Отредактировано Томас Гамильтон (04-01-2017 21:04:02)

0

61

Взамен бокала Миранда подала ему кусок пирога на салфетке. Ее Томас был неповторим во всем, кроме одного: как и большинство мужчин, он плохо умел о себе позаботиться. Ей почудилось смущение в его улыбке, и оттого стало неловко. Томас – и смущен?
- Я лишь прошу, чтобы ты немного поел. А потом мы выпьем за твои планы. И пожалуйста, Томас… я всегда буду рада видеть Ричарда. В экипаже ты сказал, что пригласишь его… Знай, я всем сердцем желаю того же самого. Напиши ему. Напиши, что мы по-прежнему любим его и будем счастливы, если он станет чаще нас навещать. Так часто, как до... У меня ведь еще могут быть дети, Томас. Врач сказал, что ничего непоправимого не произошло. Конечно, наверняка никто не скажет… но в том, что случилось, ничьей вины нет.
Миранда поспешила взять пирог и себе, чтобы Томас видел: она в порядке. В совершенном порядке. Им и вправду стоит начать жить будущим. Что же он сказал только что? «Кто-то из Адмиралтейства»? Каков будет этот советник, интересно? По давним воспоминаниям о паре званых ужинов с флотскими, куда приглашали ее и Томаса, они были заносчивы и скупы на интересные рассказы. Но свекр считал эти вечера полезными для расширения связей… Губы Миранды тронула улыбка. Интересно, доволен был Альфред Гамильтон тем, как ловко его сын обыграл компанию офицеров в вист, или счел, что адмирал… Смит, кажется... заслуживал этого выигрыша больше?
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

62

Взяв пирог, Томас едва не выронил его, но все же откусил - и осознал, что голоден. Вечер с Энеем его утомил, став незначащим эпизодом.
- Было время, когда я винил Ричарда. Хотя на самом деле, вероятно, я должен был благодарить его: без него многое было бы иным. Невозможным. - Крошки сыпались на одежду, пока Томас говорил. - Однако меня мучает вопрос, следует ли нам - мне - втягивать Ричарда в затею с Багамами? Дело может быть не таким простым, а Ричи все-таки поэт, несколько оторванный от реальности.

[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

63

- Он сблизил нас, как никто другой, – мягко ответила Миранда.
Томас, похоже, начал есть с аппетитом; без парика, с чуть растрепанными волосами он напоминал сейчас не солидного господина тридцати двух лет от роду, а студента или выпускника возрастом лет на десять младше, и ее сердце сжалось от щемящей нежности. Она откусила пирога и запила его бренди, словно чаем. Бренди, наслаждаться которым ее научил когда-то Томас... «Первый глоток еще не раскроет букет, – сказал он, – сделай не торопясь второй и тогда поймешь, что ценится в крепких напитках». Странный запоздавший ужин… и все казалось совершенно правильным – как обычно и происходило в компании Томаса.
– Что касается Багам… Томас, мы так же оторваны от реальности, как и Ричард. Посвящать ли его в проект? – Миранда задумалась, не спеша с ответом. – Отчего бы и нет? К чему делать из этого тайну? Но твоему главному советнику… тому, кого ты смог бы назвать своим партнером… надлежит быть практиком. Несомненно, это потребует терпения и от него, и от тебя. Мысль об Адмиралтействе кажется мне уместной и полезной… уверена, твой отец выберет нужного человека, – Миранда вложила в последние слова всю возможную мягкость – свекр был ей не по душе, и нужная интонация потребовала от нее немало душевных сил.
Она взглянула на картину над секретером, изображавшую черно-белого спаниеля, – подарок Альфреда Гамильтона. Королевская собака… дар верноподанного с друзьями в Тайном совете… У Миранды невольно пробежали по спине мурашки – хотя собака на холсте отнюдь не выглядела угрожающе. Мысли ее приняли иное направление.  Не будучи уверенной в том, что их следует высказывать, она отпила еще бренди. Оттенки изысканного букета постепенно распускались на языке, а следом напиток дарил тепло. [ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

+1

64

- Изучив столько материалов, могу ли я говорить, что оторван от реальности? Или же я вижу ее более ясно, чем те, кто связан с Багамами чересчур тесно? Чтобы разглядеть картину, необходимо рассматривать ее с расстояния, иначе видны будут лишь детали. - Томас усмехнулся. - Что не значит, что мне не нужен практик, который станет обращать мое внимание как раз на эти детали, мелкие, но жизненно важные. Например, точная длительность плавания до Багам, состояние портов, скорость порчи груза, умонастроения в разных концах моря, влияние известных пиратов. Для этого мне нужен практик с гибким умом - но сможет ли Адмиралтейство найти для меня такого? Адмиралтейство - это замшелые пни, которые еще могли устроить неприятности Моргану, но слишком неповоротливы и стары, чтобы поймать Хорниголда. Впрочем, вдруг случится чудо? Ты веришь в чудеса, дорогая?
Кусок пирога был уничтожен, запит бренди и теперь Томас ощутил настоящий голод. Что же делать? Съесть еще кусок? Или дотерпеть до утра, перекусив фруктами?

