У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » Дом, милый дом (26 декабря 1714 года)


Дом, милый дом (26 декабря 1714 года)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Действующие лица: Джеймс Флинт (Макгроу), Миранда Барлоу (Гамильтон), Томас Барлоу (Гамильтон), Алекс Тейлор (в порядке появления).
Время: 26 декабря 1714 года.
Место: загородный дом Барлоу.
Спойлер: Томасу и Джеймсу есть много о чем поговорить, а также им предстоит принять гостя.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (11-11-2017 01:23:33)

+1

2

- Миранда! Готово.
Джеймс критически осмотрел плод усилий последних двух часов - сколоченную и повешенную на стенку кухни новую полку и принялся убирать инструменты. Они предпочитали пользоваться услугами приходящих работников: как в городском, так и в загородном доме, для черных и сезонных работ. В сезон дождей, который только-только подходил к концу, овощи предпочитали не выращивать из-за трудностей с осушением грядок, и домик для рабочих сейчас пустовал. Два раза в месяц приходила женщина, помогавшая Миранде с уборкой и стиркой; с починкой и изготовлением чего-либо из предметов обихода неплохо справлялись он или Томас. Настал черед нового дела, и он выполнил его с удовольствием: ведь то было их общее хозяйство.
Томас ушел, когда он только начал выполнять свои плотницкие обязанности, не сказав куда, но это было в порядке вещей: они не отчитывались друг перед другом в каждом шаге. Миранда недавно спрашивала, не знает ли он о делах Томаса чего-то, чего не знает она. Пришлось честно ответить - не знает. Но разве Томас не сказал бы о чем-то действительно важном?
Вошла Миранда, и он невольно залюбовался ею, как любовался всегда. Дождя не было, кухню заливало солнце. Томас-младший был на дне рождения у друга - сына Гэлвинов, живущих неподалеку от церкви. Гэлвины являлись людьми глубоко добродетельными, жили тем, что выращивали на земле, и оставалось только увериться в том, что изначальная легенда Томаса для клиентов и соседей - мирных жителей Нассау, пользующихся его консультациями в области права, сыграла и играет нужную роль. Он держит зверя на цепи. Флинт снимает у них жилье, взамен оставляя свои пиратские замашки за порогом. Нассау - город пиратов. С морскими разбойниками приходилось мириться даже пастору, хотя тот, по рассказам Миранды, и любил поговорить при случае о неминуемом возвращении королевского флота.
Джеймс шагнул вперед, приобнимая бывшую леди Гамильтон, ныне миссис Барлоу.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (11-11-2017 01:39:53)

0

3


Со стороны могло показаться, что между ней и Джеймсом нет подлинной страсти. Отчасти так и было: как ни любила она Джеймса, она не могла относиться к нему с той же нежностью, с которой до сих пор относилась к Ричарду. И Ричард, она всегда была уверена, любил их, Томаса и ее, одинаково, и одинаково наслаждался любовью обоих. Отношения же с Джеймсом стали иными. Она поняла это довольно скоро, еще в Лондоне. Джеймс предпочитал мужчин. Он мог спать с женщиной, он был телесно на это способен, но свела его с ума, заставила пылать и по настоящему отдаваться любви, не леди Гамильтон. Для него весь мир, как и для нее, заключался в Томасе. Она была частицей этого мира, потому что любила Томаса. И она могла понять это: она тоже любила любовь Джеймса к Томасу не меньше, чем самого Джеймса. И Томас по-прежнему был ее солнцем, только теперь рядом с этим солнцем появилось и маленькое светило, их первый и пока единственный ребенок.

- Спасибо, Джеймс, – Миранда тепло взглянула на него. – Не знаешь, куда ушел Томас?
Она допускала, что Джеймс будет недоволен: кто знает, не попроси она его об услуге, может, они с Томасом ушли бы вместе. Порой Джеймса было трудно успокоить, и у нее это получалось хуже, чем у мужа. А последние дни ей казалось, что Томас чем-то встревожен; сперва она приглядывалась, потом спросила напрямую и, не получив ответа, поинтересовалась у Джеймса, не знает ли он причины беспокойства Томаса. Джеймс не знал и сказал, что уверен: будь веская причина для волнения, Томас поведал бы ее им.
Вот и сейчас он ответил: «Нет, как и ты. А скажи-ка мне, дорогая, что ты хотела бы приготовить на обед?»
- Курицу с розмарином. Храбрый моряк, – она старательно избегала слова «пират», – добудет для женщины птицу?
Потянувшись к губам Джеймса, она легонько поцеловала его. Борода, к которой она давно успела привыкнуть, приятно щекотала лицо.
- Зеленоглазый ты мой, – шепнула она, поцеловав во второй раз.
Сколько раз она говорила ему эти слова? У Томаса глаза, словно небо; у Джеймса – словно океан.

