У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » Дом, милый дом (26 декабря 1714 года)


Дом, милый дом (26 декабря 1714 года)

Сообщений 1 страница 30 из 107

1

Действующие лица: Джеймс Флинт (Макгроу), Миранда Барлоу (Гамильтон), Томас Барлоу (Гамильтон), Алекс Тейлор (в порядке появления).
Время: 26 декабря 1714 года.
Место: загородный дом Барлоу.
Спойлер: Томасу и Джеймсу есть много о чем поговорить, а также им предстоит принять гостя.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (11-11-2017 01:23:33)

+1

2

- Миранда! Готово.
Джеймс критически осмотрел плод усилий последних двух часов - сколоченную и повешенную на стенку кухни новую полку и принялся убирать инструменты. Они предпочитали пользоваться услугами приходящих работников: как в городском, так и в загородном доме, для черных и сезонных работ. В сезон дождей, который только-только подходил к концу, овощи предпочитали не выращивать из-за трудностей с осушением грядок, и домик для рабочих сейчас пустовал. Два раза в месяц приходила женщина, помогавшая Миранде с уборкой и стиркой; с починкой и изготовлением чего-либо из предметов обихода неплохо справлялись он или Томас. Настал черед нового дела, и он выполнил его с удовольствием: ведь то было их общее хозяйство.
Томас ушел, когда он только начал выполнять свои плотницкие обязанности, не сказав куда, но это было в порядке вещей: они не отчитывались друг перед другом в каждом шаге. Миранда недавно спрашивала, не знает ли он о делах Томаса чего-то, чего не знает она. Пришлось честно ответить - не знает. Но разве Томас не сказал бы о чем-то действительно важном?
Вошла Миранда, и он невольно залюбовался ею, как любовался всегда. Дождя не было, кухню заливало солнце. Томас-младший был на дне рождения у друга - сына Гэлвинов, живущих неподалеку от церкви. Гэлвины являлись людьми глубоко добродетельными, жили тем, что выращивали на земле, и оставалось только увериться в том, что изначальная легенда Томаса для клиентов и соседей - мирных жителей Нассау, пользующихся его консультациями в области права, сыграла и играет нужную роль. Он держит зверя на цепи. Флинт снимает у них жилье, взамен оставляя свои пиратские замашки за порогом. Нассау - город пиратов. С морскими разбойниками приходилось мириться даже пастору, хотя тот, по рассказам Миранды, и любил поговорить при случае о неминуемом возвращении королевского флота.
Джеймс шагнул вперед, приобнимая бывшую леди Гамильтон, ныне миссис Барлоу.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (11-11-2017 01:39:53)

0

3


Со стороны могло показаться, что между ней и Джеймсом нет подлинной страсти. Отчасти так и было: как ни любила она Джеймса, она не могла относиться к нему с той же нежностью, с которой до сих пор относилась к Ричарду. И Ричард, она всегда была уверена, любил их, Томаса и ее, одинаково, и одинаково наслаждался любовью обоих. Отношения же с Джеймсом стали иными. Она поняла это довольно скоро, еще в Лондоне. Джеймс предпочитал мужчин. Он мог спать с женщиной, он был телесно на это способен, но свела его с ума, заставила пылать и по настоящему отдаваться любви, не леди Гамильтон. Для него весь мир, как и для нее, заключался в Томасе. Она была частицей этого мира, потому что любила Томаса. И она могла понять это: она тоже любила любовь Джеймса к Томасу не меньше, чем самого Джеймса. И Томас по-прежнему был ее солнцем, только теперь рядом с этим солнцем появилось и маленькое светило, их первый и пока единственный ребенок.

- Спасибо, Джеймс, – Миранда тепло взглянула на него. – Не знаешь, куда ушел Томас?
Она допускала, что Джеймс будет недоволен: кто знает, не попроси она его об услуге, может, они с Томасом ушли бы вместе. Порой Джеймса было трудно успокоить, и у нее это получалось хуже, чем у мужа. А последние дни ей казалось, что Томас чем-то встревожен; сперва она приглядывалась, потом спросила напрямую и, не получив ответа, поинтересовалась у Джеймса, не знает ли он причины беспокойства Томаса. Джеймс не знал и сказал, что уверен: будь веская причина для волнения, Томас поведал бы ее им.
Вот и сейчас он ответил: «Нет, как и ты. А скажи-ка мне, дорогая, что ты хотела бы приготовить на обед?»
- Курицу с розмарином. Храбрый моряк, – она старательно избегала слова «пират», – добудет для женщины птицу?
Потянувшись к губам Джеймса, она легонько поцеловала его. Борода, к которой она давно успела привыкнуть, приятно щекотала лицо.
- Зеленоглазый ты мой, – шепнула она, поцеловав во второй раз.
Сколько раз она говорила ему эти слова? У Томаса глаза, словно небо; у Джеймса – словно океан.