[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

65

- Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его… – улыбнулась Миранда. – Чудеса – высший закон, который сильнее того, что обусловлено нашими усилиями или законами природы. И я верю, что люди достойные в своей жизни становятся свидетелями или участника чуда.
Миранда отрезала мужу и себе еще по порции пирога, но, не притрагиваясь пока к своему куску, продолжила хозяйничать, поскольку не сомневалась, что Томас соблазнится десертом (в те годы умение красиво нарезать жаркое, фрукты и прочую снедь считалось обязательным для любой обеспеченной женщины: аристократки учились этому искусству еще до замужества, горожанок попроще их богатые мужья отправляли на специальные курсы). С манго управиться было непросто, если не знать нужный прием, но этот прием, конечно же, был ей известен. Бока манго пришлось срезать вдоль косточки и на каждой половинке надрезать мякоть на квадраты, а после вывернуть наизнанку. У Томаса, Миранда знала, это получалось лучше – он слишком любил лакомиться в приватной обстановке, чтобы каждый раз прибегать к помощи жены или лакея, но ей хотелось поухаживать за супругом. Блюдо украсили ароматные ломтики, срезанные с кожуры.
- Что же ты… хочешь поймать Хорниголда? – Миранда с нежностью и некоторым удивлением посмотрела на мужа. Казалось бы, за годы брака она узнала о Томасе так много, и вот он снова удивляет ее. Ее Томас – чувствительный, утонченный эпикуреец, идеалист Томас – борец с пиратами! Впрочем… возможно, это не столь удивительно, как она думает? Почему бы идеалисту не попытаться избавить если не мир, то хотя бы его часть, от насилия и разбоя, тем более что интересы его отца прямо связаны с таким местом? Однако это деяние, несомненно, тоже потребует насилия… И когда Миранда задала следующий вопрос, в ее голосе зазвучало сомнение: – Этот Хорниголд и есть главная угроза на Нью-Провиденс?
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

+1

66

- Главная угроза - люди. Человеческая натура. Бороться с ней намного сложнее, чем с любыми пиратами. Успех или неуспех нашего предприятия зависит от того, чего хотят обычные люди. Обычно они хотят мира, торговли, уверенности, что их дети вырастут, их дом не сожгут, а их самих не ограбят и не убьют. - Томас хмыкнул, взял манго, рассеянно положил в рот и прожевал. - Но чего хотят эти? Не слишком ли они привыкли жить рядом с пиратами и питаться плодами их ремесла? Или свершится чудо?

[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

67

Человеческая натура… Слова Томаса возвращали к сомнениям, побуждали высказать невысказанное. Но сперва нужно ответить по существу. Она слишком любит и уважает Томаса, чтобы не ответить сейчас на то, что его волнует.
- Томас, безусловно… Человеческая натура противоречива, но ведь мотивы людей – это не только препятствие, но и великий дар. Мотивы дают нам причины для поступков. Нужно показать этим людям, ради чего им придется изменить себя. Кроме того, полагаю, многие недовольны таким положением дел на острове. Они боятся… Я бы боялась. Жить по соседству с пиратом… только представь, – Миранда протянула руку к бренди, налила вновь Томасу и себе. Пока неуместно говорить о том, что ее тревожит. Томас увлечен, вдохновлен… она не имеет права испортить этот момент. Всему свое время. – Бог помогает тем, кто искренне старается. Уверена, на твоем пути тебя ждет множество чудес. И даже если советник не придется тебе по нраву, что в этом ужасного? Уверена, тебе предоставят другого.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

68

- Предоставят ли? Мне могут дать одного, и решить, что с меня хватит. В идеале, советчик должен стать моим союзником - а этого лорды адмиралтейства постараются не допустить. - Томас отпил, задумавшись и не почувствовав вкуса. - Жить по соседству с пиратом может быть не так плохо. Пирату нужно продовольствие - и он заплатит за него, а не возьмет силой, потому что иначе он не пришвартуется больше в этом порту. Пират продает добычу - и продает дешевле, чем запросили бы многие другие. Пират после рейда пьет и гуляет, он хочет вкусной еды, выпивки, женщин, и готов платить за это. А деньги у пирата есть, и он просаживает их, зная, что из следующего рейда может не вернуться. Понимаешь? Жить рядом с пиратом может быть страшно, но еще и выгодно. Намного выгоднее, чем жить правильной жизнью.

