У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Игровой архив » Счет и чаевые (лето 1712 года)


Счет и чаевые (лето 1712 года)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Действующие лица: Диего де ла Торре, Хокон Гуннарссон, НПС
Время: лето 1712 года
Место: Бостон. Одна из множества таверн, далее - тюрьма.
Спойлер: Из любой непонятной ситуации может найтись неожиданный выход, главное - не бояться смелых решений. Тот, кто с риском для себя становится компаньоном Диего де ла Торре, обычно вынужден идти на авантюры, а в таком деле главное - найти помощника.

0

2

Диего сплюнул на пол и равнодушно посмотрел на торчащую из щели крысиную морду.
Оказаться в тюрьме в Бостоне, будучи испанцем... тут и думать даже не о чем - ситуация не самая приятная. Но - сам виноват. Надо соизмерять риски.Срочное дело заставило его направиться в Портобело первым же доступным кораблем. Без конвоя и должной защиты, тот стал добычей очень быстро и в самом неправильном районе, чтобы Диего мог что-то вообще предпринять. В лучшем случае, его оставят в плену и на что-нибудь обменяют, в худшем (и этот вариант представлялся Диего самым вероятным) - его подошьют под какое-нибудь "пиратское" дело и повесят на площади. Самое паршивое, что рассчитывать на помощь тех, с кем он добирался до Портобело, не приходилось. Это на самом деле выглядело логично, но... Канальи. Разве ж будут они вытаскивать его прямо из логова врага? Он бы не стал, будь ему кто-то хоть трижды должен.

Анри, как раз один из тех, в кого так уныло не верил сеньор де ла Торре, ожидающий своей судьбы в бостонской тюрьме, слонялся по припортовым улицам и переулкам в поисках жратвы и способа заработать. Пока ни того, ни другого не предвиделось, и в мыслях свистело только одно: единственный знакомый ему в Бостоне человечек торчал в застенках и это сильно ограничивало его полезность в делах Анри. Шмотки испанца решили бы проблему только на день-другой, но Анри был человеком неглупым и понимал, что если найдется возможность сделать ла Торре из бесполезного снова полезным, то испанец спросит с него за это шмотье, вычтет из долга, и потому расставаться с вещичками Анри решил только в случае, если дня через три не увидит для сеньора испанца более никаких шансов. Так что вещи он берег, настолько, что оставил шпагу и мешок в надежном месте, положив за пазуху только бумаги, которые могли в "надежном месте" намокнуть и непоправимо испортиться.

Пошарив в кармане и нащупав там единственную грустную монетку, с еще более невеселыми мыслями Анри вошел в кабак под вывеской "Сытая акула" и осмотрелся в поисках свободного места, не слишком страшных соседей за столом и, главное, возможностью всех рассмотреть.

+1

3

В таверне пахло прокисшим вином, пивом и подгоревшим жиром, а в воздухе витали густые табачные облака. Словом, эта таверна пахла точно так же, как и сотни других заведений подобного рода. И в ней было довольно людно. Пусть был разгар рабочего дня, для большинства моряков, оказавшихся на суше, не было никакой разницы между днем и ночью. Моряки на суше делились на два состояния: ходячие и лежачие в пьяном забытьи. Или же их можно было делить по двум занятиям: пьющие и трахающиеся (хотя это напрямую зависело от количества выпитого). В любом случае, было дымно, шумно и довольно людно. Но даже в таком случае всегда находилась парочка свободных мест для людей, чьи дела темнее ночи.
Тихого Хока едва ли можно было считать таковым. По крайней мере, теперь. Но, по устоявшейся за несколько лет привычке, он занял темный уголок под лестницей, где неторопливо пил эль местного производства и курил трубку, добавляя дымные облачка к общей массе. В последнее время, он перебивался с одной работы к другой. Как правило, на судне. Как правило, на торговом судне. Как правило, на торговом судне с нелегальным грузом. Однако ни одну команду он так и не «влился». Причина была, скорее, в его репутации. Контрабандисты – это не братство и даже не гильдия. Если разорился, - все, меняй профессию. Особенно, если разорился после многих лет работы.  Учитывая последнюю должность Хока, шкиперы других судов относились к нему, скорее сочувственно (ведь разорение, равно как и тюрьма с виселицей, может настигнуть любого), а потому брали его в свои команды. Однако за налетом сочувствия скрывался суеверный страх, что человека, коего постигла неудача, она сопровождает и далее. А потому, каким бы хорошим моряком Хок ни был, торговля – явно не его.
С последнего похода еще оставались кое-какие деньжата, однако, прикидывая их количество в уме, норвежец с грустью снова и снова приходил к выводу, что если в ближайшие пару дней не подвернется оказия, ему придется продолжить свое существование в виде бостонского бродяги.

