У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Блажен, стократ блажен, кто соблюдает меру (18 июня 1704 года)


Блажен, стократ блажен, кто соблюдает меру (18 июня 1704 года)

Сообщений 181 страница 204 из 204

1

Действующие лица: Ричард Чандлер, Томас Гамильтон, Миранда Гамильтон, НПС.
Время: вечер 18 июня – ночь 19 июня 1704 года.
Место: Лондон, особняк Гамильтонов на Сент-Джеймс.
Спойлер: легкая беседа о прекрасном и философии, перетекающая в развлечения, все менее невинные.
Эпиграф:
Писатели, художники, ученые… Все они были завсегдатаями нашей гостиной. (с)
Я люблю мужа. Я знаю, о чем судачат у меня за спиной. Шепчутся о моих изменах. Мой муж в курсе слухов. <...> Нас с Томасом они не тревожат. (с)

Томас Гамильтон читает стихи

Примечание: сообщения с № 47 по № 157 отыгрывались совместно в скайпе и размещались блоками.

0

181

Ричард так старался, что оставлять его без награды было бы жестоко. Смуглая кожа манила дотронуться, гладить, щипать, оставляя красные следы... и Томас взялся за дело. Шлепок, поглаживание, щипок, касание ногтей - и снова шлепок... и размазать по смуглым ягодицам масло. И втереть его в горящую, покрасневшую кожу. И будто бы случайно соскользнуть ладонью меж ягодиц, размазывая масло везде...
Темп он сразу взял быстрый, чтобы не затягивать с ласками. По тому, как выгибался Ричард, как ерзал, как старался найти положение поудобней - по всему Томас видел его неудобство, превращавшееся в удовольствие, и продолжал, безжалостно удерживая своего Антиноя под собой.
- Не забывай доставлять удовольствие даме, Ричард, - напомнил он, едва тот ненадолго прервался.[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+1

182

Вот теперь Миранда прижала к себе голову Чандлера – плавным, но уверенным движением, удерживая так, как ей нравилось. Их общий любовник знал, что нужно делать, и внимание его давно уже перешло от внешних угодий к самой сердцевине, созданной природой не для продолжения рода или пользы, а для чистого удовольствия. Наслаждение становилось все сильнее: почему-то в присутствии Томаса в минуты близости ей было трудно контролировать себя, в то время как без него наедине с кем-то она управляла ситуацией от начала до конца. Из них троих на этот раз она не выдержала первой: не сдержав громкого стона и еще жестче вцепившись в волосы Ричарда.
- Ричи, хороший вы мой… – Миранда все же заставила себя отпустить его.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

183

Ричард бессильно распластался, потеряв всякую ориентацию в пространстве - накатившее удовольствие было таким острым, таким полным...
Он слышал дыхание Томаса, чувствовал щекой жар бедра Миранды, но сам двигаться уже не был способен. Наконец, и Томас замер, улегся на него сверху, осыпая поцелуями, будто не желая разрывать контакт - чувствовать друг друга как можно полнее, как можно дольше...
Наконец, Томас поднялся - и Ричард с его помощью улегся на подушки, пытаясь отдышаться. Простыни были влажными - весь мир был влажным и жарким, даже пальцы Томаса, заботливые пальцы, касавшиеся его щеки...
- Мири, вы не ляжете рядом? - попросил Ричард, протянув руку к Миранде.
[ava]http://s7.uploads.ru/nVLfx.jpg[/ava]

+1

184

Миранда расслабленно посмотрела на них. Теперь она не смогла бы тревожиться, даже если сочла бы это необходимым. Мир сжался до размеров спальни Томаса, и это был мир, полный гармонии. Порой им это было так нужно… Это ощущение.
Она подала руку Ричарду и через силу придвинулась, в следующее мгновение даруя поэту поцелуй – нежный, глубокий и неспешный, вспоминая при этом поцелуе недавние прикосновения.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

185

Томас протянул руку - ленивым, привычным движением, - и дернул за шнур. Ричард не заметил этого, вероятно... поскольку, едва скрипнула дверь, пропуская лакея, Ричард побледнел и попытался прикрыться одеялом. Бесполезно, разумеется. Тем более что Томас удержал одеяло, не позволяя любовнику спрятать под ним свое прекрасное тело.
- Теплой воды, шампанского и губку, - распорядился Томас.[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+1