[nic]миссис Барлоу[/nic]
[ava]http://sf.uploads.ru/y8XzD.jpg[/ava]

0

4

- Непременно прикончу одну несчастную, - он вернул поцелуй, обнял крепче. - Уверен, пока ты будешь стряпать, Томас вернется.
От волос и кожи Миранды исходил легкий аромат фиалок - Джеймс знал название точно, поскольку Миранда любила фиалки, которые выращивала здесь, вдали от Англии. Фиалки и розмарин, как по-шекспировски. Частицы родины. Он всмотрелся в блестящие карие глаза и прижался губами ко лбу, замерев. Он так многим обязан ей. Она не просто дала согласие, но и помогла.
Радостно залаял пес, хлопнула дверь.
- Я же говорил, - Джеймс провел рукой по стройной спине, все еще затянутой в корсет, хотя и не так туго, как в Лондоне, и улыбнулся.
В позапрошлую ночь они отпраздновали Рождество, и дух его все ещё ощущался.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

0

5

[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]Гамильтон не сомневался, что разговор с Джеймсом будет трудным, но он был необходим. Конечно, если Джеймс упрется, он найдет кого-нибудь еще, но сам он предпочел бы именно Джеймса.
Пусть даже придется расплатиться с ним за эту уступку другими уступками.
Точно так же Гамильтон не сомневался, что Тейлор придет к нему. "Рейнджер" все еще на ремонте после происшествия в гавани, Рэкхем пьет, Томас сам видел, а что до Бонни, то ее Гамильтон недавно видел с каким-то испанцем, причем одеты оба были по-дорожному. Видимо, рыжей подруге Вейна надоел ее пестрый дружок, а может, захотелось кого-то страстного. Говорят, испанцы очень страстны...
Не менее, чем ирландцы. Но и не более, наверное.
- Я дома, - счел нужным соблюсти традицию Томас. - Джейми? Ты здесь?

0

6

- Мы здесь, и мы уже начинали гадать, когда ты вернешься, - заприметив высокую фигуру Томаса в тени коридора между жилыми комнатами и кухней, совмещенной со столовой, Джеймс почувствовал, как у него отлегло от сердца. Когда он перестанет переживать из-за отсутствия Томаса? С побега минуло девять лет; и у Томаса гораздо больше причин волноваться, когда его нет дома. Но стоит подумать, что случилось бы, не покинь они вовремя Лондон, и сердце застывает. До сих пор, хотя кошмары уже почти не снятся.
Он отпустил Миранду и пригладил волосы. Нужно,  чтобы Миранда занялась обедом, а Томас наверняка расскажет об очередном важном разговоре с полезным человеком. Он готов разговаривать с Томасом часами. Как повелось со времен Лондона, так и осталось. В чем-то они очень изменились, а что-то осталось прежним.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

0

7

Миранда провела ладонями по набивной хлопковой ткани юбки, поправляя складки и собираясь с мыслями. Только бы Томас вернулся с хорошими вестями:  внутреннее чувство подсказывало ей, что новости могут быть неожиданными. Всегда было больно слышать, как спорят Томас и Джеймс; больнее было только тогда, когда в споре участвовал и Ричард.
- Томми, милый, все хорошо? – Она попыталась всмотреться в его лицо еще прежде, чем он подошел достаточно близко. – Прости меня, я не хотела лишать тебя компании. Только посмотри, что смастерил Джеймс!
Разве могла она подумать в своей прошлой жизни, как пригодятся ей навыки сына корабельного плотника? Джеймс был хозяйственным и в силу той жизни, что вел: он с малолетства привык заботиться о себе сам. Как-то он признался, что лишь получив чин лейтенанта, смог тратить часть денег на услуги прачки. Но что было для нее удивительнее всего, так это сила, которая проявилась в их новой жизни в Томасе. Ее муж, утонченный ценитель философии и истории, ее эпикуреец Томас приспособился к бытию на Нью-Провиденс гораздо легче, чем она думала. Впрочем, и ей самой пришлось измениться.

[nic]миссис Барлоу[/nic]
[ava]http://sf.uploads.ru/y8XzD.jpg[/ava]

0

8

- Все хорошо, а скоро станет еще лучше, - улыбнулся Томас, подходя и целуя Мири. - Вот увидишь. Однако для этого мне сперва надо переговорить с Джеймсом. Ничего очень срочного, мы можем поговорить и за столом, если ты не возражаешь: разговор о делах мы совместим с десертом. Что на обед?
Гамильтон-Барлоу и в самом деле считал, что у них есть время. Достаточно, чтобы спокойно пообедать и обсудить тонкости - как себя вести и что кому говорить, когда придет Тейлор. В том, что Тейлор придет, Томас не сомневался. Он машинально потер шею, на которой уже наверняка начали наливаться синяки, и снова улыбнулся.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