[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+2

69

Миранда вслед за мужем отдала должное бренди и закусила кусочком манго.
- Понимаю, Томас, – насчет выгоды союза с пиратами… но не понимаю, почему ты думаешь так о лордах Адмиралтейства. Разве им не должен понравиться твой проект, который будет создан, чтобы внести важный вклад в безопасность государства? Дело не только в интересах твоего отца… ты поможешь и Англии в целом, – Миранда взяла супруга за руку. – Тебя что-то тревожит, Томас? Расскажи, что именно ты намерен предпринять? Ведь не одни же карательные меры ты применишь? Когда в Нассау будет новая власть… настанет время для помощи. Наверное, стоит подумать о льготах в торговле? Чтобы потери от отсутствия пиратов стали менее ощутимыми?
Она ласково взглянула в глаза мужа. Пламя свечей отражалось в его зрачках желто-оранжевыми всполохами. Все же она не смогла не задать серьезные вопросы. Ведь он хотел знать ее соображения насчет этого проекта. Как можно было не постараться всеми силами разрешить его сомнения?
– Пожалуйста, расскажи мне, – повторила Миранда. – Чтобы я могла… – «помочь тебе» прозвучало бы отчасти снисходительно, отчасти неуважительно, несмотря на то, что эти слова были бы продиктованы только любовью, и она сформулировала мягче: – …быть полезнее тебе в нашем разговоре.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

70

- С одной стороны, должен понравиться. С другой же, этот проект теоретически может прославить любого из них, и никто не горит желанием отдавать его мне - однако так как с равным риском этот проект может опозорить любого из них, никто не горит желанием и заниматься им самостоятельно. Иными словами, если у нас все получится, лорды скажут: "Без нашего покровительства он бы не смог!" - и покроют себя славой. Если мы проиграем, скажут: "С самого начала было ясно, что это безумие, но мы сделали, что могли!". - Томас криво улыбнулся, одной половиной рта. - Я хочу сделать необычный шаг. Предложить помилование. Полное прощение. Сколькие из пиратов захотят вернуться к обычной жизни? Вряд ли все, но кто-то захочет. Скажем, три года мирной жизни - и кто угодно сможет вернуться в Англию, где его не станут преследовать, что бы он ни натворил. Заманчиво? Если б я был пиратом, наверное, для меня было бы заманчиво. Шанс все начать заново.
Томас замолчал, качнул бокалом.
- Но кто поймет душу пирата, если не был пиратом? - он залпом допил содержимое бокала и поставил его на стол. Одинокая капля сползла по хрустальному боку.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

Отредактировано Томас Гамильтон (01-02-2017 00:50:40)

+1

71

Теперь все встало на свои места. Томас не был одержим идеей расправы, не мог быть одержим… – как ей вообще могла прийти мысль о насилии? – Томас хотел преображения.
- «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете», – проговорила она. – Томас… уверена, любой преступник, если он не лишен разума, воспользуется таким предложением. Только… нужно все тщательно продумать. Три года мирной жизни… Однако перед тем, как начать выполнять это условие, пиратам, верно, стоит сдать оружие и награбленное?
Миранда смутно догадывалась, скорее даже чувствовала, что предложение это будет не просто неожиданным, оно станет революционным. Это пугающее слово всплыло в памяти, но успокаивала мысль, что скоро у Томаса появится помощник. Представитель Адмиралтейства выскажется по всем вопросам, для этого его и пригласят. Он подскажет, каким именно путем пойти.
Ей вдруг захотелось увидеть тропический остров, что так занимает мысли Томаса, на карте, узнать совершенно точно, где он находится и какими морями омывается.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

72

- Сдать оружие - безусловно. Сдать награбленное... - Томас покачал головой. - Во-первых, как определить, есть ли у человека это самое награбленное, или это честно накопленные пара золотых? Достаточно прикопать в огороде горшок с золотом и доставать оттуда по необходимости, чтобы не попасться. Во-вторых, если отобрать у людей деньги, можно сделаться их врагом - и никогда другом. Конечно, всегда останутся те, кому не нужно прощение, кто не умеет и не желает сеять и пахать, строить и торговать, кому разбой и убийства дороже. Но таких мало, и избавиться от них будет проще: своей жестокостью они будут вызывать в людях не сочувствие, но ненависть...
Заново наполнив свой бокал, Томас помолчал, опустошенный произнесенным. Нелегко будет добиться того, о чем он мечтает. Это идеализированный образ будущего, которое наверняка окажется сложнее и кровавее. Как всегда. Как любое преобразование, навязанное извне.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+2