186

Шнур был определенный, и звонок от него услышал только тот, кому он предназначался, – Джон Барроумен. Доверенный лакей хорошо знал привычки своего хозяина и бодрствовал, подобно ему, чтобы в любой момент оказать услуги особого, деликатного свойства. Невозмутимо поклонившись, он расторопно покинул комнату – чтобы, как знала Миранда, вернуться быстрее ожидаемого. Барроумен умел приятно удивлять, хотя Гамильтоны и без того привыкли, что могут надеяться на его ловкость, верность и молчание.
Пить шампанское после виски и вина, да еще среди ночи было, возможно, не слишком разумно, но сразу же после слов Томаса Миранда поняла, что это сейчас – лучший выбор. Легкий игристый напиток удивительно подходил ее настроению: она почти ощутила его вкус на языке.
- Ричард, что с вами? – Миранда улыбнулась – легко и светло. – Вы же знаете, что Томас неисправим. Верно, дорогой?
Не только Томас. Они оба неисправимы, ее дорогие и любимые. Во многом они так похожи.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

+1

187

- Никак не привыкну... - пробормотал Ричард, смутившись своего порыва - и постаравшись исправиться, когда Барроумен вернулся, неся требуемое.
Ричард знал, что Томас обожает игры с губкой. Наверное, в этом тоже проявлялась его склонность доминировать: властные движения губки, стиравшей все следы любовных игрищ, любовник вынужденно становился покорным рукам Томаса, поворачивался, пока губка бесстыдно касалась его везде, при этом лаская - и заставляя смущаться возникающего вновь возбуждения.
- Томас, уверен, Миранда не откажется, чтобы ты ее обтер губкой, - Ричард постарался избегнуть искушения, но не сумел: орудие пытки нежно скользнуло по его животу.
[ava]http://s7.uploads.ru/nVLfx.jpg[/ava]

+1

188

- В самом деле? - Томас приподнял бровь. - Ты отказываешься? Как пожелаешь.
Губка прошлась по бедру Миранды. По животу. По груди. Прикосновения имели целью вновь пробудить желание - и Томас вглядывался в лицо жены, пытаясь угадать. Губка скользнула меж бедер. Затем еще раз...
[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+1

189

Ответив Ричарду улыбкой, Миранда вскоре деликатно отвела взгляд: смущать его дополнительно не хотелось. Она уже почти решила оставить мужа и любовника на время наедине и освежиться сама, потому последовавшее оказалось для нее неожиданностью.
Миранда не закрыла глаза: она никогда не могла наглядеться на супруга. Его взгляд, в свою очередь, наполнял ее счастьем. Поначалу, первые мгновения, будучи не уверенной в мотивах Томаса, – вдруг он просто любезен с нею? – она опасалась показаться излишне пылкой. Присущая подлинной любви нежность, нежность на грани самоотречения, побуждала смириться с возможным вниманием лишь к Ричарду на оставшуюся ночь. Однако новые прикосновения, все сильнее разжигающие любовный огонь, свидетельствовали об обратном. Чувственный настрой, сладостный и упоительный, охватил ее тело, и Миранда слегка зажала руку мужа ногами.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

190

- Нет, отпусти пока... - Томас улыбался, не пытаясь высвободить руку. Зная себя, он чувствовал, что сегодня его хватит еще на одного - и этим одним он сделает Миранду. Какие бы чувства он не испытывал к Ричарду.
- Или ты не хочешь быть чистой? - лукаво спросил он, наклоняясь и едва касаясь губами соска. - Не хочешь побыть хорошей женой и лечь с мужем?
Краем глаза он видел, что Ричард смотрит на них - без ревности, как показалось Томасу. Но с каким-то блеском в глазах. Блеском желания? Ну что ж, тогда Ричарду придется потерпеть...[icon]http://s3.uploads.ru/h4GdY.jpg[/icon]

+2

191

В устах кого угодно другого (разве что за исключением Ричарда) подобная шутка прозвучала бы бессовестно, но только не в устах Томаса. Его тон, его улыбка… его глаза сейчас смеялись. Как любовь преображает все, к чему ни прикоснется, так его интонации, доброта и ум преображали самые обыкновенные слова. Что же до этих слов, то они так и не стали обычными для нее. Томас рядом с ней, доверяющий ей самое сокровенное… он желает ее реже, чем ей хотелось бы… И настаивать она не может – потому что знает его природу. Оттого подобные слова приносят столько радости, что сердцу ее трудно вместить.
- Дорогой мой… – Миранда судорожно вздохнула, прогибаясь и подставляясь в ответ на этот поцелуй, желая большего. – Я думаю, это прекрасная мысль.
Вот рука ее непостижимого супруга освобождена из плена, вот она вновь развела ноги, открываясь ему так, чтобы путь стал свободен и он мог распорядиться им по своему усмотрению. Вот взгляд ее брошен на Ричарда. Она когда-то училась не чувствовать себя третьей лишней... научился ли этому вполне Ричард? Эта постель принадлежит и ему: без него их союз с Томасом не был бы столь совершенен.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

