У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)


Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)

Сообщений 31 страница 60 из 107

1

Действующие лица: Томас Гамильтон, Миранда Гамильтон, НПС.
Время: вечер 27 апреля и ночь с 27 на 28 апреля 1705 года (понедельник).
Место: Лондон, Театр королевы на Хэймаркет, далее - особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер:
Так стоит ли мечтать о жизни беспорочной
На свете, где, как дым, все зыбко и непрочно,
Все переменчиво, как ветер и волна!
Пьер де Ронсар

Отредактировано Томас Гамильтон (04-01-2017 21:04:02)

0

31

Актер захватил ароматный ломтик губами и полакомился, слизнув сок с краешка рта. Осмелев, он отпил вина из бокала.
- Вы очень гостеприимны, милорд, - улыбнулся он, тем не менее не притрагиваясь ни к одному из основных блюд наперед хозяина дома.
Вместо этого он потянулся поцеловать его, остановившись в дюйме от изящно очерченных губ. Рукам Эней воли тоже пока что-то не давал, хотя действие лорда и ободрило его. Грубости, похоже, можно не опасаться, ну а продолжение начатого… нехитрое это дело, к тому же щедро оплаченное.

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/8dsM4.jpg[/ava]

0

32

Томас откровенно сомневался относительно поцелуев, но все-таки взял Энея за подбородок и притянул к себе, почти коснувшись губ губами.
- Наслаждайтесь моим гостеприимством, юноша, - мягко проговорил он, кладя руку на колено гостя и сжимая через юбки.
- Поешьте; вскоре мы отправимся смыть с себя лондонскую пыль, а после - отдохнуть на перинах. Если вам не по душе такое, вы вольны покинуть мой дом сейчас.
Пожалуй, он и сам не знал, хотел или нет, чтобы Эней остался. Пусть выбирает сам; пусть примет решение, и не будет ни малейшего принуждения. Разве что в качестве игры.
И Томас коснулся губ Энея.

Отредактировано Томас Гамильтон (01-01-2017 01:32:28)

0

33

Эней рискнул углубить поцелуй и толкнулся языком в рот лорда – судя по действиям того в экипаже, целомудренное лобзание его не устроило бы. О, он обязательно поест, раз его так настойчиво приглашают… сумма в кошельке была внушительной, и ему хотелось оправдать ожидания – ведь тогда его могут пригласить во второй раз… А его дорогой Уильям… Он будет только рад за него. В Лондоне слава – в силе, благородство – в богатстве. Деньги дают возможности.
Губы у лорда были и нежные, и в то же время настойчивые. Актер не отстранялся первым; от ладони на своем колене он ощутил известное воодушевление и подумал, что, возможно, вытащил счастливый билет.

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/8dsM4.jpg[/ava]

0

34

- Полагаю, это был ответ, - пробормотал Томас, невольно увлекаясь и поддаваясь искушению. - Надеюсь, вы избавлены от ложной стыдливости.
Отодвинувшись, он взял еще ломтик манго и снова поднес к губам актера, в этот раз надавив на губы и вынуждая приоткрыть рот.
- Сейчас мы пройдем до ванной; там вы оставите платье и смоете грим. Эта маскировка была необходима, но я предпочту видеть вас, а не маску.
Искушение искушением, но повторно Томас его не позовет. Не было в Энее чего-то, что могло зацепить. Во что можно было бы влюбиться. Впрочем, подумалось Томасу, возможно, не было чего-то, что могло привлечь именно его, а вот кто-то иной без памяти любил этого юношу.