[nic]миссис Барлоу[/nic]
[ava]http://sf.uploads.ru/y8XzD.jpg[/ava]

0

4

- Непременно прикончу одну несчастную, - он вернул поцелуй, обнял крепче. - Уверен, пока ты будешь стряпать, Томас вернется.
От волос и кожи Миранды исходил легкий аромат фиалок - Джеймс знал название точно, поскольку Миранда любила фиалки, которые выращивала здесь, вдали от Англии. Фиалки и розмарин, как по-шекспировски. Частицы родины. Он всмотрелся в блестящие карие глаза и прижался губами ко лбу, замерев. Он так многим обязан ей. Она не просто дала согласие, но и помогла.
Радостно залаял пес, хлопнула дверь.
- Я же говорил, - Джеймс провел рукой по стройной спине, все еще затянутой в корсет, хотя и не так туго, как в Лондоне, и улыбнулся.
В позапрошлую ночь они отпраздновали Рождество, и дух его все ещё ощущался.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

0

5

[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]Гамильтон не сомневался, что разговор с Джеймсом будет трудным, но он был необходим. Конечно, если Джеймс упрется, он найдет кого-нибудь еще, но сам он предпочел бы именно Джеймса.
Пусть даже придется расплатиться с ним за эту уступку другими уступками.
Точно так же Гамильтон не сомневался, что Тейлор придет к нему. "Рейнджер" все еще на ремонте после происшествия в гавани, Рэкхем пьет, Томас сам видел, а что до Бонни, то ее Гамильтон недавно видел с каким-то испанцем, причем одеты оба были по-дорожному. Видимо, рыжей подруге Вейна надоел ее пестрый дружок, а может, захотелось кого-то страстного. Говорят, испанцы очень страстны...
Не менее, чем ирландцы. Но и не более, наверное.
- Я дома, - счел нужным соблюсти традицию Томас. - Джейми? Ты здесь?

0

6

- Мы здесь, и мы уже начинали гадать, когда ты вернешься, - заприметив высокую фигуру Томаса в тени коридора между жилыми комнатами и кухней, совмещенной со столовой, Джеймс почувствовал, как у него отлегло от сердца. Когда он перестанет переживать из-за отсутствия Томаса? С побега минуло девять лет; и у Томаса гораздо больше причин волноваться, когда его нет дома. Но стоит подумать, что случилось бы, не покинь они вовремя Лондон, и сердце застывает. До сих пор, хотя кошмары уже почти не снятся.
Он отпустил Миранду и пригладил волосы. Нужно,  чтобы Миранда занялась обедом, а Томас наверняка расскажет об очередном важном разговоре с полезным человеком. Он готов разговаривать с Томасом часами. Как повелось со времен Лондона, так и осталось. В чем-то они очень изменились, а что-то осталось прежним.

[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sa.uploads.ru/H3niE.jpg[/ava]

0

7

Миранда провела ладонями по набивной хлопковой ткани юбки, поправляя складки и собираясь с мыслями. Только бы Томас вернулся с хорошими вестями:  внутреннее чувство подсказывало ей, что новости могут быть неожиданными. Всегда было больно слышать, как спорят Томас и Джеймс; больнее было только тогда, когда в споре участвовал и Ричард.
- Томми, милый, все хорошо? – Она попыталась всмотреться в его лицо еще прежде, чем он подошел достаточно близко. – Прости меня, я не хотела лишать тебя компании. Только посмотри, что смастерил Джеймс!
Разве могла она подумать в своей прошлой жизни, как пригодятся ей навыки сына корабельного плотника? Джеймс был хозяйственным и в силу той жизни, что вел: он с малолетства привык заботиться о себе сам. Как-то он признался, что лишь получив чин лейтенанта, смог тратить часть денег на услуги прачки. Но что было для нее удивительнее всего, так это сила, которая проявилась в их новой жизни в Томасе. Ее муж, утонченный ценитель философии и истории, ее эпикуреец Томас приспособился к бытию на Нью-Провиденс гораздо легче, чем она думала. Впрочем, и ей самой пришлось измениться.

