У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Все тайное становится явным (13 мая 1705 года)


Все тайное становится явным (13 мая 1705 года)

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

Действующие лица: Джеймс Макгроу, Томас Гамильтон (по времени появления).
Время: 13 мая 1705 года, около восьми утра и до вечера.
Место: у Лондонского моста на северном берегу, затем фрегат "Свобода", таверна "Джордж" на южном берегу и хаммам на северном берегу Темзы.
Спойлер: третья встреча Джеймса и Томаса.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (15-10-2017 22:37:02)

0

61

Прикосновение словно обожгло. А мгновение спустя Джеймс осознал, что обожгло его на самом деле: осознание, что на этот раз Томас не убрал руку после краткого прикосновения, и осознание, что он и сам не хочет обрывать этот контакт.
Нужно было срочно назвать мысленно то, что сейчас происходило. Томасу нужна поддержка, конечно же. Самозабвение, воодушевление, возможно, тревога заставили его сжать сейчас руку посредника из Адмиралтейства. Лорд Гамильтон надеется на него, Джеймса Макгроу.
- Вы не мешаете мне, - повернув голову, он произносил слова одновременно с тем, как думал, не в силах не сказать этого. - Нисколько.
Его рука по-прежнему в руке Томаса. Это безумие? Нет. Это опора, которую один мужчина ищет в другом. Как ищут опору друг в друге воины. И им тоже предстоит сражаться, хоть и в других битвах, нежели битвы на море.
Они все еще не разняли руки? Сколько мгновений прошло? Какие у Томаса глаза и губы. Это не женская красота, не ослепительная, как у леди Гамильтон. Сдержанная и с мягким оттенком, словно у хорошего виски или бренди. Леди Гамильтон же словно игристое вино.
- Мой долг - провести вас между Сциллой и Харибдой, Томас. Помочь вам найти баланс между наказанием и милосердием, между новаторством и желаниями лордов Адмиралтейства. Я разделяю ваше негодование… Однако нам стоит вести себя настолько правильно, насколько это возможно. Иначе, по моему разумению, несчастье случится с большей вероятностью, - продолжил Джеймс.
Он боялся шевельнуться и разрушить… что?
- У вас есть возможные союзники? Лорды, с которыми вы дружны, пусть, возможно, и не высказывали им идеи своего проекта? Ведь есть же те, кто, как и вы, сочувствует беднякам?
Вспомнилось, что Одиссей скормил шестерых моряков первому из чудовищ, чтобы избежать второго, способного погубить всю команду. Но они, слава Господу, пока не стояли перед таким выбором.
Древняя Греция, воины. Римские термы и беседы…
[ava]http://s8.uploads.ru/0FCdD.jpg[/ava]

0

62

- Возможные союзники есть всегда, даже когда кажется, что ты совершенно один. Вопрос во влиятельности этих людей. Большинство людей по натуре своей консервативны, склонны к сохранению имеющегося порядка вещей и не желают перемен, оттого те из моих знакомых, кто склонен к тому же, имеют наивысшее влияние. - Томас усмехнулся, пошевелился в воде и махнул рукой слуге, который подскочил с подносом. - Разбавленное белое вино, Джеймс. Рекомендую. Итак, для перемен, для внесения изменений, для чего-то нового требуется не только исполнить свой план, но и продавить сопротивление, растущее одновременно с тем, как люди осознают угрозу сложившемуся порядку. - Гамильтон чуть сильнее сжал пальцы лейтенанта, вздохнул и отпустил их, неохотно, с бесконечным сожалением. Передвинувшись, он случайно задел бедро Макгроу своим, течение воды мягко приласкало, Томас вздохнул еще раз и невозмутимо принялся разглядывать вино. Если лейтенанта что-то смутит... ну что ж, он просто извинится.[icon]http://s1.uploads.ru/t/CEzFf.jpg[/icon]

+1

63

Джеймс взял бокал с подноса, удивившись, как у него не дрогнула рука. Гамильтон отпустил его пальцы, а когда он ощутил прикосновение иной части тела лорда, то испытал смесь тайного удовольствия и отвращения к себе. Даже по меркам древних греков его потаенные желания ни что иное, как болезнь. Он давно не юноша. Мужчина должен желать владеть. Желает ли он владеть юношей? Мужчиной? Нет, не желает. Вместо этого он… Джеймс тоже посмотрел на бокал и отпил вина, словно оно могло потушить пожар в его мыслях. Только бы пожар не начался и в его теле.
- Флот может стать нашим могущественным союзником, Томас, если лордам Адмиралтейства понравится план. Как я говорил, завтра я увижусь с адмиралом Хеннесси. Его мнение о нашей планируемой экспедиции чрезвычайно важно. И я расскажу вам это мнение. Честно ему, честно вам. Затем мы будем продвигаться дальше.
Еще глоток. Пункт за пунктом, вопрос за вопросом. Самодисциплина и дисциплина - вот извечная опора. Подспорье против слабости. Джеймс повел плечами, чуть откинул голову, собираясь с мыслями.
- О каком именно сопротивлении вы говорите, Томас? Ваш проект… новаторский, несомненно. Земля в собственность после трех лет работы - до сих пор у переселенцев в Новый Свет не было таких льготных условий! Просьба о нескольких помилованиях для пиратов в разгар войны - это может вызвать споры. Вам, несомненно, известно, что якобиты заинтересованы в тайных торговых путях. Контрабанде, отсутствии уплаты пошлин тому, кого считают... узурпаторами. Кто, как не пираты, могут им в этом помочь? Но угроза сложившемуся порядку из-за… скажем, десяти помилований для первых, кто сложит оружие и подаст тем самым пример?… Не думаю, Томас. С тем, что я от вас услышал, мы вполне можем справиться. Или же вы имеете в виду что-то еще? - Джеймс внимательно посмотрел на Гамильтона.
[ava]http://s8.uploads.ru/0FCdD.jpg[/ava]

Комментарий

Наиболее конкретно о помилованиях говорилось тут (ваш 133-й и мой 134-й пост, Томас): Посредник из Адмиралтейства (11 мая 1705 года)
Цитаты:
"...Возможно, удастся провести тихий захват изнутри? Подкупить часть пиратов? Обещать им помилование?" - "Даже если у вас будет с собой некоторое число помилований, и вы израсходуете их с пользой… Не знаю".

