У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » It's a small world (январь 1715 года)


It's a small world (январь 1715 года)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Действующие лица: Алекс Тейлор, Стивен Мэтарин, эпизодически - Чарльз Вейн, возможно - Джек Рэкхем, Энн Бонни.
Время: январь 1715 года (уточним в процессе).
Место: Атлантический океан, где-то у побережья Каролины.
Спойлер: Пираты захватывают ценный приз - военный фрегат, и среди уцелевшей команды Алекс Тейлор узнает человека, с которым когда-то вместе служил.

http://s8.uploads.ru/t/lWHdN.jpg

0

2

"Интересно, кто первый из них назовет нас стервятниками?" - подумал Тейлор, спрыгивая на палубу фрегата. С другой стороны "Ворона" Рэкхема почти притерлась и сбросила трап, и Энн перемахнула через фальшборт.
С первого взгляда было ясно, что команда просто так сдаваться не собирается. Военный фрегат - не шутка. Ни один пират, даже Вейн, не попер бы против такого, не будь жертва явно ослаблена. Корабль  выглядел потрепанным, а пиратов было двое... было бы глупо не попробовать. И вот, в облаках порохового дыма, звоне клинков и трехэтажной ругани команды Вейна и Рэкхема брали на абордаж отличный во всех смыслах приз, а капитан и его команда остервенело его защищали.

Как бы ни была кошмарна слава Чарльза Вейна, но все его люди знали - капитан не любит напрасных жертв. В этот раз, правда, оратором милосердия выступил Рэкхем, провозгласивший обычные для этого случая вещи. Ответом на предложение сдаться и присоединиться к пиратам был выстрел.
- Стервятники! - с ненавистью выкрикнул кто-то. Пуля миновала капитана "Вороны", а вот Бонни не промахнулась - нож вонзился стрелявшему в глотку, и этот бросок послужил началом настоящей резни.

Алекс действовал быстро и не тратя лишних сил, как всегда. Главное - внимание. Убить того, кто первым рискнет встать у него на пути, если не убивать - то избавить от оружия и обездвижить. Не из любви к людям, просто чисто из практических соображений: на фрегате могли оказаться те, кто потом решит присоединиться к команде или отправиться в Нассау, или поделиться информацией (случалось и такое). Джек своих не сдерживал. Алекс мог его понять - новый капитан, ему нужно было завоевывать авторитет, вот только Тейлору казалось, что не тот Рэкхем выбрал метод, говорить и убеждать Джек умел куда лучше, чем сражаться. Впрочем, пусть его. Алекс продвигался дальше, к каютам, туда, где последний рубеж обороны держали капитан и его офицеры. Туда же двигались Энн и Диего - кок "Рейнджера" у себя никогда не отсиживался, хоть и существовал в команде особняком и умудрялся без слов доходчиво демонстрировать всем вокруг, что для него пиратская жизнь - явление столь же временное, как и любое другое. Тейлор хмыкнул, глядя на то, как испанец прокладывает себе путь вслед за Бонни. Они перли в самую гущу, а Чарли в этот раз немного отстал, но только потому, что спина к спине сражался с Джеком, и, кажется, кроме Вейна никто не подумал, что надо обезвредить артиллеристов, которые, несмотря на свалку, были полны желания продырявить борт "Рейнджера".

Несколько человек из числа тех, кто не станет церемониться с офицерами, крошили все вокруг. Кто-то упал, но кто-то пер напролом, остервенело вытряхивая из противника кишки и разливая кровь по палубе. Алекс чертыхнулся и бросился вперед. Совсем не хотелось, чтобы все решила звериная жажда крови.

- Диего! - успел он крикнуть, увидев, как за спиной испанца во весь рост встал противник, а потом еще один. Кажется, они все в пылу сражения не подумали о нижней палубе. Из распахнутого люка выбралось подкрепление, и Алексу, Энн и Диего пришлось сражаться на две стороны. Кто-то из них точно подставит спину... и эти кем-то оказался Алекс. Он почувствовал самый кончик клинка спиной, а потом услышал скрежет и хрип. покончив со своим противником, Тейлор обернулся. Кинжал Диего по рукоять вошел в шею капитана, заливая руку испанца по самый локоть кровью из разодранного горла.