9

Миранда проследила взглядом за его движением и увидела поверх свободно повязанного шейного платка несколько кровоподтеков.
- Я собралась приготовить птицу с травами, – она надеялась, что ее голос не дрогнул. Джеймс сойдет с ума. Только бы Джеймс не заметил. Но как?.. Конечно же, он заметит. Почему Томас ведет себя так, словно пришел после обычной беседы?.. – Прости, я немного запоздала с обедом: собирала Томми в гости, а ты знаешь, что порой нужно поуговаривать его умыться. Но если ты голоден… После завтрака осталось немного мяса и овощей. И мы еще не доели рождественский кекс.
В чем-то их образ жизни по-прежнему напоминал лондонский: праздники, чай из фарфоровых чашек, десерты... На Нью-Провиденс можно было полакомиться не только знакомым еще по Лондону манго – тут были бананы и папайя, черимойя и гуава – из мякоти последней, залитой сахарным сиропом и ромом, получалось особенно восхитительное угощение.
Она обняла мужа, поправляя на его шее платок и внимательно посмотрев в глаза. Следы удалось скрыть. Заметил ли Джеймс?.. Будет плохо, если он увидит эти синяки до того, как Томас обо всем расскажет. «Скоро станет еще лучше» – что это значит?
- Конечно же, я не возражаю, – добавила она. – Поступай, как будет лучше.
Последние годы прибавили ей смирения в сочетании со спокойствием: Томас был тут в безопасности. Райский остров-убежище, как он и хотел. Пока еще не для его подопечных... Но для него, Джеймса и Ричарда – да. У Томаса не было здесь врагов. Кто вдруг решил поднять на него, уважаемого, мирного горожанина, руку? Неужели он дрался? Будто бы непохоже… Ссора с каким-нибудь пропойцей? Или не приведи Господь это следствие того, что Томас решил соперничать с Элеонор Гатри на ее поприще?

[nic]миссис Барлоу[/nic]
[ava]http://sf.uploads.ru/y8XzD.jpg[/ava]

0

10

Он заметил синяки сразу же, как Томас вышел на освещенный солнцем участок и наклонился, целуя Миранду. Следы на шее выглядели так, словно остались от пальцев. И Миранда, конечно же, решила поосторожничать. Джеймс смотрел на них и чувствовал, как рушится его умиротворенное состояние. Этот сезон дождей был слишком идеален - один из самых спокойных на его памяти, не считая неожиданной встряски, устроенной местному сообществу Вейном.
Он расслабился, жил, словно обычный горожанин… строил планы, вел беседы, наслаждался всеми удовольствиями в постели, какие только мог пожелать… и вот - донаслаждался.
Сейчас хотелось только одного - чтобы это были единственные следы на теле Томаса и чтобы это было следствием случайной стычки, а не намеренное насилие. Томас - превосходный дипломат; первый год был самым опасным, но они прожили его благополучно. И вот теперь...
Он заметил, что на него смотрят, и заставил себя подыграть - до поры до времени, давя нарастающее бешенство. Из-за несовершенства мира. Из-за того, что он все-таки оказался не в силах оградить Томаса от всех возможных напастей. Томас предпочитает спокойные беседы. Что ж, он попытается. Но сперва им лучше поговорить без Миранды.
- Я обещал Миранде принести курицу, - пояснил он Томасу, при всем желании будучи не в силах больше улыбаться. - Пойдешь со мной? Или можешь подождать в комнате, если хочешь.
В их загородном доме, в отличие от городского, был один этаж. Две спальни по одну сторону коридора; гостевая спальня и еще одна комната - по другую. Спальни они делили в зависимости от его присутствия в доме и соответствующего желания; спальня Томаса одновременно служила Томасу кабинетом. Последнюю комнату, ближайшую к столовой, со временем поделили перегородкой на две: одна из смежных комнат была комнатой "дяди Джеймса", другая принадлежала Томасу-младшему. Два этажа в Нассау давали больше простора, однако за городом было тише и спокойнее. Правда, сюда порой наносил визиты пастор Ламбрик, которого Флинт терпеть не мог, однако пастор был не опасен и потому с его вниманием мирились.
Да, пастор не был опасен. Но кто же поднял руку на Томаса? Не Ламбрик же в самом деле. Джеймсу до безумия хотелось спросить прямо сейчас: "Кто?", но он понимал, что Томас, прошедший вместе с ним по границе ада, знает, что представляет из себя настоящая опасность. Все эти годы он учился отпускать от себя Томаса. Видно, не научился. Когда Томас все расскажет, а он обязательно расскажет, еще до обеда, он, Джеймс, разберется с этим обидчиком. Пусть тот и не узнает, в чем дело.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sg.uploads.ru/opwE8.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (14-11-2017 02:53:19)