+1

35

Сладость плода была на грани приторности, но вместе с тем он освежал. Эней угостился, слегка скользнув языком по пальцам лорда.
- Ах, разумеется! Как пожелаете, добрый сэр.
Он легко поднялся и поправил локоны парика.
- Это театральный грим, милорд, и он грубоват для вашего тонкого вкуса… Но вы не ошиблись, позвав меня: уверяю вас, вам понравится то, что скрыто за ним.
Медная ванна, застланная изнутри простыней, стояла у зеркальной стены. Пол был из черного мрамора, и мрамором, но серым, были отделаны другие стены. Рядом с ванной находился небольшой столик с кувшином, губкой, мылом и сложенными полотенцами, у стен располагались два кресла, на спинке каждого покоилось по шелковому халату, не забыл лакей и про домашние туфли. Эней бывал в богатых домах, но не встречал прежде ванных комнат. Должно быть, хозяин этого особняка продумал планировку, отвечающую его образу жизни, смекнул он. Отвести под ванную отдельное помещение! Любитель купания? Да еще и горячего, не в холодной же воде он нежится. Бедные его слуги, сколько им приходится бегать, чтобы поднять нужное количество воды, а потом снести вниз! Сам Эней принимал ванну в спальне и, как он подозревал, гораздо реже, чем этот господин. Начав расстегивать застежки на лифе платья, он вновь поблагодарил судьбу за то, что им прельстилась редкая птица. Лорд и леди Гамильтон... Внезапно ему подумалось, что роли в этой паре распределены совсем иначе, нежели отражено в сплетнях. Но кто бы вообразил истинную картину!

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s7.uploads.ru/8dsM4.jpg[/ava]

0

36

Следовало бы позвать Барроумена, чтоб помог гостю раздеться, но Томас заколебался. Стоит ли в самом деле? Или можно обойтись собственными силами? Касаться платья до странного не хотелось. Сперва в ванну, в ванну!
- Барроумен! - негромко позвал Гамильтон, уверенный, что молодой лакей ошивается где-то неподалеку.
И в самом деле, Барроумен появился на пороге со скоростью, трудно объяснимой иначе как слежкой за своим хозяином.
- Помоги гостье раздеться, - приказал Томас, не став комментировать слишком быстрое появление слуги.
Тот осторожно взялся за платье, не слишком ловко, но все же помогая Энею выбраться из тесных объятий алого шелка и забраться в ванну через высокий борт. Наряд "гостьи" лакей аккуратно расправил на одном из кресел, сочтя, что, если милорд пожелает, чтобы одежду вычистили, он об этом скажет. Но милорд молчал, глядя на существо в ванне с интересом, но не более. То ли дело было, когда в этой ванне лежал лорд Рамси!
Губка помогла избавить Энея от грима, вода - от грязи, а полотенце - просушить кожу, когда Эней вышел из воды; Барроумен, повинуясь жесту, исчез, и Томас протянул Энею руку.
- Вернемся к столу, если ты голоден, или перейдем на перины? - Томас всегда оставлял своим любовникам выбор.

+1

37

Без грима актер казался себе уязвимее, но - что греха таить! - считал себя если не красавцем, то весьма привлекательным. Хорошеньким. Смазливым? Не его дело было подбирать эпитеты. Сидя в ванне, он постарался расслабиться. Даже закрыл глаза на какое-то время. Плеск воды, касание губки... Несколько раз он встретился взглядом с лакеем: тот, казалось, смотрел сквозь него, но в один момент Энею почудилась легкая зависть. "Чудны дела твои, Господи!" - пришла ему богохульственная мысль.
Горячая вода успокаивала, и это было прекрасно. И почему иные говорят, что горячее купание вредно? Дескать, такая вода расширяет поры и дает болезням проникнуть внутрь. Но вот он уже вытерт полотенцем, и кожа никак не изменилась: разве что покраснела немного. Пройдет.
Юноша нерешительно дотронулся до руки лорда. "Вернемся к столу?" Но он еще не одет... Эней почтительно прижался к тыльной стороне кисти губами. Или в постель? Мысль о богатой трапезе манила... но Гамильтону вряд ли в самом деле хочется отвлекаться сейчас на ужин.
- Меня терзает любовный голод, милорд, - нашелся актер и, все еще обнаженный, преклонил колени на мраморный пол и обхватил ноги в серых чулках, скользнул щекой по перламутрово-серым кюлотам.

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

38

- Не здесь, - Гамильтон мягко отстранил гостя. - Возьми халат и пойдем.
Он первым направился в спальню - по дороге расстегивая камзол, но только в спальне сбросив его. Туфли остались где-то у дверей... а дальше пусть Эней исполнит роль валета, не звать же и сейчас Барроумена!
Где-то за окнами Лондон жил своей жизнью, а здесь, за плотными шторами, задернутыми так, что не оставалось и щелочки, чтобы даже силуэты не были видны, было другое царство. Царство любви и понимания, вольнодумства, изящества и игр ума. Удастся ли ему сохранить это? Как невовремя эти мысли. Когда стоит любоваться крепким молодым телом актера, он думает о хрупкости их образа жизни!
Подойдя к столику, Томас налил себе вина и отпил, ожидая, что же предпримет юное дарование.

