У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Sails: Другая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Все тайное становится явным (13 мая 1705 года)


Все тайное становится явным (13 мая 1705 года)

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

Действующие лица: Джеймс Макгроу, Томас Гамильтон (по времени появления).
Время: 13 мая 1705 года, около восьми утра и до вечера.
Место: у Лондонского моста на северном берегу, затем фрегат "Свобода", таверна "Джордж" на южном берегу и хаммам на северном берегу Темзы.
Спойлер: третья встреча Джеймса и Томаса.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (15-10-2017 22:37:02)

0

2

У Лондонского моста поднимался лес мачт: корабли стояли на якоре с убранными парусами, порой прижавшись бортами друг к другу. На восток сквозь такелаж проступал Тауэр. Ближе к середине Темзы плавали небольшие одно- и двухмачтовые суда, в большинстве своем кечи. Их красавец стоял дальше от берега, чем разгружаемые торговые корабли, и рассмотреть его было довольно сложно. День был солнечный, на небе ни облачка - еще лучше, чем вчерашний, настоящая редкость для Лондона.
После вчерашних тревог и сомнений Джеймс ощущал странное опустошение, мыслей в голове почти не было, а те, что были, концентрировались на городском пейзаже вокруг. От Темзы тянуло сыростью и затхлостью; он переступил с ноги на ногу и поправил треуголку.
Накануне он, как мог, перевязал плечо, а перед встречей надел чистую сорочку - одну из старых. На животе после удара торцом рукояти расцвел кровоподтек, но живот - не лицо, проблемы это не составляло. Уже третий день он был особенно придирчив к своей внешности, старательно сбривая со щек золотисто-рыжую щетину, - в утреннем свете, кое-как усиливавшимся светом свечным. В это утро брился он чуть менее ловко из-за последствия дуэли, но добился того результата, которого хотел. Щеки стали почти что гладкими. Великий Боже, сколько же свечей зажигают Гамильтоны? Вечером у них едва ли не светлее, чем днем.
Наконец он увидел знакомый экипаж, выходящего из него человека и заложил здоровую левую руку за спину: давняя морская привычка.
- Доброе утро, милорд, - официально-почтительно поприветствовал Джеймс Томаса Гамильтона, невольно пытаясь что-либо прочесть по его лицу. - Наш корабль отсюда рассмотреть затруднительно: видите, сколько судов стоят в очереди на разгрузку. Предлагаю вам подняться на борт. Лодочник перевезет нас - бумаги на корабль позволяют нам осмотреть его. Согласны ли вы, милорд?
Произнести здесь и сейчас "Томас" Джеймс мог бы, разве что получив приказ. Гамильтон не стал вызывать у него меньшей симпатии, но язык не поворачивался. Он просто не был уверен, что имеет право на подобное - после случившегося. Во всяком случае, пока не разуверится в обратном.
Он понимал, что Гамильтон будет любоваться почти свершенной покупкой не профессиональным взглядом, но деньги платил именно Гамильтон, оттого он считал себя обязанным взять его с собой. А потом он угостит лорда выпивкой, не все же ему угощаться у Гамильтонов. Хорошо, что вчера он сумел взять себя в руки и не напился. Вспоминать и говорить о дуэли не хотелось, но Джеймс осознавал, что ему могут задать вопросы. Однако его задача - говорить о деле.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (16-10-2017 22:35:26)

+1

3

- Доброе утро, Джеймс, - Гамильтон тепло улыбнулся, отметив, что лейтенант, кажется, волнуется. Неудивительно, Ричард кого угодно может довести! Похоже, Ричи убедил рыжего моряка в том, что ему не место рядом с Гамильтоном, что он недостоин. Иначе с чего бы тот опять "милордствовал"?
- Разумеется, я хочу осмотреть наше приобретение! - весело произнес Томас, беря лейтенанта под руку, так, чтобы тому не оставалось ничего иного, кроме как позволить ему это. - Джеймс, я просил вас... "Томас". Неужели это имя неприятно вам? Быть может, дурные ассоциации? Если так, я не смею настаивать. [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+3