- ¡Basta! - прохрипел ла Торре, вытаскивая нож. Тело капитана рухнуло на палубу.

+1

3

Хотя сезон штормов в Атлантике и закончился месяца три назад, наивно было бы полагать, что вы застрахованы от ее капризов.  Фрегат Ее Величества «Паллас», патрулировавший восточное побережье колоний, попал в короткую, но злую грозу, оставшись без доброй трети снастей, двух матросов, с порванным парусом и сильно сбившись с курса к югу. 

И ничем иным, кроме неудачного стечения обстоятельств, нельзя назвать то, что во время ремонта в открытом море он попался на глаза двум пиратским кораблям. Увы, когда на одного, пусть даже самого умелого солдата приходится трое, а то и четверо противников, исход боя предугадать несложно. Но лишенный возможности быстро уйти на север или ответить полноценной артиллерией капитан и не подумал выбросить белый флаг – само собой, иначе он не был бы британским офицером... Честь и верность присяге - качества, безусловно, прекрасные, но в той бойне, что развернулась в этот предзакатный час на «Палласе», они мало кого уберегли от заряда картечи в лицо или удара пиратского клинка. 

Как показывала практика и его более чем десятилетний опыт службы на флоте, в ходе любого палубного боя наступает момент, когда за оружие приходится взяться всем без исключения – и мальчику-юнге, и писарю с личным капитанским стюардом, и судовому медику…
Этот раз не стал исключением. Когда счет тяжело раненых пошел на третий десяток, а пол его лазарета превратился в одно сплошное месиво из кровавого песка, Мэтарин бросил «пост» и, вооружившись, поспешил наверх – но успел застать лишь печальный финал сопротивления, разглядев из-за плеч сопровождавших его лейтенантов, как рухнул на палубу успевший за пару лет совместной службы стать ему другом капитан.

- Аллен! – наплевав на собственную безопасность, доктор растолкал стоящих на пути и кинулся к мужчине. Но жуткая рана на шее не оставляла никаких шансов, а Мэтарин мог только смотреть, зажимая фонтан крови, бьющей из артерии, как из глаз командира корабля стремительно уходит свет жизни.

- Чтоб вас всех черти в аду драли до второго пришествия… - зло сплюнув горечь порохового дыма, выругался он на родном гэльском, закрыв покойному глаза и поднимая голову, чтобы оглядеться.
Смерть капитана – момент по-своему мистический. На несколько мгновений все затихло, а затем немногие из оставшихся в живых офицеров и матросов побросали оружие на палубу. Кто-то, быстро сориентировавшись, по-испански объявил капитуляцию.

Заметив одного из своих фельдшеров, поверженного, но живого, Стивен тяжело поднялся на ноги, непроизвольно сжимая окровавленные кулаки.
- Доктор Мэтарин, - обозначившись, он на сносном кастильском обратился к стоявшему перед ним …да черт его знает, кому. Со знаками отличий у пиратов было плоховато.  – Сообщите, когда я с моими помощниками смогу осмотреть раненых.

+1

4

Чарльз прирезал своего последнего противника, все никак не желавшего угомониться, и выпрямился, оглядевшись. Он одобрительно глянул на ла Торре, в который раз убедившись, что испанец на редкость полезен, особенно когда не изображает, что его тошнит от того, что происходит между Чарли и Алексом. А что порой блюет от качки, ну так кого ни разу не выворачивало?
Доктор вылез кстати. Конечно, Диего придется приглядывать за ним, чтобы не выкинул чего-нибудь, но осмотреть раненых он сможет получше, чем кто-либо другой на "Рейнджере" или "Вороне", так что Чарльз только кивнул.
- Хоть сейчас, док. И начнешь ты с наших раненых.
Он не стал говорить, что если бы не ослиное упрямство покойничка-капитана, раненых и убитых было бы намного меньше. Чего зазря сотрясать воздух? Бой окончен.