0

39

Спальня хозяина была выдержана в темных тонах даже по сравнению с тем, что диктовала мода, и, не будь этой ванны прежде визита сюда, Эней бы почувствовал себя неуютно – как почувствовал было за столом. Но он поневоле расслабился: прохладный шелк ласкал распаренную кожу, манеры хозяина вызывали расположение, а будущее казалось весьма заманчивым.
Актер развязал пояс и сбросил халат, оставшись посреди огромной комнаты в чем мать родила, не считая туфель. Бросив взгляд на кровать, он заколебался: лорд не пригласил его лечь и не ложился сам. Потому он повторил прежний прием, дополнив его поцелуем коленей Гамильтона. Поднял голову и осмелился провести ладонями по его бедрам, обтянутым атласными штанами. 

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

40

Поставив бокал, Томас снял парик, небрежно бросил его на столик и провел рукой по волосам.
- Смелее, - сказал он негромко, глядя на Энея. - Представь, что тебе надлежит соблазнить статую.
Не такая уж трудная задача для хорошего актера, но был ли Эней хорошим актером? Был. Наверное. В театре Томаса привлек явный талант, не только смазливость. Но сможет ли он сыграть столь необычную роль? Впрочем, такую ли необычную? В Лондоне немало любителей красивых юношей.
На прикосновения юноши тело реагировало привычно, телу хотелось удовольствия, и Томас не стал сопротивляться. Зачем? Это было бы... глупо.

[icon]http://sf.uploads.ru/ixpgG.jpg[/icon]

0

41

Без парика лорд выглядел совсем иначе: не так внушительно и гораздо моложе. На подбадривание актер ответил новыми поцелуями, снова потерся щекой, уже повыше, и вторично за этот вечер принялся в нужном месте освобождать его от покровов. Провел языком снизу вверх – чтобы потом сразу, вбирая в рот, перейти к главному.
В комнате витал приятный свежий аромат чего-то травянистого – Эней узнал вербену. Зажженные свечи разгоняли тьму, не лишая спальню в то же время уютного полумрака. Актер сам словно стал тенью, теряя себя. То пропуская любовное орудие предельно глубоко, то выпуская, он, как ему показалось, нашел темп, который устраивал хозяина дома.
Интересная пара эти двое. Но он будет держать рот на замке и не позабавит сплетников своим открытием: у болтливого служителя Мельпомены нет шансов обрести постоянного респектабельного поклонника.
[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

42

- Хватит, - Томас мягко оттолкнул актера, стащил с себя сорочку и, подойдя к окну, тронул штору, выглядывая на улицу. Почти ночь. Расстегнув пуговицы до конца, он позволил штанам упасть на пол, отправил чулки следом и прошел к постели, не стыдясь взгляда гостя. Чего стыдиться? Томас знал, что щедро одарен природой и хорош собой; к чему же стыд? Улегшись на постели, на бок, приподнявшись на локте, он усмехнулся.
- Продолжай. Не спеши. Я полагаю этой ночью изведать и другие пути к удовольствию.
Зачем и куда спешить? Ночь длинна, а когда Эней исполнит свою роль здесь... что ж, у Томаса еще будет время выспаться до завтрака. Даже слишком много времени.
Мелькнула шальная мысль привязать руки Энея к столбикам кровати, высоко, так, чтобы он стоял на коленях, чуть приподнявшись. Но будет ли удобно предаваться любви? Может, стоит проверить?[ava]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/ava]

Отредактировано Томас Гамильтон (01-01-2017 21:54:38)

0

43

Перебравшись на кровать, актер вновь сосредоточился на ублажении знатного любителя запретных удовольствий, не забывая красиво выгибать спину и томно поглядывать в глаза. Другие пути? Что ж, по-простому не вышло, но он знал, на что шел.
Ладони его деликатно заскользили по телу аристократа. На мгновение он прервался, чтобы передохнуть.
- Милорд очень красив, – искренне отозвался Эней о том, что видит. – Милорд хочет узнать мое имя?
Его звали Эдвард – как ушедшего шесть лет назад на покой знаменитого Кинастона, и актер этим гордился, полагая такое совпадение знаком свыше. Сейчас он счел, что настало время представиться. К нему все еще обращались безлико, а это было не слишком хорошим знаком.
[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