73

Слова завораживали и восхищали, казались единственно верными. Как он увлечен! Этот проект – особенный. Разумеется, особенный, ведь Томас должен будет, верно, отчитаться перед отцом. Светлая мысль посетила ее: вдруг именно так отец и сын наконец сблизятся? Убедить Альфреда Гамильтона будет сложно, но ведь выхода у них нет. Да и посредник из Адмиралтейства сыграет свою роль: Томас попросил отца найти такого человека, и тот отправится к кому-то из высших чинов флота…
- Дорогой, я думаю, наказание для тех, кто выступит против такой реформы с оружием в руках, будут заслуженным, – произнесла она вслух. – Ведь они не сделают ответного шага и пренебрегут тем самым проявленной добротой. Но другие, которые зажили бы иной жизнью, если бы могли не остерегаться виселицы… Они заслуживают этот шанс. А когда на острове восстановится торжество закона… то и сообщение его с остальным миром разовьется в полную силу. Выращенный урожай на плантациях… наиболее ценен сахарный тростник, верно?.. – Миранда приложила ладонь ко лбу. – Томас, как это все интересно! Голова идет кругом. Тебе действительно понадобится советник-офицер: он не только поможет с практической частью, но и сможет убедить Адмиралтейство в верности твоих суждений. И… – она помедлила, – твой отец будет ему доверять.
Миранда подлила себе бренди и улыбнулась:
- Кстати, как жена лорда Томаса Гамильтона я должна больше знать об объекте его будущей великой реформы. Думаю, самое время тебе показать мне на карте этот остров Нью-Провиденс, обитель пиратов.
Понимает ли Томас, как она гордится им сейчас? Как верит в его таланты? Миранде захотелось обнять его, но это разрушило бы торжественность момента: он стоял перед ней с бокалом в руке, и ей казалось, несмотря на его халат, что ее Томас только что прочел речь в Парламенте. И Миранда подняла свой бокал.
- После того, как мы выпьем за твои планы, мой дорогой.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

74

- За их исполнение, Мири, - поправил ее Томас, с улыбкой поднося бокал к губам. Но, едва коснувшись пьяной влаги губами, отставил его, прошел к полкам и вытащил карту, которую расправил на столе, придавив по углам. - Взгляни: Нью-Провиденс выглядит совсем крошечным. Если бы пираты не избрали его своим свободным портом... своим знаменем, если угодно... то вряд ли этот островок по-настоящему стал бы причиной сбора сил. Даже стычки с испанцами не стоят того. Но вот выжигать каленым железом гнездо порока - это почти традиция в старой доброй Англии.
Усмешка вышла горькой. Отчего? Не от того ли, что гнездом порока могли однажды назвать и этот дом? И тогда... о, что тогда? Не станет ли он лучше понимать пиратов, которые сейчас кажутся ему едва ли не чудовищами?
Нет, не чудовищами. Далеко не все. Запутавшимися людьми. И в этом кроется корень различий: он верит в людей и в лучшее в них...[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+2

75

Миранда тоже едва пригубила бренди; она с любопытством принялась рассматривать карту, но по мере того, как Томас говорил, ее взгляд становился все настороженнее, а последние его слова отозвались болью в сердце. И стало не до торжественности момента: она подошла ближе и обняла его, прижалась щекой к халату.
- Но ты же не станешь ничего выжигать каленым железом? Ты же хочешь как раз быть милостивым? Не хочешь насилия?.. Ты же говоришь об амнистии, Томас! О шансе все начать заново. Ты не похож… на тех, кто предпочитает такие методы всем прочим. Причем подумай, – шепнула она, – мне только сейчас пришло в голову. Уайтхолл согласился на разработку проекта, значит, велик шанс, что твое предложение заинтересует их. Ведь обычная карательная экспедиция не требует подобной подготовки? В условиях войны вовсе не удивительно, что правительство желает наиболее продуманного решения.
Крохотный остров, затерянный в Атлантическом океане, несмотря на таящуюся на нем опасность, представлялся чем-то сказочным. Даже не верилось, что этот земной рай может порождать кровавые убийства и грабежи. Миранда обнимала мужа и не могла разомкнуть объятия; вечер в театре казался теперь до странности далеким.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

+1

76

- Уайтхолл собирает все возможные проекты и рассматривает их, если это поможет им сэкономить и выгадать хоть пенни. А обсуждать они готовы сутками напролет, - усмехнулся Томас. Он мягко обнял жену, стараясь успокоить - хоть сам спокоен не был, и не верил, что военные охотно примут мирный проект, который не даст им покрасоваться и побряцать оружием. Как же без развевающихся плюмажей и грохота пушек! Как без того, чтобы навести страх! Тогда как проблемы всегда проще - и дешевле - решать мирным путем...
- Посмотри еще раз на этот островок. Где-то у меня была его подробная карта - насколько может быть подробной карта подобного места. Хочешь взглянуть?[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