Держал в голове также материал "Томас Гамильтон, якобитизм и католическое влияние".

Отредактировано Джеймс Макгроу (11-02-2018 17:28:59)

0

64

Пусть лейтенант считает Хеннесси почти святым, стоит напомнить ему об осторожности, подумалось Томасу. Хеннесси, в отличие от восторженного рыжика, куда более циничен и знаком со всеми сторонами жизни, равно как и с репутацией лорда Гамильтона, и если капли яда, щедро пролитые устами Ричарда Чандлера, не смогли как следует отравить душу лейтенанта, пусть и зародили сомнения, то адмиралу не требуется свидетельства поэта.
- Не следует быть чересчур откровенным с адмиралом, Джеймс. Он хороший человек, но такие люди - редкость. Что, если на него надавят? Чем выше взбирается человек по карьерной лестнице, тем больше у него за душой грехов, которыми можно припереть его к стене. Что, если кто-то решит использовать Хеннесси, надавить на него и через него - погубить наш с вами проект?
Бани все же прекрасное место для бесед. Когда расслабляется тело, мысли текут особенно свободно... что недурно видно на примере Джеймса. Флот как могущественный союзник... десяток помилований... господи, как он мило наивен! Это очарование наивности, невинности, какой-то почти детской веры в хорошее, в добро, в свет и радость, все это не может не подкупать, не может не заставить желать приберечь такое вот рыжее чудо для себя. Увы, его не запрячешь, не запрешь в спальне, не оставишь только для себя одного...
[icon]http://s1.uploads.ru/t/CEzFf.jpg[/icon]

+1

65

"Вам нужно присматривать за лордом Гамильтоном, лейтенант Макгроу".
В хорошее же положение он попал. Томас Гамильтон просит его об умолчании? Как он мог допустить саму ситуацию, чтобы ему говорил подобное штатский? Когда дал понять, что его можно просить о таком? Джеймс какое-то время смотрел себе на колени, соображая, что ответить. А потом посмотрел в голубые глаза и понял, что мир Томаса Гамильтона совсем иной. Мир салонов, вне жесточайшей флотской субординации, где все подотчетно. Допускающий разную степень откровенности лейтенанта с адмиралом. Как Томасу все это видится? Безусловно, он и Хеннесси изредка беседуют за кружкой пива, но забываться подчиненному тем не менее не позволено. А намеренное введение в заблуждение может окончиться трибуналом. Но все это сейчас вторично. Первична его собственная позиция, и вот это как раз представляло проблему.
Во второй раз за сегодня Томас высказывал опасения относительно Хеннесси, и Джеймсу вспомнились его слова о записке.*
- Томас… - Джеймс криво усмехнулся, покрутил в пальцах бокал. - Я уже сказал, в чем вижу свой долг. Помочь вам и вашему отцу добиться в итоге помощи от флота Ее Величества. Делу весьма поможет то, что вы решили взять на себя расходы в первой части. Я помню ваши слова об опасности, что адмирал сочтет мои слова о вашем мнении за самовосхваление. Разумеется, было бы неуместно говорить ему о нашем с вами… досуге. Но я обязан доложить о покупке "Свободы". Пусть речь о моем отпуске для экспедиции еще не идет, вы представляете, как будет выглядеть, если кто-то иной доложит лорду Хеннесси о вчерашнем аукционе вперед меня? Что касается наших с вами планов, - Джеймс снова повертел бокал и усмехнулся - в обратной последовательности, - насколько я помню, на бумаге мы пока что сошлись только в необходимости разведки и разговора с губернатором Томпсоном. Я доложу о вашем интересе к Новому Свету и желании разузнать обстановку.** Любой сочтет это похвальным.
Конечно же, он умолчал о том, что позже возникнет необходимость в подробных отчетах. Сейчас было важно предотвратить слухи: он догадывался, какими небылицами могла обрасти покупка корабля в чужих устах. Джеймс допил разведенное вино, и оно окутало его изнутри нежным теплом, в то время как вода ласкала его тело снаружи. Волосы подсохли, и Джеймс знал, что они начали виться пушистыми локонами, доставляющими столько сложностей при попытке придать положенной офицеру прическе солидный вид.
- Против этого у вас нет возражений? Если желаете, в самом деле напишите адмиралу что-то от себя. Я передам ему ваше послание.
Он улыбнулся теперь ободряюще - ему хотелось ободрить Томаса. Адмирал Хеннесси - все равно что отец. Если на кого и можно полагаться в Лондоне, так это на адмирала.

* и **

Томас, снова указываю посты, где упомянутые вещи обсуждались, чтобы было проще освежить в памяти. Во втором случае вспоминаю планы, которые мы с вами записывали в библиотеке)
* Все тайное становится явным (13 мая 1705 года) - пост 17.
** Посредник из Адмиралтейства (11 мая 1705 года) - пост 129 и 139.

[ava]http://s8.uploads.ru/0FCdD.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (19-02-2018 02:01:53)

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Все тайное становится явным (13 мая 1705 года)