44

Имя? Ему было плевать на имя мальчишки, но отчего бы и нет?
- И как же тебя зовут? - лениво поинтересовался он. Определенно, привязать. Зеркало напротив кровати будет отражать Энея, и он станет любоваться на него.
Не дожидаясь ответа, привстав, Томас толкнул юношу к изножью; встав с постели, он снял два толстых шнура для штор, привязал каждый к одному из столбиков кровати и резковато приказал:
- Встань на колени и подними руки.
Длины шнуров хватит, чтобы привязать на нужной высоте. Мальчишке не будет больно... возможно, он станет это вспоминать, как забавный опыт. А может, с ужасом. Безразлично.[icon]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/icon]

0

45

- Эдвард Растелл, милорд, – упавшим голосом ответил актер. За маленькой победой грозил последовать оглушительный провал. Тем не менее он выполнил требуемое и продолжил: – Мой наставник учил меня, что не роль принадлежит актеру, а актер принадлежит роли. Не забывай, что ты Эдвард, но Эдвард в обличии героя, так говорил он.
Эней, он же Эдвард, покосился на Гамильтона.
- Я не стану сопротивляться, милорд. Вы получите все, что хотите. Меня не обязательно связывать.
[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

46

- Я получу все, чего хочу, - кивнул Томас с улыбкой. - Не стоит бояться, Эдвард Растелл. Веревки поддержат тебя, не поранят твои запястья и не оставят синяков.
Он тщательно привязал юношу, затем, взяв что-то со столика, вернулся на постель и опустился на колени позади него; приобнял, положив раскрытую ладонь на его живот.
- Тебе будет хорошо этой ночью, Эдвард.
Капли потекли от лопаток вниз по позвоночнику, задержались в ложбинке поясницы и проложили себе путь ниже, где их встретила рука Томаса.
- Я не имею привычки быть грубым со своими любовниками.[icon]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/icon]

Отредактировано Томас Гамильтон (01-01-2017 23:03:14)

0

47

Актер кивнул и поднял взгляд, который уперся в отражение в зеркале.
- Милорд имеет право быть таким, каким захочет, – дал он ответ, улыбнувшись. – Я знаю нескольких обитателей Сент-Джеймс, но вас повстречал впервые. Вы можете не беспокоиться насчет моего молчания. Во мне вы нашли того, кого искали, сэр. Я очень страстен и вынослив, в чем вы скоро убедитесь.
Дальше требовались уже действия, а не слова, и он расставил пошире ноги. По виску пробежала капелька пота.
[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

48

Дальнейшее не требовало слов. Действия, древние, как сама жизнь, подчинили себе обоих - и ненадолго, забывшись, Томас в самом деле любил этого Эдварда Растелла, любовался ими обоими в зеркале, желая позаботиться о том, чтобы юноша получил свою долю удовольствия, а не только удовлетворил желания хозяина дома. Не причинить боли или неудобства было не так уж легко, именно из-за щедрот природы, и Томас преодолевал сопротивление юного тела с осторожностью человека, идущего босиком по острым камням, следя за выражением лица Энея через зеркало. Прокладывал дорожки поцелуев по спине и плечам, клал ладони на бока, наслаждаясь кажущейся хрупкостью актера...
- Читай стихи, - приказал Томас хриплым полушепотом. - Читай... Только не стихи Чандлера. Любые другие...
[icon]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/icon]

Отредактировано Томас Гамильтон (02-01-2017 00:36:35)

+1

49

Как и другие его собратья по ремеслу, Эдвард Растелл постигал тайны сценического движения – и умел хорошо контролировать себя. Он чувствовал, когда нужно выгнуть спину поглубже, когда запрокинуть голову, когда подставить для поцелуя шею. Поцелуи стали приятным сюрпризом, и с каждой минутой актерских навыков для демонстрации удовольствия требовалось все меньше.
- Стихи, милорд? Если позволите… я прочту вам стихи того же автора, что и прежде.
Актер перевел дыхание и в очередной раз взглянул в зеркало. С его отражения можно было написать аллегорию Порока. Щеки его разрумянились безо всякого грима, на лоб в беспорядке падали пряди волос, глаза смотрели с поволокой… А вот лорд Гамильтон выглядел, словно на парадном портрете. Вновь опустив голову, Эдвард начал читать.