192

Ричард смотрел, как Томас откладывает губку, как медленно ложится на Миранду, как движется - и по его спине Ричард угадывал происходящее... о, как бы он хотел сейчас стать третьим - и придавить Томаса к постели, и взять... но это ему не позволено.
Поэтому он станет лишь смотреть. Пить шампанское. И снова смотреть.
Как они стали ему близки! Как знакомы движения, жесты, голоса... Как хорошо даже лежать и наблюдать - сил у Ричарда не осталось, но разве это имеет значение? Он представлял себе ощущения Томаса сейчас - он бывал на месте Томаса. Немного мог представить себе ощущения Миранды - пусть она была женщиной, но ведь и он бывал с Томасом, отдавался ему. И потому, глядя на них, Ричард не чувствовал себя брошенным, лишним.
Он потянулся и налил себе шампанского, и сделал глоток. Затем еще один...
[ava]http://s7.uploads.ru/nVLfx.jpg[/ava]

+1

193

Томас был нежен - несмотря на напускную суровость. Он не старался превзойти в нежности Ричарда, у того нежность была свойством характера. Но был нежен по-своему, как умел. Одарял Миранду поцелуями, не спешил, наслаждаясь соитием, как хорошим вином, смакуя каждый глоток - каждое движение.
Рука Ричарда на спине не стала неожиданностью.
- Можешь трогать. Но не больше, - предупредил Томас, не оборачиваясь. Это был давний спор, каждый раз вызывающий у Томаса досаду. Но он повторялся: Ричард был не только нежен, но еще и дьявольски упрям.
[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+1

194

Миранда обнимала его и целовала в ответ, спешить не хотелось и ей. Она гладила его плечи и шею, перебирала волосы – какие мягкие у него волосы, как у ребенка… Власть чистой неги росла над ней быстрее, чем над мужем: в какой-то момент она подалась навстречу сильнее и поцеловала крепче, невольно перехватывая инициативу, как действовала с иными любовниками.
- Душа моя… – Ладонь Миранды вновь скользнула по его затылку и дальше по шее.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

195

Томас только улыбался на попытки Миранды перехватить инициативу. Не здесь. Было интересно смотреть, как она управляет Ричардом. Как он подчиняется. Но сам Томас подчиняться не собирался.
Однако рука Ричарда... отвлекала. Может, и впрямь позволить ему однажды больше? Помнится, в самом начале он не желал бы, чтобы игры Мири и Ричарда принесли плоды, тогда как сейчас такой поворот его бы вполне устроил. Что же, может и с другим моментом все будет так же?
Женщины не влекли Томаса. Однако с Мири было приятно - хотя чаще он брал ее, как брал бы мужчину, нежели как женщину... но не сейчас.
Мири заслужила той ласки, которую хотела.
[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

0

196

В браке они взаимно расширяли собственные границы: Томас – близостью с ней, Миранда – уступая ему в его пристрастиях. Она снова подстроилась под его движения, не форсируя действия и обнимая почти невесомо, позволяя мужу вести.
Руки Ричарда продолжали касаться Томаса, и ей вспомнилось, как в последний раз Томас шутливо воскликнул, что высечет ослушника, если тот не прекратит. Отвлечь? Не вмешиваться? В любви дипломатия так же важна, как в политике: Миранда просто скрестила ноги за спиной Томаса, отчасти мешая маневрам Чандлера и вознаграждая себя яркостью ощущений. Ричард может касаться и целовать их, но и ей позволено чуть-чуть схитрить. Сегодня ей не хочется споров в даже шутку, и она имеет право желать этого: ведь ее пригласили в постель.
- Томас… – Миранда снова мягко прижалась к его губам, продлевая затем поцелуй все крепче и крепче.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