0

4

Местечко нашлось, на удивление неприметное и свободное, под лестницей. Может потому, что слишком далеко от стойки и слишком близко к двери, но для Анри как раз самое то, а человек рядом был ничем не хуже прочих, чтобы не разделить с ним соседство под лестницей.
- Не возражаете? - поинтересовался Анри по-английски, потому что он же в Бостоне, не на французском же тут разговаривать. Он не сколько спрашивал, сколько сообщал, ловко поддел ногой стул, разворачивая его, и уселся.

Дородная девица лениво завернула в сторону новоприбывшего и с выражением «ну и?» на кислом лице  уставилась на Анри.

- Ну и пива, - улыбнулся парень, подмигнул девице, но она почему-то не оценила этого и стояла, упрямо глядя то на Анри, то на его соседа. Тогда он похлопал себя по карману, имея ввиду, что платить есть чем. В глазах девицы затеплилась жизнь.

- Эль для меня и для этого господина, - Анри прикинул, что единственной монеты на пару пива-то должно хватить, а то и на две пары, но не больше. Вообще-то обычно Анри не угощал незнакомцев на последние деньги, но тут вдруг подумал, что раз мысль пришла в его голову, чего бы ею воспользоваться? Мало ли, вдруг это правильная мыслишка? Другой-то все равно нету.

Пододвинув принесенную кружку к соседу с самым дружелюбным видом, парень пригубил из своей, измазав в пене верхнюю губу.

- Я подумал, что не от чудесного настроения такие как мы коротаем вечер в темной таверне. Ваше здоровье.

Отредактировано Диего де ла Торре (16-07-2018 22:06:08)

+1

5

Хок с сомнением посмотрел на подсевшего к нему человека, а позже, когда трактирная девка принесла эль, с не меньшим сомнением воззрился на кружку. И повод для сомнений был. Британские вербовщики славились своими ухищрениями при наборе людей. Но если с вербовкой на флот особых церемоний не было (хвать на улице - и прощай суша), то с армейскими дело обстояло чуть-чуть иначе. Словом, не было никаких гарантий, что допив поставленный эль до дна, он не обнаружит на этом самом дне монетку, номиналом в один сраный шиллинг. Еще будучи матросом "купца" он неоднократно слышал всякие "вербовочные" истории, находясь в английских портах. И, случалось, он бегал от этих самых вербовщиков, которым было до одного места, что он датский подданный.
- Што, тоже работу ищщешшь? - прошамкал он негромко. Шамкал он в силу языковой специфики, а не потому что у него не все зубы были на месте. И если по-английски или голландски еще можно было разобрать, что он говорит, то все его потуги в испанском или французском языках шли прахом просто потому, что его никто не понимал. Так что, говорил он, подобно подсевшему к нему человеку, на английском.
То, что это не вербовщик, говорили две вещи: его одежда и его акцент. Ну ладно одежда, а вот легкий акцент, стремление говорить бегло, выдавали в нем уроженца Испании или ее колоний.

+1

6

Анри посмотрел на соседа чуть исподлобья, внимательно, но ни в коем случае не враждебно. "Тоже" - именно то слово, которое в его понимании было во фразе незнакомца ключевым. Оно могло означать то, что человек ищет работу, а раз он ее ищет, значит ему нужно заработать, а раз нужно заработать...

- Нет, не совсем... то есть не работу - ответил Анри, сделав неопределенный жест рукой, который должен был дать понять, что ему сложно однозначно определить свои цели, - Но вы правы, ищу. Есть одно дело, деликатное и не за просто так, конечно. Но одному мне не справиться.