0

11

Томас рассеянно кивнул, залюбовавшись Джеймсом.
- Пойду с тобой, конечно же, - отозвался он. Предстоящее кровопролитие не пугало его, и не в том дело, что это была лишь птица. Жизнь здесь, в Нассау, не была столь уж безоблачной, это место далеко было от рая, и Томас постоянно был настороже, только дома расслабляясь полностью. Пусть для Миранды это будет в самом деле новый мир, светлый и счастливый... насколько это возможно.
Выйдя во двор, Томас подошел к бочке с водой, зачерпнул полные пригоршни и ополоснул лицо.
- Все хорошо на Багамах, кроме пыли. Она просто ужасна, не правда ли?[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

12

- Томас... - Флинт намочил руку и протер лоб. - Ты знаешь, я не люблю ходить вокруг да около. Никогда не любил. Так вот, я не слепой. И Миранда не слепая. Просто ей дорого спокойствие в нашем доме. Ей есть с чем сравнивать. А я... Я намерен охранять это спокойствие, но не ценой молчания.
Подхватив топор, висевший около поленницы, он прошел по двору; рядом с птичником был огорожен небольшой участок: так куры могли гулять, но не бегали по грядкам. Бросить зерна, чтобы приманить, схватить одну, прижав крылья к тельцу, и оглушить, было делом недолгим. Еще быстрее было отрубить голову, которой предстояло отправиться на корм собаке. Держа тушку за лапы, Флинт обернулся.
- Я вижу, ты выжидаешь. Хочешь, чтобы я успокоился? Хорошо, я спокоен. Можешь начинать рассказывать прямо сейчас.
У них было несколько минут, пока стечет кровь. Флинт подвесил курицу на закрепленный на ветке крюк и бросил на землю пригоршню соломы. Если Томас решит продолжить разговор о природе и погоде, он поддержит его. Томас любит, когда он терпелив. Чем не повод проявить терпение - допустить мысль, что Томас не желает зла тому, с кем сегодня повздорил?
Глубокий вдох.
Он никогда не мог сравниться в широте души с Томасом. Тогда, в Лондоне, он начал с отрицания его идей. И лишь потом проникся ими настолько, что уверовал в победу. Это было... до того, как он полюбил, или после? Или все случилось одновременно?
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sg.uploads.ru/opwE8.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (15-11-2017 00:26:00)

0

13

Томас привалился плечом к стене и смотрел на своего Джейми с мягкой полуулыбкой. Когда несчастная курица завершила свой земной путь, Гамильтон вздохнул, подавив желание протянуть руку, подставить пальцы под стекающую кровь и слизать ее, еще теплую...
- Ты хочешь спросить меня, откуда вот это? - Томас указал на следы на своей шее, расстегнув ворот рубашки и обнажив их. - Уже готов идти и карать того, кто посмел меня коснуться? Прости, Джеймс, но ты его пальцем не тронешь. Это лишь очень малая плата за то, что томящиеся в рабстве люди обретут здесь свой новый дом, а мы начнем воплощать в реальность нашу мечту. Это мы дадим землю и мы будем платить за труд, и нам же придется как-то изворачиваться и продавать плоды их трудов, но это все впереди. Я заключил одну сделку. Неподалеку есть остров, на котором обитает крупный рабовладелец. Его подопечные живут... существуют в кошмарных условиях. Я нашел человека, который согласился отправиться туда, убить хозяина и уговорить рабов прибыть на Нью-Провиденс. Когда-то он был одним из них... и он не боялся ничего.
Томас все-таки омочил пальцы в крови курицы, задумчиво поглядел на них и поднес к губам.
- Вейн должен был вернуться неделю назад, но не вернулся. Видимо, ему не удалось и он погиб. Однако есть тот, кто готов отправиться за ним следом. Если ему повезет, мы не только получим работников, кроме этого Вейн будет у нас в долгу, потому что это мы спасем ему жизнь. Переговоры были... жесткими и слегка агрессивными, но мы договорились. Он придет, потому что больше ему идти не к кому. - Посмотрев в глаза Джеймсу, Томас увидел все того же лейтенанта, которого он полюбил в Лондоне целую вечность назад. - Я хочу, чтобы ты встал на колени, прямо здесь, Джеймс, и отсосал мне так, чтобы мы оба забыли о неприятностях этого дня, - проговорил он уже совсем другим голосом и сунул окровавленные пальцы в рот.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