- Пусть будет эта ночь широкою, как рана,
Чернила, точно кровь героя, льются пусть!
И страшно, и свежо, и углубилась рана.
Цвет черный, красный цвет. Из вены – розы куст.

- Тебя я обожать хотел бы молчаливо…
Но все-таки сложу поэму в эту ночь
(Так за волной волна спешит в часы прилива),
И строки, строфы рвут молчание и ночь.

Декламировать с предусмотренными паузами становилось все сложнее. Спина актера покрылась испариной, а из губ вырвался непрошенный стон, но он продолжил выполнять поставленную задачу (в конце концов, это был не самый странный каприз из тех, с которыми он сталкивался):

- Хотел бы… чтоб в сундук сбежавшего пирата
Поэму запер ты, скрыв наше торжество…
И бросил в океан, людской слюной богатый...
В такой болтливый век молчанье – божество!

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

0

50

Стоны юноши подстегивали Томаса, лишали разума, и все-таки чего-то не хватало. Нет, Энею явно было хорошо - ладонь Томаса, то и дело мимолетно ласкавшая любовное орудие Энея, была свидетелем того, что тому все нравилось. Но Томасу было мало просто соития, он желал большего - и от невозможности это получить, от отчаяния - позволил себе утратить контроль.
Возможно, он причинял юноше боль; может, и нет. Он не знал, не желал знать, он подчинял себе чужое тело, наслаждался звуками голоса, стонами, горячей кожей, звуком шлепков обнаженного тела по такому же телу...
Отодвинувшись и приподнявшись, он отвязал руки Энея. Рывком развернул его к себе лицом, впился губами в неприличный рот, в слишком алые губы, а затем потянул его голову вниз; запрокинул голову и закрыл глаза. Эней закончит все, как надо, в этом Томас был уверен.[icon]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/icon]

+1

51

Такое обращение всегда лишало Энея-Эдварда воли к сопротивлению, даже если эта воля у него была, а сейчас у него не было ни намерения, ни возможности прекратить последний акт любовной пьесы, начало которой было положено в экипаже.
Однако сей акт оказался предпоследним; теперь от него требовалось ублажить милорда иначе, что он и начал делать со всей возможной тщательностью и усердием, не забывая доставлять удовольствие и себе. Ладонь на затылке не давала особого простора для действий, и на какое-то время актер замер, позволив лорду Гамильтону распоряжаться его ртом и горлом так, словно эти части тела ему вовсе не принадлежали.
Наконец усилия обоих увенчались успехом, и он до капли принял в себя неопровержимое свидетельство этого успеха, после этого получив долгожданную награду и сам.
Пожар был потушен. Актер не знал, довольны ли им. Не позволил ли он себе лишнего, удовлетворив и свое желание? Он подозревал, что не останется в спальне до утра, и со страхом вспомнил, что платье и белье остались в комнате с ванной, а накидка и вовсе в том покое, где его угощали ароматным плодом и вином.

[NIC]«Эней»[/NIC]
[STA]Актер из Театра королевы на Хэймаркет[/STA]
[ava]http://s6.uploads.ru/p5IS4.jpg[/ava]

+1

52

С некоторым трудом открыв глаза, Томас приподнялся; приласкал ладонью щеку Энея. Больше всего сейчас ему хотелось просто уснуть, не думая ни о чем, но думать было нужно. Эней - не Ричард, не уснешь с ним, тесно переплетясь телами...
Звонком вызвав Барроумена, Томас приказал:
- Принеси одежду гостя и помоги ему одеться.
Пока лакей отлучился за платьем, Томас достал еще один небольшой кошелек. Он привык платить щедро.
- Благодарю за прекрасный вечер, Эдвард. Я знаю, где тебя найти. - Он не собирался повторять, но... кто знает, как повернется жизнь? Кошелек перекочевал в руки актера, и Барроумен вернулся с одеждой, готовый приступить.
Томас набросил халат; вышел из спальни, зная, что Барроумен позаботится поймать наемный экипаж гостю. Прихватив в соседней комнате блюдо с пирогом, он положил туда несколько манго, взял бутылку и, почти бесшумно ступая, спустился в библиотеку. Тело хотело сна и одновременно не хотело. Ум желал чего-то еще, чего-то, что было возможно с Ричи, но не с Энеем.[icon]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/icon]