+1

5

Алекс словно врос в палубные доски. Что-то ему не нравилось, но что - он понять не мог. В тот миг, когда капитан фрегата захрипел, народ застыл, как будто все сразу потеряло смысл и нужно было найти новый. Тейлор вытер лицо ладонью, заметив, что она изпачкалась кровью, и посмотрел на того единственного офицера, который подал голос. Проклинать победителей - опасно. В горячке боя люди теряли человеческое, и когда все отступало, разум зачастую не сразу обретал способность взвешивать решения. Именно поэтому в первые мгновения после победы люди часто совершали бессмысленно жестокие поступки и спровоцировать их могло что угодно. Офицер рисковал, конечно, получить пулю за слова, но слишком дисциплинированы (по меркам пиратов, конечно) были люди Чарльза Вейна, чтобы реагировать вперед своего капитана.

До Алекса сначала дошло, что офицер представился по-испански. Забавно... И обращался он к Диего. В общем, неудивительно, наверное - Диего был впереди и убил капитана. И только когда Тейлор услышал голос Чарльза, до него дошло, что фамилия врача ему известна. Доктор Мэтарин?
Алекс опустил глаза и смотрел куда-то на сапоги ла Торре. Словно голос из прошлого, далекого-далекого, почти стертого из памяти... много ли во флоте врачей с такой фамилией? Тейлору не нужно было смотреть на человека, он слышал голос и уже видел лицо, которое в первые мгновения не узнал. Стивен Мэтарин... они вместе служили на «Экспедишн» целую вечность назад. Алекс моргнул. Необъяснимое чувство беспокойства, вот, значит, откуда оно взялось? Потому что он узнал Стивена и не сразу это понял? Нет... не оно. Не оно, но что же?

Темная капля упала на палубу, смешиваясь с кровью, что уже начала впитываться в доски. И следующая... Алекс поднял взгляд. Капли одна за другой срывались, а испанец так и стоял, пока говорил Вейн, не шевелясь, и теперь Алекс  знал - почему.

- Диего! - он дернулся к ла Торре одновременно с Энн.

- Ты... гребаная сволочь! - высказалась Бонни в адрес Диего, рванув его куртку. Под рукой испанца расползалось пятно, кровь текла меж пальцев и капала, капала, капала...

Тейлор подхватил тяжеленного Диего, клинок Энн с тихим шорохом покинул ножны.

- Сначала - он! - приставив саблю к горлу Стивена, Бонни кивнула на испанца, - Если он умрет, я убью каждого из твоих людей, - Энн схватила за плечо выжившего фельдшера и прямо посмотрела на врача. Без слов было ясно, что начнет она с этого парня, - Сначала - Диего, - повторила Бонни,, - потом наши люди. Живо! - последнее слово она буквально рявкнула, чего Тейлор в жизни от нее не слыхал, и убрала клинок.

+2

6

- И начнешь ты с наших раненых.
- Да кто бы сомневался... - пробурчал в ответ Стив, с удовольствием переходя на более привычный английский. Значит, не испанцы - просто сборная солянка, как и многие подобные сборища.
Не то, чтоб в его планы входило вывести из себя и без того разъяренных бандитов... Просто с его вечной манерой не особо подбирать слова и выражения, у доктора вообще частенько вставали проблемы с субординацией, особенно в отношении чиновников и прочих, власть предержащих... Ценному кадру сходило с рук многое, но карьеру с таким ужасным, по мнению многих, характером, он загубил себе сам уже очень давно. Впрочем, будучи человеком идейным, Мэтарин относился к этому философски.

Так что и зрелище ругающейся, что твой пьяный сапожник, девушки, тыкающей в него своим клинком, впечатлило его ровно настолько, чтобы поднять бровь и изобразить на лице ту брезгливо-презрительную гримасу, что так характерна для истинных жителей Британских островов и тех, кто прожил с ними бок о бок много лет.
- Я вам не господь Бог, - Мэтарин отвернулся от клинка. Это не была ни смелость, ни дерзость в их изначальном виде - скорее, констатация факта. Сложно не стать в каком-то роде фаталистом, когда буквально через твои руки проходит столько смертей, что приходится всеми правдами и неправдами убеждать самого себя в божьем промысле, чтобы однажды не свихнуться.