77

- Очень, – тепло ответила Миранда, снова переводя взгляд на карту, но не отстраняясь. Какого удивительного мужа даровал ей Господь! Все те сложности, что есть – это следствие его дарований. Как хорошо, что есть Ричард – они с Томасом оба счастливы и вполне удовлетворены… были таковыми и будут, если она проявит достаточно такта. И они оба в безопасности здесь. – Я ничего не знаю об этом месте и нахожу, что это пора исправить. Я полагала, к примеру, что Багамы омываются Карибским морем – не океаном… А эти три острова ниже, – продолжила Миранда, имея в виду группу по центру карты – Кубу, Ямайку и Эспаньолу, – по большей части окружены как раз морем.
Она перехватила руку мужа и прижалась губами к пахнущей вербеной гладкой коже. Этот проект может открыть Томасу путь и в Королевское научное общество… там заняты вопросами мореплавания и изучением природы, а ведь Томасу придется уделить внимание и этим проблемам, не только политике. Точнее… Изучая Багамы и то, что касается управления ими, он выработает нужный взгляд. Только бы его помощник мог мыслить чем-то, помимо грохота пушек! Время высказаться не пушкам, а музам: кто знает, когда закончится эта война? Хотя бы в отношении такого маленького островка можно попробовать нечто новое. А если проект Томаса примут… какие счастливые дни, полные творческого и созидательного труда во имя улучшения жизни людей ждут его! Его ум и таланты должны быть оценены по достоинству; его салон знаменит, но видно, что он хочет большего… Ей так кажется... Нет, она уверена. Томасу тридцать два… Еще год, и он достигнет возраста Спасителя… Это возраст свершений.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

78

Томас отошел и вернулся с картой - на которой странным неровным пятном был изображен остров.
- Самая подробная карта из существующих, но уже неточная: Нью-Провиденс меняется стихийно, и предугадать, куда будет развиваться Нассау, попросту невозможно. Однако в этом есть особая прелесть, не находишь? Превратить нечто хаотичное в упорядоченное поселение, подчиненное законам, и продемонстрировать, что мирное решение проблемы Багам возможно. Силой взять Нассау очень непросто: войти в гавань на больших судах невозможно, а проливы простреливаются из форта. Необходимо высаживаться с другой стороны и продвигаться сушей, а вот устроить бомбардировку Нассау с моря без разрушения форта не представляется возможным. Восстанавливать потом форт будет крайне затратно...[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

Часть карты - с гаванью

http://s0.uploads.ru/t/bS3hm.jpg

+1

79

Миранда передвинула чернильницу, которой был прижат один из углов карты, расправляя ее получше. Припомнился один из вечеров два года назад: взбешенный Альфред Гамильтон заперся с Томасом в кабинете, из которого долго слышались речи на повышенных тонах. Мэри уговаривала ее пойти к себе, подавала рюмку с успокоительными каплями, а она ходила взад-вперед и пыталась хоть что-то понять. «Эллиса Лайтвуда на острове больше нет! – громыхнуло в конце концов. – И форта больше нет!» – «Отец, вы хотите сказать…» – ответ Томаса прозвучал тихо, и ей не удалось расслышать продолжение, но ответ старого лорда Гамильтона сорвал с него покров тайны. «Да, колония потеряна, черт побери, потеряна окончательно! Губернатор в плену, Томас!» – «Назначат другого губернатора». – «Боже мой, Томас! Да с началом войны этот остров стал раем для самозваных каперов! Новый губернатор придет в разрушенный город… Он станет еще более зависим от…» – раздался кашель, последовали успокаивающие тихие речи Томаса, звякнуло стекло, и далее разговор вновь стал вестись тише. Потом он пояснил ей, что Нассау серьезно пострадал от испано-французского нападения и что придется подбирать замену мистеру Лайтвуду.
- Я помню… его уже разрушали. Испанцы. Все переволновались, – мягко подтвердила Миранда, рассматривая карту. Посвященная только Нью-Провиденс, она позволяла рассмотреть детали, а не просто узнать расположение и оценить масштаб. – Какое тесное поселение у гавани! – Миранда указала на нарисованные домики.  – Потом деревья… И все редеет… Смотри, тут почти нет домов. Зато есть церковь, – прокомментировала она особо тщательно изображенное здание, которое нельзя было спутать ни с чем иным. – Удивительно, правда? И в таком далеком краю люди несут Слово Божие.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

+1

80

- Людям всегда нужно иметь нечто, что их объединит. Собьет в стаю. Как собаки сбиваются в стаю, когда дичают, чтобы проще было выжить. Прости, Мири, я сегодня циничен. Наверное, это вина Энея...
Томас покачал головой.
- Или неопределенности.
Он посмотрел на карту Нью-Провиденс. Если все получится, как он задумал, этот остров может даже стать на время их домом. Но нет. Мири заскучает в этом мире, где всех развлечений - церковь или пьянка и игра в карты или кости. К тому же, это опасно: испанцы один раз уже разгромили поселение, несмотря на форт. Конечно, можно устранить недостатки и сделать повторение той истории намного более сложным. Для этого потребуется опытный военный.
Еще бы точно знать, с какого конца браться и к чему все привести в итоге!
[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