Говоря это, он и сам еще не знал, что конкретно может предложить, но мысль уже завертелась в голове, вот-вот поймаешь, так что слова говорились сами. Нельзя медлить, когда такой вопрос задан, потом разберешься с деталями.

- Меня зовут Анри, - чтобы представиться, он сперва проглотил эль, поставил кружку на стол, чтобы между ним и его собеседником осталась только аура его приветливой, чуть плутовской улыбки.

Отредактировано Диего де ла Торре (27-07-2018 14:16:24)

0

7

Хок слушал внимательно, хотя активно делал вид, что не слушает своего собеседника вовсе. Давняя привычка контрабандиста - делать вид, что разговаривают не с тобой и если схватят, упираться на то, что попался умалишенный сосед. Иногда такая тактика выручала. Но чаще всего выручали крепкие руки и холодная голова. Однако тут не наблюдалось никакого подвоха. Впрочем, "не наблюдалось" только с точки зрения "чуйки". И Хок нутром чуял, что парень не лгал, что у него была работенка. Уж насколько грязная - неизвестно, но не чистая - уж как пить дать.
- Хорошо... Анри, - значительно тише ответил норвежец. - Меня Хоком все зовут, и ты зови. Что тебе нужно? Залечь на "дно" или дать отсюда деру побыстрей?
Пока Хок говорил, он обшаривал взглядом помещение. Но никого и ничего подозрительного не видел. Хотя шпики сейчас пошли такие, что в карман залезут и не заметишь.

0

8

Ну вот! Анри мысленно потирал руки. Ему казалось, что крючок заброшен и рыба вот-вот клюнет! Другой вопрос - на что и какая, но он решил, что по ходу дела разберется.
- Дать деру - дело нехитрое, Хок, - тихо начал он, - у меня задачка посложнее.
Он сделал глоток, давая собеседнику возможность проникнуться важностью того, что собирался рассказать новому знакомому. А то как же? Значит, безвыходное у него, Анри, положение, раз он собирается довериться первому встречному, верно? И значит, встречный этот доверие вызывает.
Понизив голос до шепота, Анри продолжил:
- Есть человечек, важный, с которым я связан долгом. Ну то есть он мне задолжал крепко. И потому не могу я без него отсюда дернуть. Человечек - испанец, вот в чем беда, и сидит сейчас, кости греет в тюрьме местной. Надо мне его вытащить, чтобы денежки свои получить, да непростое это, Хок, дело. Помощь мне нужна. И вот как я его вытащу, долг вытрясу, то можно и деру дать, и на дно залечь. Хватит и на то, и на другое, и с помощником поделиться - тоже хватит.
Анри заметил, как Хок быстро цепким взглядом оценивает обстановку. Это могло значить либо то, что он смотрит, кому бы прямо сейчас негодяя Анри слить, либо - достаточно ли безопасно вокруг, чтобы дело обсуждать. Анри, конечно, верил в удачу (ибо куда ж без нее?), а потому - во вторую свою версию.

Отредактировано Диего де ла Торре (26-08-2018 02:02:45)

+2

9

Контрабандист молчал довольно долго, продолжая осматриваться. Впрочем, ничего необычного он так и не заметил - людей было по-прежнему немного и при этом никто не норовил подойти поближе. Напротив, все жались к своей компании, стремясь сохранить конфиденциальность бесед.
- Я не боец, - сказал, наконец, Хок негромко. - Да и глупо будет с шумом и гамом идти в тюрьму. Тем не менее, у тебя должен быть какой-то план, иначе бы ты не подсел ко мне...
Норвежец перевел взгляд с зала на Анри.
- Што тебе нужно? От меня? Пристукнуть пару солдат? Или вскрыть двери?
Он пытливо смотрел на "работодателя". Дело пахло риском. И даже не просто риском, а чрезмерным риском. Ибо, одно дело продавать запрещенный товар в какой-нибудь бухте, откуда можно было бы быстро удрать, если дело запахнет жареным. И совершенно другое дело лезть вдвоем в то место, которое люди навроде Хока, мягко говоря, не жалуют.
Знать, тот второй сильно задолжал этому Анри, коли он хочет вытащить своего должника из пасти льва, подумал Хок.

Отредактировано Хокон Гуннарссон (11-09-2018 16:46:04)

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Игровой архив » Счет и чаевые (лето 1712 года)