14

Когда Томас упомянул о "малой плате", ему захотелось выругаться и сказать, что они уже давно заплатили за воплощение мечты, пожертвовав прежними жизнями. Когда Томас сказал о спасении рабов и найденном человеке, он подумал, что может понять Томаса: вызволение рабов, очевидно белых рабов, именно то дело, которым Томас мог увлечься и счесть целиком своим. Они много раз говорили об этом: Джеймс заведует морскими делами, Томас - тем, что происходит на суше.
Движение Томаса заворожило. Было в этом жесте что-то хищное. Это хорошо. Нельзя так часто думать о Томасе как о былом аристократе, которого может покоробить вид крови. К тому же… Разве не убедился он в Лондоне, что в определенных обстоятельствах кровь не пугает Томаса, а совсем наоборот?
При упоминании Вейна захотелось выругаться. Вейн, чертов Вейн! Томас обратился к Вейну, в то время как он был рядом. Плевать, кем был Вейн, каково его прошлое. Почему Томас, в конце концов, не отправил на тот остров их двоих? Боялся, что они передерутся по пути? Он взглянул на Томаса с растерянностью, задумавшись о личности человека, согласившегося выручить Вейна, и тут прозвучавшее предложение вышибло все мысли из головы.
Томас этого и хотел. Джеймс понимал замысел, но понимание не рождало противодействие. Он не мог не согласиться, когда Томас говорил с ним вот так. Господи, да он и сам хочет сейчас ублажить Томаса больше всего на свете. Томас озвучил его мысли.
Он опустился на колени, продолжая видеть внутренним взором пальцы Томаса, проникающие меж губ, и потерся щекой о пах Томаса, пока еще прикрытый двумя слоями ткани. Поднял голову, вновь ловя взгляд и все сильнее воспламеняясь от ожидания  близости, уже давно не запретной, но по-прежнему желанной. Провел рукой, лаская, и принялся расстегивать пуговицы, сперва на штанах, потом на белье, и прижался губами. Коснется ли Томас его волос, ухватится ли крепко за них, понудит ли совершить все скорее или вздернет его голову за подбородок вверх, оттягивая момент откровения… обхождение Томаса зависело от его настроения, а он наслаждался любым.
Было не слишком разумно предаваться страсти вне дома, но участок был огорожен… и не пойдет же гость Томаса сразу на задний двор.
Ответ его собственного тела не заставил себя ждать, но он не мог сейчас думать о том, чтобы оголиться и самому. Он священнодействовал. Раскрыв губы, он слегка прихватил нежную кожу внизу и двинулся дальше, заботясь о том, чтобы в достаточной мере увлажнить естество Томаса.
В такие моменты он забывал о себе.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (22-11-2017 04:10:04)

0

15

Рука сама собой пробралась в волосы Джеймса, пальцы нетерпеливо сдернули шнурок, удерживающий рыжее море волос, Томас путался в волосах, собирал их руками, зарывался в них, направляя едва ощутимо, то подталкивая в затылок, то удерживая, когда хотелось, чтобы Джеймс большее внимание уделил тщательному облизыванию, нежели заглатыванию. С губ не срывалось ни звука, только дыхание стало прерывистым, щеки заалели, словно со стыда. Томас запрокинул голову, все еще ощущая на губах соленый вкус крови, небо было белесым, выгоревшим, в этом благословенном краю небо бывает голубым только сразу после рассвета, когда дневной жар еще не выжигает его добела.
Небо было белым, какой в Лондоне была кожа его Джейми, только на небе не было веснушек...
- Сними рубашку, я хочу видеть твою спину, - хрипло проговорил Томас, слегка оттолкнув Джеймса от себя. - Нет. Не только рубашку. Разденься и встань на колени, расставив ноги.
Он еще не знал, закончит ли все вот так, получив удовольствие и кончив в ждущий, жадный рот Джеймса, или же захочет большего и заставит его опереться о какое-нибудь полено, бесстыдно выпятив зад, пока...
Нельзя думать об этом, иначе все закончится слишком быстро. Томас снова поднял взгляд в небо. Белое, пустое, злое небо Нассау.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

16

Он обхватывал влажными губами плоть Томаса и наслаждался запахом и вкусом, распаляясь с каждым мгновением все сильнее. Руки в волосах мягко направляли, привычно ласкали, Джеймс млел от прикосновений, изнывая и не смея коснуться себя, весь он принадлежал сейчас Томасу, весь был для него. Хотелось ощутить семя Томаса во рту и одновременно ощущалась потребность в большем. Ему всегда трудно насытиться в любви с Томасом лишь одним вариантом.
Он не видел, но догадался, что Томас смотрит вверх, он знал эту манеру. Смотрит в небо. Он не ненавидел Англию и Лондон, но испытывал к Нью-Провиденс и Нассау чувство, сродни благодарности - их приняли здесь; здесь они были в безопасности до поры до времени. В этом отношении с Лондона ничего не изменилось - они по-прежнему хотели спасти Нассау, как тогда, когда не знали еще о смерти семьи губернатора. На смену которому пока что не пришел никто. Он мирился с пылью и ураганами, изредка приходящими сюда; любил песок на берегу и мелководную гавань, дарующую им защиту; любил вытоптанную траву, на которой стоял сейчас коленями.
Он любил Томаса - и когда тот был богатым лордом Гамильтоном, и сейчас, Томаса Барлоу без титула и состояния. Он не просто любил его - он жил ради него.
Коснуться бы себя… Было плевать уже даже на то, что их ждет Миранда. Миранда поймет, как всегда понимала.
Он прикрыл глаза, постарался получше расслабить плечи. Твердая теплота толкалась в его рот, вынуждала расслабить горло, взять еще глубже.
Да, вот так, на заднем дворе… иногда им нужно разнообразие.
И тут Томас освободил его и сказал, чего он хочет дальше. Любовное распоряжение, ослушаться которого нельзя так же, как приказа на флоте. Так шнур или лента удерживает крепче кандалов.
Стянув через голову рубашку, следом он избавился от башмаков, штанов, подштанников, заботливо вышитых Мирандой по поясу, и чулок. Одна пара полотняных чулок - дома хватало и одной. В плавании или пешем переходе приходилось носить вторую пару, обычно льняную, чтобы не стереть ноги.
Бледная кожа почти не загорала, но часто краснела. Темно-рыжие волосы, так привлекшие Томаса в Лондоне, здесь со временем посветлели, а вот веснушки, наоборот, стали ярче, и солнце в самую жаркую пору нещадно увеличивало их число.
Джеймс вновь встал на колени, расставив ноги, как было велено, и обнял Томаса за колени, вновь прильнув к нему щекой - не к ткани, как в начале, а к обнаженной, уязвимой коже. Прильнул нежно, не желая случайно причинить неудобства рыжей порослью на щеках и подбородке.
А затем вновь окружил самый чувствительный участок тела Томаса мягкостью и теснотой своих губ, задавая нехитрый, извечный ритм.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (23-11-2017 02:07:03)

