У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Любовь моя истинная (30 мая 1705 года)


Любовь моя истинная (30 мая 1705 года)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Действующие лица: Джеймс Макгроу, Томас Гамильтон.
Время: 30 мая 1705 года (две с половиной недели спустя с осмотра корабля и празднования его покупки в пабе и хаммаме)
Место: особняк Гамильтонов.
Спойлер: "…Я усмотрел в природе добра, что оно прекрасно, а в природе зла, что оно постыдно, а еще в природе погрешающего, что он родствен мне - не по крови и семени, а причастностью к разуму и божественному наделу". Марк Аврелий
Клип на тему (1 и 2 акты у нас следует поменять местами):
https://cloud.mail.ru/public/7Knp/qG5T64K5a
[ava]http://static2.keep4u.ru/2018/10/18/smile_eyes24edb42bc7a55ccd6.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (19-10-2018 03:38:51)

0

2

В последующие за посещением бани дни Джеймс старался думать только о работе. В своей съемной квартире он готовился к обсуждению насущных вопросов с Томасом, и это было проще всего. Встречаться и вести себя так, как подобает флотскому офицеру, выполняющему задание от начальства, было сложнее. Он начал снимать кафтан и даже закатывать рукава, оправдывая себя тем, что на улице уже совсем тепло. Кроме того, он больше не стеснялся своих рук, усыпанных веснушками: Томас уже видел его всего без прикрас.

Вскорости он попал в переделку, к которой, тем не менее, все шло, ибо, идя по улице, он задерживал теперь взгляд на ком-то из мужчин больше, чем позволяли приличия. Один знатный господин предложил "морячку" выпить, и он, говоря себе, что нельзя проводить досуг только в обществе Томаса, сглупил и согласился. Отказаться затем от некой услуги за двадцать гиней было сложнее. Но ничего не случилось: он понял, что не хочет замены. Пришлось изрядно напиться еще раз, чтобы хоть отчасти позабыть, как он стоял на коленях и смотрел в расстегнутые бархатные штаны, понимая, что хочет проделать это лишь с одним человеком.
На следующий день он прислал в дом на Сент-Джеймс записку с извинениями и пропустил встречу. Ему было нужно время прийти в себя. А после он вновь привыкал смотреть Томасу в глаза.

За "Свободу" была уплачена полная сумма - теперь фрегат официально стал собственностью лейтенанта Макгроу; вне встреч с Томасом Джеймс занимался вопросами его оснащения и визитами в Адмиралтейство. В то время, когда он был один, он также старался разобраться в тексте "Дон Кихота", но чтение со словарем продвигалось так медленно, что он понял: они отправятся на Багамы прежде, чем он осилит первую часть и уж тем более доберется до Платона, рекомендованного ему Томасом. Чувствуя, что Миранда подарила ему эту книгу не просто так, он обошел несколько лавок и в последней наконец нашел издание на английском; переводчиком значился некто Шелтон. Книгу Джеймс проглотил за пару ночей, хотя некоторые абзацы так и остались ему непонятны из-за неуклюжего подбора слов. Но, по крайней мере, теперь он имел представление о содержании! Равно как и о смысле слов Миранды, однако поделиться с ней впечатлением не мог: она неожиданно оставила Лондон, уехав в поместье. "Навестить графа Эшборна, - коротко сказала она, встретив его в дорожной накидке. - И я не хочу отвлекать вас с Томасом от работы". Джеймсу показалось, что уехала она невеселой, но он счел, что не имеет права спрашивать. К тому же исподволь он ощущал почти что радость от ее отъезда. Это смущало и тревожило, и он осуждал себя за это.

* * *

В очередное погожее майское утро он не взял экипаж, решив за время вынужденной прогулки привести в порядок мысли, и, когда уже вышел к Сент-Джеймс-сквер, попал под дождь. Внезапный майский ливень с грозой, окончившийся так же неожиданно, как и начался, намочил кафтан - шинель в эту пору уже никто не носил, - намокли и убранные в хвост волосы. Зайдя в дом, Джеймс посмотрел в зеркало и обнаружил, что несколько коротких прядей выбились из-под ленты, но причесываться заново не было времени, и, вынув из дорожной сумки драгоценное испанское издание Сервантеса, он направился в гостиную.

В библиотеке, где они работали, он привычно стянул кафтан и повесил его.
- Простите мне мой вид, Томас, - сев, он бережно положил книгу на стол. - Я решил прогуляться к вам пешком.
Он смущенно улыбнулся и раскрыл книгу, в то время как ему хотелось прежде коснуться руки Томаса и выпить вместе с ним.
- Книга, что леди Гамильтон подарила мне… я ее прочел, - проговорил он, пытаясь избавиться от чувства вины за то, что сам заговорил не о маршруте, не о припасах и не о тактике. - Если желаете, я могу прочесть вам отрывок, - он кашлянул.
Смешавшись, он все же взялся приглаживать распушившиеся от сырости волосы и заправлять их под мокрую ленту. Но мера была малоэффективной, и Джеймс, вновь вспомнив хаммам, потянул ленту, распуская волосы вовсе. Дама в отъезде, они вдвоем. К черту форменную прическу. Замирало сердце при мысли о том, что и Томас, глядя на него, может вспоминать сейчас, как они сидели в бассейне, бедро к бедру.
Бренди на столе манил. Каждый день он мечтал о том, чтобы Томас снова предложил ему отпить из его бокала. Мечтал и опасался.
[ava]http://static2.keep4u.ru/2018/10/18/smile_eyes24edb42bc7a55ccd6.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (19-10-2018 03:50:25)

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Любовь моя истинная (30 мая 1705 года)