В «Черных парусах» король Георг не показывается – о нем лишь упоминают. Кем же был этот человек?

http://static2.keep4u.ru/2018/12/24/George_I_Ovalbf1432e00b57da42.jpg

Политика

Георг Людвиг стал первым представителем Ганноверской династии на английском троне – потому что иным претендентом был брат покойной королевы Анны, католик Джеймс (Яков) Стюарт. Георг же был протестантом – что и требовалось, так как в 1701 году был принят Акт о престолонаследии. Согласно нему престолы Англии и Шотландии (утратившей в 1707 году независимость) не могли занимать католики; принцесса София Ганноверская, внучка Якова I, оказалась ближайшей протестантской родственницей дома Стюартов.

Почему был принят этот акт? Акт был принят в царствование короля-протестанта Вильгельма III Оранского, непосредственной преемницей которого была его свояченица Анна (правила с 1702 по 1714 год). Все дети Анны умерли во младенчестве или в детстве, последний, 11-летний герцог Глостерский, скончался в 1700 году. Эта смерть ставила неизбежный вопрос о дальнейшем престолонаследии.

Итак, Анна умерла 1 августа 1714 года. Георг поначалу не хотел занимать британский престол, но ганноверские советники уговорили его принять корону. Он прибыл в Лондон 18 сентября и короновался в Вестминстерском аббатстве 20 октября.

Георг Людвиг был очень своеобразным человеком. Он всей душой любил родной Ганновер и тосковал по нему в дни правления. Английский он не изучал, по крайней мере усиленно – в отличие от своего сына Георга Августа, будущего короля Георга II, и его жены Каролины. Когда Георг получил корону, принц Георг Август и принцесса Каролина соответственно получили титулы принца и принцессы Уэльских. Они общались на английском даже между собой, много гуляли пешком и общались с народом. Англичанам это нравилось, они вспоминали веселого Карла II, гулявшего в компании любовниц и спаниелей; короля же они недолюбливали.

В 1715 году произошло восстание якобитов. Якобиты, поклонники Джеймса (Якова) Стюарта, желали видеть на престоле именно его. Правящие круги Британии не любили короля-немца, но всё же не хотели, чтобы трон занимал профранцузский Стюарт. Вскоре восстание было подавлено*. Королевская семья изображала единство, но меж тем отношения накалялись.

Когда Георг решил навестить родной Ганновер, принц и принцесса добились небывалой популярности, и по его возвращении разразился крупный семейный конфликт, который был улажен не скоро и с большим трудом.

В 1717 году Георг активно участвует в создании анти-испанского Тройственного союза Британии, Франции и Нидерландов. Внутренними делами Великобритании Георг Ганноверский мало интересовался – вся полнота власти сосредоточилась в руках кабинета министров.

Личное

Жена Георга, София Доротея Брауншвейг-Целльская, была заточена в замке за измену. В Англию Георг приехал с двумя любовницами, от англичан они получили прозвища Слониха и Каланча.

Здесь ему больше всего по нраву пришелся театр. Пьесы для него подбирались либо те, где было много действия и мало слов, либо королю давался немецкий перевод – и он читал его, следя за действием на сцене. Георг не любил английскую кухню. Английский народ он считал излишне вольным.
Считается, что английский он так и не изучил, хотя некоторые историки утверждают обратное. Вот, вероятно, достаточно справедливая цитата:
«Король впитал в себя гораздо больше обычаев и взглядов своих британских подданных за двенадцать лет, которые он провел на престоле, и его языковые навыки улучшились. Несмотря на это, распространялась избитая шутка о том, будто сэр Роберт Уолпол, бессильный перед предпочтением Георгом I немецкого или французского языка, обращался к римской классике, чтобы поговорить с королем.
Уолпол, безусловно, преувеличивал, когда утверждал, что «управлял королевством с помощью плохой латыни», но у него действительно был переводчик, присутствовавший на его встречах с королем, и языковые ограничения Георга I по-прежнему оставались испытанием для его домочадцев» (Courtiers. The Secret History of Kensington Palace / Lucy Worsley. Благодарю за перевод Пороховую обезьяну)

Еще немного о взглядах короля. Из книги «Королева в ожидании» Виктории Холт:
«Сент-Джеймсский парк был очень красив, но, по мнению короля, его портили люди, которые вечно толпились там и вели себя как в собственном доме. Парк принадлежит королю. И Георг хотел знать, почему король не может сохранять его только для себя и гулять в нем в одиночестве.
Он задал этот вопрос государственному секретарю, лорду Тауншенду, который занял пост министра иностранных дел после отставки Болингброка. Поскольку Болингброк был якобитом, то, естественно, не мог сохранить свой пост после приезда в Англию Георга.
– Я хочу знать, – сказал король, – сколько будет стоить закрыть Сент-Джеймсский парк и держать его только для моего личного пользования?
– Это будет стоить вам, сир, трех корон, – после секундного колебания ответил Тауншенд».
Речь идет, естественно, о коронах Англии, Шотландии и Ирландии.

* * *

Во время правления этого человека пиратам и было дано помилование. 5 января 1718 года в гавань Нассау по приказу короля Георга I прибыл Вудс Роджерс. Он объявил королевское помилование каждому пирату, который добровольно сложит оружие. Но это уже… другая история.

Чудесный ролик с песенкой четырех Георгов «Рождены править».

Расширенный вариант этого ролика, где короли выходят на сцену и представляются. Его качество, к сожалению, похуже, но посмотреть очень интересно!


*

К восстанию якобитов 1715 года есть прямая отсылка в «Черных парусах». Из разговора Гейтса с Хорниголдом в 3-й серии 1-го сезона – действие происходит в 1715 году: «Что слышно о твоих друзьях в Эдинбурге? – Последнее, что я слышал, Яков III сбежал во Францию. Теперь его зовут Старым Претендентом. Я обещал людям, что со мной они снова станут солдатами, моряками мятежного флота, воюющими за возвращение законного короля». Правда, исторически во Францию Старый Претендент бежал в начале 1716 года.
Что касается сериального спора Томаса с отцом в 1705 году (4-я серия 2-го сезона, см. текст этого флешбэка в хронологическом порядке), надо заметить: в период движения якобитов в конце XVII – первой половине XVIII веков Гамильтоны остались верны королям Великобритании, что позволило им сохранить свои ведущие позиции в государственной системе страны до XX века. Именно на переговоры с герцогом Гамильтоном летел в 1941 году Рудольф Гесс, когда он высадился с парашютом в Шотландии. Здесь я отошлю к статье Томас Гамильтон, якобитизм и католическое влияние, о которой уже заходила речь на нашем форуме.