[nic]миссис Барлоу[/nic]
[ava]http://sf.uploads.ru/y8XzD.jpg[/ava]

0

8

- Все хорошо, а скоро станет еще лучше, - улыбнулся Томас, подходя и целуя Мири. - Вот увидишь. Однако для этого мне сперва надо переговорить с Джеймсом. Ничего очень срочного, мы можем поговорить и за столом, если ты не возражаешь: разговор о делах мы совместим с десертом. Что на обед?
Гамильтон-Барлоу и в самом деле считал, что у них есть время. Достаточно, чтобы спокойно пообедать и обсудить тонкости - как себя вести и что кому говорить, когда придет Тейлор. В том, что Тейлор придет, Томас не сомневался. Он машинально потер шею, на которой уже наверняка начали наливаться синяки, и снова улыбнулся.[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

9

Миранда проследила взглядом за его движением и увидела поверх свободно повязанного шейного платка несколько кровоподтеков.
- Я собралась приготовить птицу с травами, – она надеялась, что ее голос не дрогнул. Джеймс сойдет с ума. Только бы Джеймс не заметил. Но как?.. Конечно же, он заметит. Почему Томас ведет себя так, словно пришел после обычной беседы?.. – Прости, я немного запоздала с обедом: собирала Томми в гости, а ты знаешь, что порой нужно поуговаривать его умыться. Но если ты голоден… После завтрака осталось немного мяса и овощей. И ещё пара кусков рождественского пудинга со вчерашнего дня.
В чем-то их образ жизни по-прежнему напоминал лондонский: праздники, чай из фарфоровых чашек, десерты... На Нью-Провиденс можно было полакомиться не только знакомым еще по Лондону манго – тут были бананы и папайя, черимойя и гуава – из мякоти последней, залитой сахарным сиропом и ромом, получалось особенно восхитительное угощение.
Она обняла мужа, поправляя на его шее платок и внимательно посмотрев в глаза. Следы удалось скрыть. Заметил ли Джеймс?.. Будет плохо, если он увидит эти синяки до того, как Томас обо всем расскажет. «Скоро станет еще лучше» – что это значит?
- Конечно же, я не возражаю, – добавила она. – Поступай, как будет лучше.
Последние годы прибавили ей смирения в сочетании со спокойствием: Томас был тут в безопасности. Райский остров-убежище, как он и хотел. Пока еще не для его подопечных... Но для него, Джеймса и Ричарда – да. У Томаса не было здесь врагов. Кто вдруг решил поднять на него, уважаемого, мирного горожанина, руку? Неужели он дрался? Будто бы непохоже… Ссора с каким-нибудь пропойцей? Или не приведи Господь это следствие того, что Томас решил соперничать с Элеонор Гатри на ее поприще?

[nic]миссис Барлоу[/nic]
[ava]http://sf.uploads.ru/y8XzD.jpg[/ava]