4

Джеймс сумел не поморщиться - Гамильтон взял его под пострадавшую правую руку. До этого момента такое обращение с ним было только у пары разбитных красоток в тавернах. С приличной дамой он пока что умудрился так не прогуляться - удивительно, но его не тянуло. Он списывал это на постоянную занятость. Оставалось надеяться, что его руку не стиснут сильнее.
Не было времени задуматься о мотивах Гамильтона - пришлось отвечать. Тон, которым с ним говорили, ободрил его и внушил надежду, что планы останутся в силе.
- Нет… Томас, - помедлив самую малость, ответил Джеймс. - "Томас", как вам угодно. Нет ничего, что мешало бы мне так обращаться к вам.
Ничего, кроме норм учтивости, но они Томаса Гамильтона очевидно не волновали. Что ж, "Томас" так "Томас". Решено.
- На корабле несет вахту минимальное количество матросов, их услуги учтены в стоимости судна, - продолжил Макгроу, не замечая, как неловкость, с которой он ждал лорда Гамильтона, таяла с каждым мгновением. - Защита от речных пиратов, здесь случается всякое. Вы сможете забраться с лодки на борт по штормтрапу… веревочной лестнице. Держитесь за верёвки, а не за ступеньки, так как ступеньки могут прищемить пальцы о борт. Либо вы сможете воспользоваться подъемником.
Существовало два варианта подъемников для пассажиров: скамейка на тросах либо нечто вроде гигантских холщовых штанов, закрывавших человека по грудь. Какой именно был здесь, Джеймс не знал, но подозревал, что в любом случае Гамильтон предпочтет штормтрап: он был мужчиной, а на его памяти по штормтрапу поднимались и женщины, правда, порой их юбки все же намокали в воде.
Для кораблей поменьше, вроде шлюпов, был еще один вариант: дотянуться с лодки до русленя - узкой, неогражденной площадки, к которой крепились ванты и с которой было принято бросать лот - и шагнуть на него, но "Свобода" была фрегатом, и ее русленя дополнительно можно было бы использовать разве что для абордажа. Джеймс на мгновение задумался, проделал бы Гамильтон такой номер со шлюпом: в чем-то это было похоже на посадку в седло.
Лодочники, видя богатого лорда и флотского офицера, наперебой стали предлагать свои услуги.
- Лодку, господа? Парные весла, сэр? Обычные весла?
- Парные, - ответил Джеймс, не видя необходимости в двух гребцах для путешествия на такое расстояние: здесь управится и один человек с парными веслами. - Проходите, Томас, - сказал он, не ошибившись на этот раз  в обращении: получая четкое указание, он, военный моряк, не сбивался в его выполнении. - На кормовое сиденье. Осторожнее.
Лодка слегка качалась на воде, и должна была неминуемо качнуться, когда в нее шагнут, а Томас пока что держал его под пострадавшую руку, но это было пустяком. Он накрепко уяснил с детства, что физическое неудобство порой перенести гораздо проще, чем моральное. А объясняться насчет дуэли ему совсем не хотелось.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (20-10-2017 01:19:01)

+3

5

- Спасибо за объяснения, - серьезно ответил Гамильтон. - Перед нашим плаванием вам придется многому меня научить, но пока что начнем с азов. Значит, за веревки?
Он аккуратно шагнул в лодку, стараясь проделать это так, чтобы она не качнулась. Прогулки на лодках не были чем-то особенным, Томас привычно перешел в лодку, ненадолго выпустив руку лейтенанта, чего делать ему категорически не хотелось.
Следует пригласить Джеймса в парк на прогулку. Степенно гулять под руку длинными аллеями и беседовать, такое должно быть приятно и одновременно понравится его отцу, если тому доложат.
Повернувшись, он улыбнулся и заметил:
- У вас на плече пылинка, лейтенант. Позволите мне ее снять?[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+2