Отредактировано Томас Гамильтон (02-01-2017 10:01:03)

+1

53

...Корсет был снят, волосы распущены, в постели было так уютно… но все же одиноко. Это было одиночество без грусти – Миранда знала, что Томас рядом, что ему хорошо, и она не чувствовала ревности.  Она ревновала в самом начале их совместной жизни, но потом узнала, какое великое значение имеет доверие. Томас доверял ей и не делал тайны из своей жизни – разве могла она возмущаться тем, что делало его счастливым, если он заботился о том, чтобы была счастлива и она? Обсудить с приятельницами это представлялось невозможным, но Миранда подозревала, что ее жизнь сложилась удачнее, чем у множества других женщин ее круга. Однако сон не шел – чувствовалась необходимость чем-то занять свои мысли. Набросив на сорочку пеньюар, она тихонько вышла из спальни. Если она не может разделить эту ночь с Томасом, она разделит ее с его книгами.
В это время от дома Гамильтонов отъехал экипаж, увозя слегка потрепанного молодого актера, который также желал разобраться в своих мыслях и чувствах. Краткое свидание оказалось не похожим ни на что, с чем он сталкивался прежде. Лорд Гамильтон, политик и сын политика, снисходительный муж беспутной жены, оказался небезгрешен и сам. Кто же он? Развратник или романтик? Грубый или нежный? Заботливый или безразличный? Циник или идеалист? Или в этом человеке удивительным образом сочетались самые разные качества, в совокупности образуя тот характер, который, судя по всему, не понимал ни один сплетник Лондона?
Слуги еще не погасили свечи, как бывало всегда, когда хозяева возвращались поздно и не одни, и Миранда прошла в библиотеку только с вазочкой конфет, что подала ей к горячему молоку предусмотрительная Мэри. К питью Миранда почти не притронулась, а вот конфет стало меньше почти наполовину – и второй половиной она намеревалась полакомиться в библиотеке.
Она была уверена, что Томас еще у себя, в компании гостя, и потому, толкнув тяжелую дверь и увидев мужа, ахнула, едва не выронив конфетницу.
- Томас!.. Право, ты напугал меня. Отчего ты здесь?.. Все… хорошо?..

[ava]http://sd.uploads.ru/f4oD2.jpg[/ava]

0

54

Вопрос был не так прост. Поставив блюдо на стол, Томас уселся на край стола - поза, излюбленная Ричардом, - и улыбнулся:
- Эней был хорош, но и только. Хорош, чтобы утолить голод плоти - но что делать с голодом разума и духа? Прости, если потревожил. - Посмотрев на бутылку, он покачал головой. - Выпьешь со мной по бокалу?
Ощущение удовлетворенности покинуло Томаса даже раньше, чем он вышел за дверь спальни; его разум не умел пребывать в ленивом безделии, и сейчас желал беседы, книг...
Поглядев на тусклые корешки книг, Томас процитировал с едва заметной насмешливостью в голосе:
- Льстецы покажут нам искусство лести,
Влюбленные раскроют сердца страсть,
Хвастун свой подвиг приукрасит всласть,
Вздохнет пройдоха о доходном месте.
Ревнивец будет жаждать мести,
Ханжа докажет, что от бога власть,
Подлиза скажет, как к стопам припасть,
Вояка бравый помянет о чести.
Хитрец откроет мудрость дурака,
Дурак его похвалит свысока...

[ava]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/ava]

0

55

- Ты не потревожил меня... Мне не спалось, и только. Я не думала, что встречу тебя здесь.
Значит, актер покинул их дом или вот-вот покинет... Навряд ли Томас оставил бы этого юношу нежиться в спальне. Миранда поставила конфетницу рядом с блюдом – неподалеку от зеленого сукна, которым была застелена часть полированной столешницы, на которой стоял письменный прибор и лежала стопка бумаг. Взяв с другого, маленького столика бокалы, она принесла их мужу:
- Конечно, выпью. Странная ночь…
Моряк расскажет, как он плавал в море,
Злословить будут злые языки,
Шутить не перестанут шутники.
Я в горе вырос и прославлю горе.
Продолжение строк из «Сожалений» Жоашена дю Белле пришло на память само собой, хотя обычно в их доме чаще цитировался сердечный друг дю Белле – Ронсар. Миранда  чувствовала, что Томас настроен пофилософствовать. Возможно, ему захочется побеседовать о его новом проекте? Она ждала, пока он нальет бренди, и смотрела на него с любовью: немного сонного, немного взлохмаченного и такого не похожего ни на кого другого в своем образе мыслей.
[ava]http://sd.uploads.ru/f4oD2.jpg[/ava]