0

10

Он заметил синяки сразу же, как Томас вышел на освещенный солнцем участок и наклонился, целуя Миранду. Следы на шее выглядели так, словно остались от пальцев. И Миранда, конечно же, решила поосторожничать. Джеймс смотрел на них и чувствовал, как рушится его умиротворенное состояние. Этот сезон дождей был слишком идеален - один из самых спокойных на его памяти, не считая неожиданной встряски, устроенной местному сообществу Вейном.
Он расслабился, жил, словно обычный горожанин… строил планы, вел беседы, наслаждался всеми удовольствиями в постели, какие только мог пожелать… и вот - донаслаждался.
Сейчас хотелось только одного - чтобы это были единственные следы на теле Томаса и чтобы это было следствием случайной стычки, а не намеренное насилие. Томас - превосходный дипломат; первый год был самым опасным, но они прожили его благополучно. И вот теперь...
Он заметил, что на него смотрят, и заставил себя подыграть - до поры до времени, давя нарастающее бешенство. Из-за несовершенства мира. Из-за того, что он все-таки оказался не в силах оградить Томаса от всех возможных напастей. Томас предпочитает спокойные беседы. Что ж, он попытается. Но сперва им лучше поговорить без Миранды.
- Я обещал Миранде принести курицу, - пояснил он Томасу, при всем желании будучи не в силах больше улыбаться. - Пойдешь со мной? Или можешь подождать в комнате, если хочешь.
В их загородном доме, в отличие от городского, был один этаж. Две спальни по одну сторону коридора; гостевая спальня и еще одна комната - по другую. Спальни они делили в зависимости от его присутствия в доме и соответствующего желания; спальня Томаса одновременно служила Томасу кабинетом. Последнюю комнату, ближайшую к столовой, со временем поделили перегородкой на две: одна из смежных комнат была комнатой "дяди Джеймса", другая принадлежала Томасу-младшему. Два этажа в Нассау давали больше простора, однако за городом было тише и спокойнее. Правда, сюда порой наносил визиты пастор Ламбрик, которого Флинт терпеть не мог, однако пастор был не опасен и потому с его вниманием мирились.
Да, пастор не был опасен. Но кто же поднял руку на Томаса? Не Ламбрик же в самом деле. Джеймсу до безумия хотелось спросить прямо сейчас: "Кто?", но он понимал, что Томас, прошедший вместе с ним по границе ада, знает, что представляет из себя настоящая опасность. Все эти годы он учился отпускать от себя Томаса. Видно, не научился. Когда Томас все расскажет, а он обязательно расскажет, еще до обеда, он, Джеймс, разберется с этим обидчиком. Пусть тот и не узнает, в чем дело.
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sg.uploads.ru/opwE8.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (14-11-2017 02:53:19)

0

11

Томас рассеянно кивнул, залюбовавшись Джеймсом.
- Пойду с тобой, конечно же, - отозвался он. Предстоящее кровопролитие не пугало его, и не в том дело, что это была лишь птица. Жизнь здесь, в Нассау, не была столь уж безоблачной, это место далеко было от рая, и Томас постоянно был настороже, только дома расслабляясь полностью. Пусть для Миранды это будет в самом деле новый мир, светлый и счастливый... насколько это возможно.
Выйдя во двор, Томас подошел к бочке с водой, зачерпнул полные пригоршни и ополоснул лицо.
- Все хорошо на Багамах, кроме пыли. Она просто ужасна, не правда ли?[nick]мистер Барлоу[/nick][status]умный человек[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/04/e1727464e995b2239c4c7e082f4b5440.jpg[/icon]

+1

12

- Томас... - Флинт намочил руку и протер лоб. - Ты знаешь, я не люблю ходить вокруг да около. Никогда не любил. Так вот, я не слепой. И Миранда не слепая. Просто ей дорого спокойствие в нашем доме. Ей есть с чем сравнивать. А я... Я намерен охранять это спокойствие, но не ценой молчания.
Подхватив топор, висевший около поленницы, он прошел по двору; рядом с птичником был огорожен небольшой участок: так куры могли гулять, но не бегали по грядкам. Бросить зерна, чтобы приманить, схватить одну, прижав крылья к тельцу, и оглушить, было делом недолгим. Еще быстрее было отрубить голову, которой предстояло отправиться на корм собаке. Держа тушку за лапы, Флинт обернулся.
- Я вижу, ты выжидаешь. Хочешь, чтобы я успокоился? Хорошо, я спокоен. Можешь начинать рассказывать прямо сейчас.
У них было несколько минут, пока стечет кровь. Флинт подвесил курицу на закрепленный на ветке крюк и бросил на землю пригоршню соломы. Если Томас решит продолжить разговор о природе и погоде, он поддержит его. Томас любит, когда он терпелив. Чем не повод проявить терпение - допустить мысль, что Томас не желает зла тому, с кем сегодня повздорил?
Глубокий вдох.
Он никогда не мог сравниться в широте души с Томасом. Тогда, в Лондоне, он начал с отрицания его идей. И лишь потом проникся ими настолько, что уверовал в победу. Это было... до того, как он полюбил, или после? Или все случилось одновременно?
[NIC]Джеймс Флинт[/NIC]
[STA]Пират[/STA]
[ava]http://sg.uploads.ru/opwE8.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (15-11-2017 00:26:00)

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Новый Cвет » Дом, милый дом (26 декабря 1714 года)