6

Лорд Гамильтон, Томас, оказался ловчее, чем он думал, и Джеймс припомнил, что аристократы любят увеселения на воде. Что ж, тем легче. Он уже думал указать корабль, чтобы лодочник опустил весла в воду и начал свой краткий, но необходимый путь, как Томас задал вопрос.
Вот сейчас припомнились слова графа Рамси. О брошенных любовниках и о крепости, что должна пасть. Но даже если слова графа - правда, мыслимо ли думать, что этот вопрос - свидетельство любезничанья с ним? Пылинка. Тонкий вкус лорда... Томаса оскорбляет пылинка на темном рукаве? Он улыбается, однако вроде бы серьезен. Но зачем спрашивать, можно ли ее снять? Джеймс в очередной раз подивился светским привычкам. Пылинка! Если бы Томас Гамильтон видел, в каком состоянии была его старая форма.
- Если вы считаете нужным, - брякнул он первое, что пришло ему в голову, чтобы не затягивать паузу, которая могла стать неловкой.
И невольно повернул голову, пытаясь увидеть эту пылинку. На каком плече?
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (20-10-2017 02:29:42)

+1

7

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]- Я полагаю это нужным, - серьезно ответил Гамильтон. - Вы безупречны, Джеймс, и с одной стороны, эта пылинка вносит элемент хаоса, очеловечивая вас, с другой же стороны, она нарушает идеальную выверенность вашей брони. В иное время и в ином месте я предпочел бы видеть в вас эту крупинку хаоса, но сейчас, когда мы идем осматривать наше приобретение, не лучше ли пребывать во всеоружии?
Томас улыбнулся, всего лишь уголками губ, постаравшись придать этой улыбке мягкость. Его в равной степени занимал и корабль, и лейтенант, посему возможность совместить лейтенанта и корабль была на редкость приятна.
- Не будем задерживаться, Джеймс, - Гамильтон протянул руку и смахнул с левого плеча пылинку.

+2

8

Безупречен? Он - и безупречен? Чем? Своей вспыльчивостью, с которой Томас Гамильтон познакомился вчера? Окраской в крапинку, словно у виденной однажды лошади, - скрытой, к счастью, от посторонних глаз? Это много тысяч пылинок, и если бы Томас Гамильтон только знал, как ему хочется счистить их - так, как только что была убрана пылинка с его формы.
Но слова были приятны, и оттого смущали еще больше. Что-то подобное, похожие рассуждения в отношении себя он слышал прежде только от одного человека - Хеннесси. Но это было… по-другому. Адмирал говорил, словно любящий наставник, во всяком случае, так воспринимались его речи. А Томас словно… восхищался?
Сказанное графом Рамси будто бы подтверждалось, но пока что Гамильтон его ничем не оскорбил и объединяло их общее дело, а не нечто предосудительное. И Джеймс в очередной раз мысленно напомнил себе, что именно об этом деле ему и стоит думать.
- В моем деле броня не будет лишней, - пошутил он в ответ, надеясь, что не покраснел опять. - Садитесь, Томас.
Объяснив лодочнику, что заплатит за путь туда и обратно, а также за ожидание, и указав нужный корабль, он сел рядом. Весла скрипнули в уключинах, лодка заскользила по воде, и довольно быстро они добрались до цели.
Джеймс видел неплохо выровненные реи, выкрашенный синей краской борт, украшения на корме. Пушечные порты и считать особо не пришлось - их было четыре. Восемь пушек, видимо четырехфунтовок, которые здесь располагались, - это слишком мало для военного корабля, но очень хорошо для торгового.
Их корабль. Формально - его корабль. Лодка с глухим стуком ткнулась в борт. Двое матросов встали у фальшборта рядом с трапом. Команда выставленной на торги "Свободы" была давно списана, о найме этих людей позаботилась компания Ллойда.
- Томас, поднимайтесь первым, - сказал Джеймс, уверенный теперь в умениях своего спутника.
Это был ладный корабль. Джеймс видел, что такелаж налажен не идеально, что фалы натянуты не так ровно, как надо, что палубу можно отдраить получше. "Свобода" выглядела так, как выглядел фактически любой корабль не из королевского флота. Недоставало порядка и проданного ранее вооружения. Но все это было поправимо.
Было и то, что не слишком ему понравилось: в районе первого пушечного порта были расположены ванты, а отдача крайнего орудия, как он сразу понял, была затруднена кнехтами у бизань-мачты. Два других порта нареканий не вызывали. Взять еще столько же фальконетов… восемь… нет, лучше десять. Может, приобрести пушки большего калибра? Шести- или восьмифунтовые? Не двенадцатифунтовки, нет, для "Свободы" это будет перебором. И непременно нужно будет посоветоваться с хорошим плотником: не пострадают ли корпус и палуба при отдаче.
Джеймс задумчиво прошелся по палубе, прикидывая варианты, поднялся на ют и оперся на перила. Когда-нибудь за "Свободой" будет виден кильватерный след, а паруса наполнятся ветром.
- Томас, это однозначно не военный корабль, но я даю вам слово, что обеспечу безопасность путешествия на нем, - сказал он. - Он будет вооружен достаточно, чтобы мы не показались пиратам легкой добычей и смогли при необходимости обороняться. Но нужно еще осмотреть корабль изнутри. Желаете пойти со мной или останетесь наверху? Я бы рекомендовал вам последнее, запахи внизу не всегда приятны. Затхлая вода, крысы… Вы понимаете.
Джеймс смотрел на Томаса Гамильтона, лучи утреннего солнца заливали палубу, и он подумал о том, о чем думал не так часто: как хороша жизнь.
- Быть может, у вас возникли вопросы, Томас? - спохватился он, ощущая довольно неуместное сейчас желание перешагнуть через ограждение, схватиться за ванты и подняться по выбленкам.