0

17

Возможно, это было жестоко. По отношению ко всем: Джеймсу, Мири... даже к самому Томасу. Он не знал. Ему было все равно. Сейчас хотелось именно этого, именно так, рискуя репутацией и, следовательно, рискуя жизнью. Рот Джеймса. Его покорность. Его любовь...
Мысли становились все короче, все обрывочнее, превращались из стройных и строгих рассуждений в нечто животное, в образы, картинки, в жалкое "Как же.. хорошо".
Хорошо, да. Хорошо.
Он еще успел подумать, не взять ли Джеймса все же прямо здесь, но именно этот образ и покончил с игрой, Томас только сжал пальцы на волосах своего лейтенанта... он подумал о Джеймсе почему-то именно так.
- Мой лейтенант... - прошептал он, мягко оттолкнув, наклонившись и стирая с губ Джейми все, что пролилось на них. - Мой Джеймс.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

18

Когда Томас говорил так, он забывал, что стал пиратом, и думал о себе просто как о Джеймсе Макгроу. Он сглотнул, наслаждаясь вкусом, и медленно лизнул пальцы Томаса. Он все еще стоял на коленях, обнаженный, возбужденный, с помутневшими от страсти глазами. Мысли путались. Вейн, возможно, погиб… или в смертельной опасности. Он вернется к этой проблеме. Как только решит свою.
В спальне, с закрытой дверью и закрытыми ставнями, он чувствовал себя в минуты близости лучше всего, но он позволил себе поддаться страсти. Сколько можно. Это их двор.
Слова Томаса заводили дополнительно, хотя он не знал уже, куда больше.
- Твой Джеймс, - он заглянул в глаза Томаса, не поднимаясь без приглашения, и все же не выдержал, положил руку на возбужденный член.
Стыда нет. Только искреннее, безудержное влечение, подогреваемое любовью, не остывающее с годами. Ему нравится заниматься любовью с Томасом - и с проникновением, и как только что, и на чистых простынях, и наспех, у стены или на столе: там, где застала их страсть. Будто отвечая на свои мысли, он захватил себя в кулак и слегка двинул рукой.
- Вам нравится то, что вы видите… милорд? - хрипловато спросил он, поддерживая обращение.
Милорд… В первый же день Томас сказал ему, чтобы он обращался к нему по имени. И на третий день он смог. Какие-то дни в его памяти смешались, но эти три… как и их первое плотское единение, он помнил отчетливо.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (27-11-2017 03:40:43)

0

19

- Мне нравится, как нравишься весь ты, Джеймс, - промурлыкал Томас, поправляя на себе одежду. Контраст между ними был великолепен, Томас смаковал его: он, полностью одетый, и обнаженный Джейми, возбужденный и обезумевший от страсти. Подумалось, что он сейчас с удовольствием бы посмотрел, как кто-то еще берет Джеймса... нет, лучше игрушка... потому что иначе он станет... ревновать. Немного. Самую малость. Но станет.
- Тебе помочь? - Томас улыбнулся. - Если ты этого хочешь, встань к стене лицом и немного наклонись...
Обойдутся без третьего и без игрушки, пусть он уже не так молод и не готов на второй раунд мгновенно, у него остаются руки, так неужели он не сможет заставить Джеймса сойти с ума?[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