81

Томас не казался ей циничным. Вдохновленным… ищущим... отчасти непривычно сомневающимся… каким угодно, только не циничным. Упоминание об актере отозвалось тревогой в ее сердце, и она все же решилась высказать мысль, которая не давала ей покоя с середины разговора в библиотеке.
- Томас… Прости… – Миранда положила ладонь ему на грудь и заглянула в глаза. – Насчет большей определенности. Это не касается напрямую проекта… но касается той обстановки, в которой ты продолжишь работать над ним. Мне подумалось, что… мне… и тебе… пока что… следует быть благоразумнее. Еще одного Энея могут счесть моей подругой или родственницей… а могут узнать его личность и счесть моей пассией… Я знаю, насмешки тебя не волнуют, но не будут ли волновать насмешки и слухи человека, которого ты найдешь? Репутацию за пару недель мы не улучшим, но лишние сплетни нам точно не помогут. Кроме того… у нас есть Ричард, и я скучаю по нему. Хочешь, я завтра сама напишу ему?
Хорошо, что она нашла подобные слова. Все правильно: сейчас дело даже не в безопасности как таковой. Их дом – их крепость, надежное укрытие, а они оба опытны в том, как устраивать жизнь по собственному вкусу. Главное состоит в том, что этот проект важнее развлечений, которые не стоят возможного риска. Любого риска – даже очередная глупая сплетня о порочности леди Гамильтон и снисходительности ее мужа сейчас будет не к месту. Ричард же – часть их семьи, а не развлечение вроде того юноши.
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

82

- Ты можешь написать Ричарду и не спрашивая моего согласия, я всегда рад его видеть, - мягко произнес Томас. - Ты всегда думаешь о пользе. Наслаждайся, пока у нас есть время: вскоре нам предстоит много работы. Нам - потому что ты всегда была рядом и я уверен, не оставишь и сейчас.
Но этот вечер - эта ночь - принадлежали им. Может, и хорошо, что сегодня Ричарда здесь нет: поэт бывал порой слишком... похож на большого ребенка. Наверняка захотел бы внимания, тогда как внимание Томаса притягивала к себе карта Нью-Провиденс, их шанса на что-то, о чем он сам пока имел крайне смутное представление.
[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

83

Ничего дороже этого «нам» Томас не мог сказать ей сейчас. Свет его разума, огонь его идей вкупе с его обаянием делали его загадочным и не похожим на других, и Миранда вновь и вновь стремилась разделить его интересы, чувствуя себя приобщенной к чуду. В тех пределах, в которых она могла приобщиться. Она может приободрить или утешить Томаса, разделить с ним часы досуга – будь то беседы о высоком или плотская любовь, но она все-таки женщина. Чтобы дать в этом случае ответы на нужные ему вопросы, собрать разрозненные наброски в целое – нужен ум практика. Мужчины. Военного моряка. «Может ли Томас обратить на него особое внимание?» – внезапно подумалось ей. Если офицер будет молод и хорош собой – возможно… Но не стоит об этом думать. Как она не делит постель с каждым привлекательным мужчиной, так и Томас не делает этого. Представитель Адмиралтейства – не доступный источник удовольствий, как сегодняшний актер, и не ценитель утонченных отношений, как романтик Ричард. Они будут просто работать, что, конечно же, не помешает окружить будущего флотского посредника теплом и вниманием в их доме. Тот, кто будет помогать Томасу, заслуживает самого лучшего.
- Была… и есть, – тихонько проговорила Миранда в ответ и добавила: – Тебе нужно отдохнуть, Томас. – Она улыбнулась и ласково продолжила: – Дорогой, если ты не против того, чтобы подняться наверх, я сделаю травяной настой с медом. Ночь приносит совет*, только если спишь, а я полагаю, нам пригодятся ее советы… пока ты не приведешь сюда своего помощника. Если же ты хочешь остаться здесь, я сварю нам обоим горячего шоколада с молоком.**
Миранда опустила на мгновение взгляд, дотронулась до кольца на пальце. Снова посмотрела на мужа.
- Я горжусь тобой, мой милый. Но тебе нужно беречь себя.
Поставленная задача, несомненно, прекрасная пища для ума Томаса, но возвращение Багам к устойчивой прибыльности и проблема пиратов Нассау не важнее его здоровья. Пусть поспит хотя бы несколько часов – прежде чем приступить к новым свершениям.

* и **

*Английский аналог пословицы «Утро вечера мудренее».
**Англичане в XVIII веке воспринимали шоколад не только как источник удовольствия – они считали его незаменимым лекарством. Так, личный врач королевы Анны Ганс Слоан прописывал своей подопечной в качестве тонизирующего средства горячий шоколад с молоком.