197

Ричард убрал руки - проглотив обиду. Да, ему, в общем-то, не на что обижаться. Его обласкали со всех сторон. Время побыть зрителем - тем более что Томас с самого начала выразился предельно ясно относительно постели. И пусть Ричард время от времени пытался перейти установленную границу...
Не сейчас. Сейчас он не хочет ссор, не хочет спора. Он хочет...
Да, пожалуй, он хочет уснуть втроем. Посередине, или же положив голову на плечо Томасу, обнимая его.
Собственное возбуждение было не настолько сильным, чтобы необходимость разрядки была важна. Ничего страшного. Пройдет. Пусть Мири насладится.
Протянув руку, Ричард с нежностью провел кончиками пальцев по ноге Миранды и отодвинулся, устраиваясь на подушках.
[ava]http://s7.uploads.ru/nVLfx.jpg[/ava]

+1

198

- Твоя страсть достойна быть увековеченной, - игриво прошептал Томас, едва поцелуй завершился, оставив их обоих тяжело дышащими.  Он оценил, как Миранда удерживает его, приглашая не отвлекаться. Хорошо, что Ричарду хватило - ума? тактичности? деликатности? - отодвинуться. Не потому что Томас не хотел бы третьего. О, он уже доказал, что рад присутствию Ричарда в постели... но Томасу не хотелось вновь объяснять упрямцу-поэту, что есть то, что он не позволит. Не из стыда. Не позволит, потому что не хочет.
А вот с Мирандой он позволит себе все. Пусть сейчас это и означает лишь традиционное - о, отец был бы счастлив! - соитие. Не потому ли он так редко занимался с Мири любовью подобным образом, что знал - этого хочет его отец? Но как можно приносить в жертву Альфреду Гамильтону удовольствие супруги? Нет, пусть она получит удовольствие этой ночью. Пусть.
[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+1

199

По опыту Миранда знала, что поступила правильно, и все же почувствовала вину – от которой Томас ее вскоре избавил. Она знала, когда он недоволен: Томас не делал из этого тайны. Шутливо, как в том споре с Ричардом, или же мягко-серьезно, он с удивительной легкостью доносил свои чувства до окружающих, и в такие минуты она думала, что он прирожденный воспитатель и станет чудесным отцом.
По ее ощущениям, он окружал себя невидимой броней лишь с одним человеком, и эта броня помогала ему переплавлять недовольство в вежливость. Этим человеком был его собственный отец.
Но об Альфреде Гамильтоне она сейчас не думала: столь часто тревоживший ее образ был уже не властен над ее спокойствием в эту ночь.

«Что ты во мне нашел, Томас?» – шутливо спросила она перед помолвкой. Он был так не похож на других. С его идеями, высказываниями, сравнениями, образами… Ей хотелось увлечься тем же самым, понять его. Она чувствовала, что Томас станет не просто ее мужем – он станет ей другом. «Счастье. Конечно, счастье!» – ответил он, и дороже слов для нее не было.
Она сожалела, что случайные любовники Томаса не несли в себе этой жажды научиться от него чему-то. Равными ему они быть и не могли, но отчего же они не впитывают все те слова, что он им дарит? Не изменяются, озаренные его светом?
Когда в их жизнь вошел Ричард, это многое изменило. Ричард был почти как Томас – если представить себе Томаса не миссионером от природы, а служителем муз. И оттого эти два светила, будучи почти равноценны, не могли улучшить друг друга, но могли подарить жизни каждого дополнительные краски. И ее жизни тоже.

Еще несколько движений, Миранда чуть надавила пятками ему на ягодицы и вновь раскинула ноги, освобождая его.
- Ричард увековечит мою страсть стихами, – прошептала она, крепче обнимая мужа одной рукой за шею, а другую положив ему на спину. – Как и твою. Люблю тебя… как я люблю тебя, мой милый. Ричард… напишите стихи о Томасе…
Миранда подарила поэту взгляд, исполненный нежности и понимания – они усладят его поцелуями еще до середины ночи, и выгнулась сильнее, стараясь ощущать Томаса еще сильнее. Выпады с его стороны, им ответствующие подъемы – с ее… Ей хотелось раствориться в нем. Миранде нравилось, когда мужчины принадлежали ей, но этому мужчине, своему супругу, ей хотелось принадлежать. Вздумай Томас дать полную волю своей страсти, подобной той, что проявил не так давно с Ричардом, она не была бы против.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

+1

200

Страсть переходила в нежность, Томас потянулся и поцеловал жену - не оглядываясь на Ричарда, но зная, что тот смотрит. И Томас не чувствовал за собой вины, ведь он не принадлежал никому из них - и в равной степени принадлежал обоим.
А теперь нежность переходила в страсть - под взглядом Ричарда, когда Миранда покорно открывалась навстречу ему, стремилась навстречу, невозможно было сдерживаться и Томас позволил себе быть самую малость резким - не грубым, но резким, жестким. Хозяином этой спальни, этой постели, этой женщины - и мужчины за своей спиной. Заведя руки Миранды ей за голову, он прижал их к постели, диктуя свою волю: даже в малом. [icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+1