0

20

Им бы следовало уже вернуться, но одеваться сейчас и возвращаться в дом, даже в дом, где находилась одна Миранда, стало бы большим безумием, чем довершить дело здесь. Не стоит вводить в постоянную практику занятия любовью на природе, даже во дворе дома, но сейчас все зашло слишком далеко.
Джеймс поднялся, коснулся загрубевшей с юности ладонью лица Томаса, обнял его и поцеловал.
- Ты уверен?
От такой помощи он никогда не откажется, и Томас это знает. Вопрос - лишь дань необходимой паузе. Перевести дыхание, успокоить бешено колотящееся сердце. Осознать момент. Ему всегда нравилось запечатлевать в памяти каждый миг их телесной близости, растягивать удовольствие.
Подойдя к стене сарайчика, он оперся руками и наклонился. Сейчас время только для них двоих. После… пожалуй, стоит посвятить в случившееся Миранду, раз уж Томас не против. Потому что…
Возникшее соображение, опять же, стоило обсудить. Может, эта же мысль пришла и Томасу, просто он пока предпочел ее не высказывать.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (01-12-2017 03:01:14)

0

21

Томас улыбнулся.
- Ты же знаешь, я всегда уверен в этих вопросах.
Он подошел и положил горячую ладонь на поясницу Джеймса, словно впечатывая, выжигая свой знак  Кожа под ладонью была столь же горячей, но влажной, тогда как руки Томаса оставались сухи.
Как прекрасен Джеймс, как открывается ему! Любого иного Томас назвал бы развратным, но только не его! Разве может быть развратен тот, кто так искренне любит и доверяет полностью? Пальцы будто сами собой прошлись меж ягодиц, надавили, вынуждая впустить...
Разве может быть развратен Джеймс? Воплощенная скромность, воплощенная стыдливость! Другой рукой Томас обхватил напряженный член, ощутил сладостную бархатистость кожи, под которой, кажется, тек расплавленный металл.
- Не вздумай сдерживаться, любовь моя.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

22

Джеймс подался назад - навстречу пальцам. У них не было с собой масла, и Томас в этот раз предпочел не воспользоваться даже слюной (от той влаги, что оставалась на них после того, как он лизнул Томасовы пальцы, уже ничего не осталось после того, как Томас привел себя в порядок, да и было ее слишком мало). Но он был опытен и знал, как встретить это касание. Знал, чего ждать, и встретил без сопротивления.
Запретность обстановки заводила не меньше прикосновений рук. Чертова осторожность…
Стыда с Томасом он не ведает уже много лет, но катастрофа в Лондоне - именно тогда, когда он парил, словно на крыльях, и упивался любовью - оставила свою печать, от которой он не мог избавиться до сих пор. Преодолеет ли он этот рубеж во второй раз?
Он все-таки вздрогнул, зашипел, когда Томас, кажется, попытался добавить третий палец. Или ему показалось? Возбуждения было достаточно, чтобы двойное прикосновение завело до предела довольно быстро.
Руки у Томаса не те, что были в Лондоне, не так мягки, загрубели от их быта. Смазки бы и на руку, что спереди, вдобавок к своей, но к черту… Он расставил ноги еще шире и закусил губу, позволяя себе лишь тяжелые, томные вздохи, не стоны. Он сжимал в себе пальцы Томаса, как сжимал бы кое-что от Томаса покрупнее, и знал, что и Томас не может не сравнивать. Подавался назад и возвращался вперед - в уверенный обхват.
Неспешная методичность Томаса, ласкающего именно так, как надо, и там, где надо, всегда сводила его с ума. С тех пор, как Томас открыл для него тайну удовольствия, которое может извлечь мужчина из таких ласк. Не смешно ли думать, что такая любовь лишает соглашающегося уступить мужчину его мужской сути, когда женщине как раз и не дано такого изведать? Не дано самой природой?
…Когда он увидел синяки на шее Томаса, то поначалу испугался. Потом стал злиться из-за его спокойствия и тона, будто ничего не случилось, и работа лишь притушила пожар. Затем гнев вспыхнул снова - из-за указания, как он должен относиться к произошедшему, из-за того, что Томас вмешал в их проект Вейна. Потом он перестал о чем-либо думать, лишь чувствовал. А теперь… теперь он возвращался.
Впереди длинный разговор, но пока ему слишком хорошо, чтобы говорить. И все же… Обернувшись, в истоме он потянулся к губам Томаса.
- Еще… немного, - не сказал - выдохнул.
Поцелуй или укус. В губы или в шею. Он был уже близко. По виску стекла струйка пота, и к ней прилипла прядка не удерживаемых ничем волос.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (01-12-2017 02:30:19)

0

23

- Только немного? - дыхание Томаса тоже было далеко от ровного, он стремился заставить Джеймса окончательно раствориться в удовольствии, лишить его способности трезво мыслить, но удалось ли это - Томас никогда не знал. Он догадывался, но и только. Догадки были тоже частью игры, Томас обожал эту любовную игру, тем более привлекательную, что чувства были настоящими.
Когда все закончится, он скажет Джейми ополоснуться из бочки, и будет смотреть, как блестит под солнцем мокрая кожа, такая бледная, несмотря на южное солнце, такая... похожая на сливки, в которые кто-то просыпал крупинки молотой корицы.
[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