[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

84

- Беречь себя - значит беречь себя от свершений в той же мере, в коей и от бед... - Томас усмехнулся. - Горячий шоколад будет в самый раз. Его запах пробуждает... и возбуждает. Аппетит, конечно же.
Усмешка переплавилась в улыбку, нежную улыбку, и Томас так же нежно поцеловал супругу - почти целомудренно, не разжимая губ.
- Ночь приносит покой и новые мысли. Стоит ли упускать их ради удовольствий сна? Впрочем, отдых нам тоже необходим. Идем; по дороге скажем принести нам горячего шоколада в спальню. В мою спальню. Выпьем его там и уснем...
Сейчас это казалось наилучшим окончанием ночи. Они уснут в обнимку, друзья-супруги, а завтра вместе приступят к исполнению едва намеченных планов...
[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1

85

Ответ Миранды на поцелуй был столь же целомудренным – она умела хорошо понимать Томаса. После случившейся минувшей осенью трагедии она долго не была близка ни с Томасом, ни с Ричардом; в начале весны появилось и желание, и силы, и притупилась душевная боль – достаточно для того, чтобы можно было думать о второй попытке. Тем не менее она воссоединялась с ними в постели реже, чем прежде: в какой-то степени чувствуя вину из-за постигшей ее неудачи, в какой-то степени из-за страданий, которые они перенесли из-за нее. Мужчинам вдвоем проще… но если женщине даровано такое следствие любви, как она может пренебрегать им? Как может не думать о наследнике Томаса? Как, в конце концов, ей жить без его прикосновений?.. Как вынести печаль в глазах Ричарда и не осыпать его ласками? И она приходила сама, давая понять, что в настроении, и приглашала – с верою в лучшее. Миранда считала постигшее их несчастье испытанием и была намерена пройти его.
- Хорошо, – прошептала она, на этот раз сама поцеловав мужа – также почти невинно.
Барроумен, конечно же, на своем посту. Его она и попросит, раз Томас не хочет, чтобы она хозяйничала. А ей, странное дело, порой так любопытно приготовить что-то самой…
Миранда на всякий случай захватила свечу, – вдруг освещение все же погасили? – но и просторная приемная, и лестница были все еще ярко освещены. Гамильтонам не нужно экономить, и слуги это знали, как знали и их образ жизни. Барроумен встретил своих хозяев еще на середине лестницы. Милорд и миледи в четвертом часу утра желают горячего шоколада? Будет исполнено.
Покрывало на постели Томаса было расправлено, простыни не смяты. Мелькнула мысль: перестелил ли верный Джон постель? Она никогда не была ни сама по себе, ни одновременно с Томасом с человеком такого статуса… и, подумав так, мгновенно устыдилась промелькнувшей брезгливости. Даже если постель не меняли, с этим актером… с этим Энеем… был ее Томас. Она знает его отношение к тому, как возлежать с другими. Знает его вкусы, его требовательность, его любовь к аккуратности. Эта постель так же чиста, как Томас. Так же прекрасна, как все, что принадлежит ему.
Миранда распустила пояс, спустила пеньюар с плеч, высвободила руки из затканных бордовыми цветами широких золотистых рукавов и осталась в ночной сорочке.
- Томас… я… очень люблю тебя. Никогда не устану это повторять.
Сейчас он откинет покрывало, они лягут и уснут… После чашки горячего шоколада. Утром Ричарду с нарочным будет отослано письмо… Теплая волна поднялась у нее в груди, и Миранда почувствовала: испытание окончено. Возможно, впереди новые испытания, – ведь жизнь так длинна, – но эта страница ее жизни перевернута. Все налаживается. Уже наладилось.

Пеньюар в сериале

Пеньюар (капот), который носила Миранда в домашних сценах этого эпизода, можно увидеть в начале 5-й серии 2-го сезона (4.27-5.02, время дано по варианту «Амедиа»; «Лостфилм» - несколькими секундами позже).
http://s2.uploads.ru/i0tQT.jpg
http://s8.uploads.ru/sbV3D.jpg

В сериале он надет поверх нижней сорочки, корсета (на фото корсета нет) и нижней стеганой юбки. Я добавила к нему пояс. Также в XVIII веке в качестве домашней одежды с нижней юбкой женщины могли носить и мягкий корсаж без косточек.

[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

86

Барроумен внес шоколад - и легкие бисквиты к нему, оттеняющие вкус, - и удалился, пожелав хозяевам доброй ночи. Чутье подсказывало ему, что сегодня его услуги более не потребуются - и потому он со спокойной совестью может лечь спать, предварительно наконец потушив свечи.
Томас первым сел на постель, взял в руки фарфоровую чашечку и сделал глоток. Обладал ли в самом деле шоколад целебной силой, или же это было чье-то досужее измышление, он не знал - но и не было это главным. В нем шоколад пробуждал чувственность и заставлял при этом голову работать четче - последнее сейчас было не нужно, впрочем. Да и первое...
Остаток ночи будет отдан сну. Во сне порой приходят в голову решения задач, так пусть придет и в эту ночь!
- Ложись, милая, - Томас отбросил покрывало. Постель перестелили: свежие отглаженные простыни благоухали только вербеной.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