- Каннинг, Макнейр! - Стивен окликнул своих помощников, чтобы им позволили встать. - Освободить часть палубы! Возьмите еще людей... Вы знаете, что делать. Сначала тяжелых и без сознания, переносить аккуратно! Воду, инструменты, лауданум, и приготовьте фонари - скоро начнет темнеть... Да посадите его! - прикрикнул он на тех двоих, что держали убийцу капитана.

Ирландец старался об этом не думать, пока осматривал рану - та, к счастью, оказалась чистой, хоть и неприятно кровоточила. Но это решит хорошая повязка. Сложно не быть предвзятым в отношении тех, кто только что вырезал большую часть твоей команды, но клятвы врача еще никто не отменял. И блестящий английский офицер, и самый последний из пиратов изнутри выглядели относительно одинаково, кровь и у того, и у другого была красной, и помирали они одинаково мучительно и некрасиво... И если для всех остальных сегодняшний бой был закончен, то его личная битва только начиналась. Кто-то подал ему чистый холст, док вздохнул - вечер и ночь обещали быть долгими - и занялся перевязкой.

+2

7

Тейлор молча наблюдал за старым знакомым. Врач на борту... им повезло, чего там. Насколько он помнил Стивена, с честью и верностью слову все там было в порядке, а значит надежда у Диего есть. Алекс усадил испанца, прислонив спиной к обшивке. Диего стремительно бледнел, но дышал более-менее ровно. Отпускать его не хотелось, но надо дать врачу место.

Оставив испанца, Алекс поднялся и слелал только шаг в сторону. Мэтарин прав, нужен свет и вода.

- Здесь работайте! - велел Тейлор, крикнув оставшимся в живых с «Палласа». Позволять всем разбрелаться по кораблю он совершенно не хотел, - За водой сходят наши люди. Один человек - за инструментами, - Энн кивнула, пошла вместе с этим парнем, и Мэтарин получил необходимое быстро.

Алекс встретился взглядом с капитаном «Вороны». Меряя палубу широкими шагами, Рэкхем шел к ним.

- Джек, не надо... - шепнул Тейлор, преграждая ему путь. Джек смотрел на Диего так, словно не было между ними ни походов, ни золота, ни Энн... ничего общего, только ненависть. В его глазах  Алекс на миг увидел безумие. Желание добить испанца или чего доброго - того, кто его сейчас пытается спасти,  и навсегда избавить себя от проблемы, но... он этого не сделает. Рэкхем плюнул под ноги, глянул на Бонни и отвернулся. Тейлор вздохнул. Почему-то именно Джек всегда умел взять себя в руки. Но за фонарями надо было бы сходить, и отчего-то страшно свербило  уйти подальше  от Стива куда-нибудь... но и Диего бросать не хотелось, тем более - рядом с Рэкхемом. Алекс замешкался и пробормотал, глядя на бледную руку испанца, безвольно лежащую на окровавленном дереве палубы:

- Фонари еще с «Рейнджера» возьмем.

- Идем уже, - сказал кто-то.

Отредактировано Алекс Тейлор (09-12-2018 22:58:41)

+2

8

- Тебе придется стать кем-то вроде Бога, док, - внешне спокойно произнес Вейн, приводя оружие в порядок перед тем, как убрать. - Он должен выжить.
Каждый абордаж был риском, Чарльз прекрасно знал это. Риском сдохнуть, риском потерять друзей, потерять самого дорогого человека. Во время похода за золотом он уже чуть не потерял, память об этом на удивление крепко засела где-то глубоко в душе, мерзкой занозой. Диего - неразговорчивый, скрытный, - был из числа тех немногих, кого Чарльз, не колеблясь, назвал бы "своими".
- Я присмотрю, - кивнул он Тейлору. - Иди, куда нужно.
Все равно сейчас квартирмейстеры оценят добычу и разделят, как положено, и капитану "Рейнджера" нет большой нужды шляться по кораблю. Даже лучше не шляться. Меньше возможностей для драки, лишних трупов и стычки с Джеком, который, судя по роже, и без того был не слишком счастлив.

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » It's a small world (январь 1715 года)