0

56

Разливая бренди по бокалам, Томас продолжал улыбаться.
- Я в горе вырос и прославлю горе... эти строки подходят тем несчастным на Багамах. Не правда ли? Они вырастают в горе и прославляют в своей жизни горе, не зная, что такое счастье и не умея быть счастливыми. Ирония жизни: быть счастливым нужно уметь.
Томас первым поднес бокал к губам и сделал долгий глоток - первый, без истинного наслаждения вкусом напитка.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

Отредактировано Томас Гамильтон (04-01-2017 15:29:24)

+1

57

Миранда тоже отпила бренди – и бросила взгляд на пирог и не менее аппетитные манго, поняв, что голодна.
- Багамские территории ведь не дают былого дохода, Томас? Должно быть… это тревожит, – мягко сформулировала она, в последний момент решив не упоминать о том человеке, кого это могло бы тревожить больше всего.
Взяв с блюда нож, она принялась нарезать пирог. Начинка оказалась мясной и ароматной.
- В этом твоем предприятии… Ты уже нашел партнеров? Я далека от мысли, что у нас нет истинных друзей, но мне гораздо легче верится в их малое число, чем в то, что таковыми являются все, кого мы так по привычке называем.
Заговорив о проекте Томаса, Миранда поняла, что в сущности не представляет, чем он думает заняться, как намерен реформировать Багамы, но забрасывать мужа вопросами ей не хотелось: должно быть, ему и без того было достаточно общения с отцом на эту тему. Если Альфред Гамильтон доверил сыну дело своей жизни… одно из дел, без сомнения, он намерен контролировать ход решения проблемы. Пусть Томас расскажет, что хочет, и так, как хочет.
[ava]http://sd.uploads.ru/f4oD2.jpg[/ava]

+1

58

- Нужный человек найдется. Кто-то, кем не будет жалко пожертвовать, но при этом достаточно неглупый, чтобы оказать помощь... Кто-то из Адмиралтейства. Я попросил отца найти мне такого советника. Что же до наших друзей, то я опасаюсь посвящать их в свои планы. Иной раз выясняется, что человек совсем не то, чем виделся до сих пор.
За первым глотком последовал второй, затем третий. Томас хотел опьянеть. Возможно, тогда легче будет обдумать план, легче произнести все вслух, полетит фантазия и найдется решение. Или не найдется, но найдется путь к поиску решения?
Ему повезло с женой. Очень повезло. Вместе... они придумают.
[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

0

59

- Подожди… - Миранда коснулась его руки. - Хочешь все выпить без меня?
Потянувшись, она потерлась носом о его щеку, невольно копируя одну из манер мужа, и сделала попытку отобрать бокал. Лучше бы Томас уделил больше внимания самой опере, подумалось ей. Они бы поужинали вместе и, возможно, вместе легли бы спать, а он предпочел общество этого мальчика и, конечно же, разочарован. Потому что ему нужно нечто большее.
[ava]http://sd.uploads.ru/f4oD2.jpg[/ava]

0

60

- Хотел бы, но мне это вряд ли удастся, - шутливо отозвался Томас и поцеловал Миранду в висок, отдавая бокал. - Ты недовольна?
Он не жалел о прошедшем вечере. Глупо жалеть о том, что совершено: оно есть, уже вплетено в канву жизни бесценным опытом. Конечно, хотелось иного. Мечталось об ином - иногда мечталось. О ком-то вроде... Ричарда.
Томас устыдился своих мыслей и поспешил скрыть стыд за улыбкой.[icon]http://s3.uploads.ru/qdJOC.jpg[/icon]

Отредактировано Томас Гамильтон (04-01-2017 22:12:48)

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Всесильная Судьба распределяет роли... (27 апреля 1705 года)