87

Было одинаково приятно пить шоколад и смотреть, как пьет Томас. Откусить немного бисквита… сидеть вместе и мечтать. А потом Миранда забралась в душистую постель и протянула к нему руку:
- Иди ко мне, Томми.
За годы супружества простые объятия не наскучили: такие минуты были так же ценны, как в начале их знакомства. Это было время, принадлежавшее только им, когда она могла передать всю свою нежность по отношению к нему и когда могла согреться его вниманием.
- На Багамах жарко… – задумчиво проговорила она, подумав о прохладной апрельской ночи. – Ты хотел бы там побывать?
Альфред Гамильтон как-то отправлялся в Вест-Индию, но его впечатлений она не знала, не знала даже точно, посещал ли он Нью-Провиденс. Томас не рассказывал подробности, а у нее не было причин спрашивать: тогда дела отца и сына напрямую не соприкасались. Наличие губернатора означает законную власть… но как же пираты? Как могут они вести свои дела одновременно: назначенный чиновник и морские разбойники? Видимо, подкуп… И все же: цивилизованный мир и не цивилизованный – совсем рядом? Все это с трудом укладывалось в голове. И поэтому далекому тропическому краю нужны таланты Томаса: потому что он умеет создавать новые миры своим умом, как никто другой. Где люди могут любить того, кого хотят; где раскаявшиеся преступники получают прощение, а не разговор со священником перед казнью…
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

88

- Побывать? - чуточку рассеянно отозвался Томас. - Я хотел бы... наверное, тебе это покажется странным, но я хотел бы создать в этом раю на земле рай для тех, кто непохож на других. Рай для любящих сердец, где никто не смотрел бы косо. Но, боюсь, рано или поздно такой земной рай станет для живущих там... тюрьмой.
Он обнял супругу - нежность без страсти, любовь без физического влечения. Вряд ли самая жаркая ночь в Лондоне сравнится с ночами на Багамах. Томасу представилось благоухание южных цветов, льющееся в раскрытые окна, стрекот цикад, тень от оплетающего навес над внутренним двориком винограда - нечто подобное ему случалось видеть в греческих домах.
Рай: протяни руку и сорви виноградную гроздь, и вложи терпкую ягоду меж губ любимых тобой, пока трепетный ветерок овевает нагие тела, избавляя от изнуряющего зноя...
Пусть он станет тюрьмой: стены этой тюрьмы не будут крепки, и когда надоест нега рая, что помешает им отправиться в путь и создать новые миры?..[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+2

89

- Тюрьмой? – переспросила Миранда. – Но почему он должен стать тюрьмой для людей, которые сами его выбрали?.. Только потому, что эти люди знали бы: в другом месте они не были бы столь свободны? Это не тюрьма, Томас... это просто жизнь... – она задумалась, подбирая слова, – жизнь по своим правилам.
Миранда прижалась к мужу, не стремясь вдохновить на любовные свершения: времени, проведенного с Энеем, было достаточно, чтобы удовлетворить Томаса – его тело; но ум его после этой встречи не желал отдыха – и она отдавалась беседе о проекте реформирования Нассау с той же полнотой, какой отдавалась бы телесной страсти. Потому что в этом тоже заключается ее любовь к Томасу. Ему нравится говорить, ей нравится слушать, а предложить что-то важное, что может навести его на нужную мысль – счастье…
Она давно убедилась, что мало кто владеет секретом верного объятия: не стиснуть, а взять в кольцо рук, окружая теплом. И именно ее Томас, предпочитающий в своей постели мужчин, обнимает так, как нужно. Понимали ли его возлюбленные до Ричарда, как счастливы? Ричард понимает… Она не завидует любовникам Томаса даже белой завистью: она уверена в его любви и уверена в себе. Возможно, этот флотский офицер станет первым, на месте которого она действительно хотела бы оказаться, чтобы часами обсуждать с Томасом планы и претворять их в жизнь… Это нечто особенное – партнерство с таким человеком, как Томас. Считает ли он ее своим партнером? Ей думается, что считает… но не все на свете она может дать ему, хотя желала бы подарить весь мир. И сделать его таким, чтобы он понравился Томасу. Чтобы он был в нем счастлив и делал счастье возможным для других.
- Наверное, я бы хотела пожить так, – тихо продолжила она, убаюкиваемая им, – отдохнуть… и не думать ни о чем. Когда ты обустроишь жизнь на Багамах, мы можем так и сделать. Ты, Ричард и я… Но только… – она с нежностью поцеловала его в кончик носа и шутливо продолжила: – не более чем один сезон. Как Лондон обойдется без талантливого политика Томаса Гамильтона?
[ava]http://s4.uploads.ru/x2jHP.jpg[/ava]

0

90

- Или убежище. Для тех, кого не примут в другом месте, - согласился Томас. - Но Лондон легко обойдется без Томаса Гамильтона: а вот обойдется ли Томас Гамильтон без признания? - шутливо продолжил он. - Власть - наркотик, даже - и в особенности - когда это власть над умами и сердцами, мягкая узда, не терзающая, но направляющая. Но даже Томас Гамильтон может уйти со временем на покой... с женой и другом. Но согласится ли Ричард оставить свет, где он царит и властвует, и променять шум и блеск на покой и тишину крошечного острова, затерянного Бог знает где? Рай: но рай для души, и ежедневные испытания для тела, для рук: жизнь там тяжела...[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)