24

Он жаден до чувственных удовольствий. Томас развил в нем эту жадность или открыл то, что находилось под гнетом "приличий" и муштры? Между ним и Томасом все по любви - даже в те моменты, когда он действительно ощущает боль, он знает это. Томас умеет вознести его на седьмое небо. И он знает, как сделать то же с Томасом… Ну, не совсем то же… У каждого из них своя роль, и он согласен с правом Томаса.
Он не ощутил прикосновения губ Томаса, но тот продолжал ласкать его, не выпуская из двойного захвата. Отвечать уже не было сил, он шумно дышал сквозь зубы, и в конце концов наслаждение стало слишком велико.
Джеймс коротко застонал, вжался в Томаса и окропил стену сарая.
- Господи, Томас… - Он откинулся назад, ему на грудь. - Нужно было совсем немного, я это хотел сказать.
Одеться... Он ощущал Томаса, чувствовал его запах. Шевелиться не хотелось.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

0

25

Едва не замурлыкав, Томас удерживал своего любимого в объятиях, разве что поднес к его губам свою испачканную ладонь и вытер о губы Джеймса.
- Умойся из бочки, - велел он. - Умойся и пойдем в дом, Мири уже заждалась, наверное. Одеваться не нужно.
Кто знает, как именно они продолжат любовную игру? Может быть, Мири захочет присоединиться? Может быть, Мири захочет доставить Джеймсу особенное удовольствие?[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

0

26

Джеймс вычистил ладонь Томаса, заодно подарив его руке пару поцелуев, и прошел к бочке. Предложение было заманчивым, однако… не думает же Томас, что он лишился памяти?
Взяв ковш, он плеснул на себя водой.
- Ты уверен? Полагаю, сперва нам лучше рассказать ей о том, откуда у тебя синяки, иначе она изведется. Могу пересказать услышанное от тебя. А это лучше делать в одетом виде. Может, заодно придет новая здравая мысль.
Еще один ковш.
- А потом я не против раздеться снова. Перед вами обоими. Как тебе такое предложение?
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

0

27

- Я с ним категорически не согласен. - Томас нахмурился. Что это? Джеймс спорит, да еще по такому поводу? Воистину, он проводит слишком много времени в море! - Идем в дом. Никто не мешает нам объяснить все Миранде в том виде, в каком мы есть.
По нему и самому было многое понятно, подумалось Томасу. Мири знает его так хорошо, как никто другой - за исключением Джеймса, - так неужели она не поймет чего-то? В день, когда Джеймс и Мири перестанут его понимать, он пострижется в монахи.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

0

28

Определенно, Томас решил воспользоваться отсутствием дома сына. Лучше бы он только сделал это с утра и не ходил никуда в одиночестве. Ничего не сказал о своей затее с Вейном тогда, не сказал сегодня… Получил по шее - в прямом смысле. Может, теперь настало время принять помощь его, Джеймса?
Но злиться не получалось. Да уж, Томас получил двойную выгоду.
- Хорошо, - он вылил на себя третий ковш.
Черт, как же хорошо… Томас подставил руки, и он вылил на них еще полковша, завершая водные процедуры.
- Тогда тебе придется взять либо мои вещи, либо курицу. - Джеймс широко улыбнулся. - Если, конечно, ты не станешь настаивать, чтобы я оставил одежду здесь.
Он знал, как бывает настойчив Томас, несмотря на внешнюю мягкость; должно быть, с таким отцом, как Альфред Гамильтон, и нельзя иметь другой характер. Иначе бы как личность Томас давно был уничтожен, и их лондонская история развилась совсем по-другому.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

0

29

- Возьми курицу.
Голый охотник... Томас едва не облизнулся, он чувствовал, что вскоре будет готов повторить, даже если Джеймс измажется в крови. Ноздри задрожали, смесь запаха крови и семени, и пота, и чего-то еще, присущего только Джейми, этот изысканный аромат сводил его с ума.
- В дом! И как только мы объясним все Миранде, ты пойдешь в спальню, ляжешь и будешь меня просить тебя взять. Хорошенько просить.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

0

30

Когда у Томаса был такой настрой, спорить с ним было бесполезно. Джеймс и не стал – от подобного предложения был грех отказаться. К тому же и он упрям. И собирался задать пару вопросов. При Миранде. Миранда была умной женщиной, достойной участвовать в важных беседах. Так повелось с первого же дня.
Джеймс вернулся к птичнику и снял с крюка их будущую трапезу. Дождался Томаса.
- Пойдем, - сказал он Томасу и пошел к веранде, держа курицу за лапы.
Томас наверняка любуется его походкой, обычной для моряка. Пусть любуется.
Улыбка вновь коснулась губ. Ничего, если они вместе - все поправимо.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://s8.uploads.ru/WqrZf.jpg[/ava]

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » Дом, милый дом (26 декабря 1714 года)