201

Делить постель с Томасом всегда было долгожданным удовольствием и это само по себе воспламеняло ее: каждое из его касаний было особенным. Но когда он касался ее так, как сейчас, отбрасывая сдержанность, – блаженство было почти нестерпимым. Уверенность и решимость растекались с его ладоней по всему телу упоительным теплом, встречаясь с наслаждением в самом безымянном уголке. Осчастливленная, она не брала свое, не направляла, не вела, а отдавалась, забывая сейчас о себе и желая служить только его удовольствию.
Миранда целовала мужа и чувствовала, что с губ исходит душа ее. На ее глазах выступили слезы.
- О, Томас… – прошептала она, объятая сокровенным порывом.
Она чувствовала, что близка к агонии и успокоению, но хотела, чтобы он с ней достиг того же. Почему Бог сделал ее женщиной!..
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

0

202

Финал не заставил себя долго ждать - и вряд ли этой ночью он будет способен еще хоть на что-то, настолько опустошенным ощущал себя Томас, опустошенным и утомленным, но довольным. Животная страсть тоже порой необходима, она возвращает человека к природе, к его собственной глубинной сущности, и соединяет разум и первоначальное звериное "я".
Устало опустившись на постель - Ричард заботливо подложил подушку, - Томас засмеялся, лениво потянулся и задул свечи.
В спальне воцарилась темнота.
- Да снизойдет на нас целебный сон, восстанавливающий силы, - торжественно произнес он, слыша шорох - Ричард перебирался поближе, перетаскивал подушки, укрывал их одеялом. Ирония судьбы, что хрупкий поэт взял на себя заботу. Впрочем, он делал все искренне, Томас видел это. И сейчас, почувствовав, что Ричард лег рядом и положил голову ему на плечо, Томас ласково погладил поэта по груди.
- Утром я вознагражу тебя за терпение, - пробормотал он.[icon]http://s1.uploads.ru/C7Hlc.jpg[/icon]

+2

203

Миранда была совершенно счастлива и утомлена; несколькими минутами ранее осознание того, что происходит, заставило ее ответно прижаться к супругу еще теснее, хотя это вряд ли внесло свой вклад: к порыву Томаса ей мало что оставалось добавить. Послушная его воле и любовному пылу, она не могла сейчас даже стиснуть его в объятиях, – что, конечно же, было исправлено тут же, как только он отпустил ее руки.
Она вытянула ноги, опасаясь пошевелиться и тем самым небрежно отнестись к животворному дару, как вдруг ощутила осторожное прикосновение к коленям: Ричард подложил ей подушку. Принесет ли эта ночь свои плоды?.. Томасу было хорошо… Это главнее всего. Мысли кружились в голове, и Миранда не могла сосредоточиться ни на одной из них. Положив голову на плечо Томаса с другой стороны, она закрыла глаза: раз уж стало темно и темнота скрадывала от нее любимые черты.
- Спасибо, что вы с нами, Ричард, – шепнула она.
Когда-нибудь в их семье станет на одного человека больше… а пока она благодарит Господа за то, что любит и любима. И Томас, и Ричард – не рабы своих удовольствий, а владыки их. Их любовь не замкнута на себе самой, она помогает им претворять свои идеи в жизнь. Любовь же несбалансированная и неумеренная, напротив, ведет к тьме, отвращению к себе и другим. Это им не свойственно – напротив, кажется, что их души и сердца способны противостоять любой тьме и рассеять ее.
[ava]http://sh.uploads.ru/UTQPo.jpg[/ava]

+1

204

- Я буду с вами, Мири, - сонно отозвался Ричард, вздохнув. Как же хорошо, что не нужно никуда ехать! Самое печальное в забавах вне дома - необходимость одеваться и возвращаться домой... здесь же он мог позволить себе уснуть, не беспокоясь ни о чем. Завтра утром он проснется в той же постели, с теми же, и не будет неловкости. Они позавтракают, он примет ванну, переоденется в чистое и тогда уже вернется домой. Не раньше.
- Я... люблю вас. Обоих, - совсем тихо сказал Ричард, засыпая.

Эпизод завершен

[ava]http://s7.uploads.ru/nVLfx.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Блажен, стократ блажен, кто соблюдает меру (18 июня 1704 года)