Кстати, масть лошади

http://pics.nashgorod.ru/forum/user_files/142/142129/user142129_04414f17a4bd034a56e6b0ce58c8e8fa_44000295.jpg

[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (22-10-2017 21:44:05)

+4

9

Макгроу выглядел восхищенным, и Томас любовался ими обоими: кораблем и лейтенантом. Он легко поднялся на борт, такие упражнения не были нисколько трудны для него, и встал, оглядывая приобретение. Разумеется, в кораблях он понимал мало. Немного разбираясь в речных судах, развлекательных яхтах вроде той, принадлежавшей Ричарду, на которой они иногда ходили по Темзе, но морские суда были для Томаса загадкой.
- Я спущусь в трюм, если вы не возражаете, Джеймс. Нам предстоит длительное плавание, и я хочу знать каждый закоулок на корабле, и впоследствии - назначение каждой детали. Но этим мы займемся во время плавания, если у вас будет время учить сухопутного дурака. - Томас улыбался, корабль казался ему символом свободы - не было ли его название пророческим?..[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+1

10

- Извольте, - кивнул Джеймс.
То, что Гамильтон интересовался кораблем, ему нравилось. Разумеется, знать все названия и назначения без практического применения не имело смысла, но понимать хотя бы в общих чертах, как управляется морской корабль, а не речное суденышко с одной мачтой или вовсе без нее, сколько для этого требуется приложить людских сил и что происходит на верхней палубе и в самом низу, по его мнению, было не лишним. Джеймс взял фонарь, зажег его, прошел к люку и стал спускаться вниз.
- В трюме хранятся съестные припасы и бочки с водой, - начал объяснять он. - Но прежде мы осмотрим уровень повыше. Вот это - то, что на военном корабле я бы назвал мичманским кубриком. Бог весть, как использовалось это помещение здесь, но оно, безусловно, жилое. Как видите, через решетчатый люк проникает немного света. А вот здесь… Вот сюда, Томас... Здесь матросы принимают пищу и спят.
Придирчиво осмотрев переборку и постучав по ней, он заключил:
- Дерево вполне годное. Пойдемте дальше. Мы идем от кормы к носу. Видите, тут есть отделения. Одно - от этой переборки до этого бимса, здесь еще одно. А последнее отделение кубрика должно быть расположено между ним и передней переборкой, что рядом с камбузом. Идемте к нему.
Дойдя до нужного места, он кивнул:
- Да, так и есть. Видите еще переборки? Это каюты, должно быть, для боцмана и плотника. Пираты обычно сносят все эти переборки, так как не всегда выделяют каюту даже капитану. Отсутствие переборок увеличивает внутреннее пространство, что, как вы понимаете, для пиратов, чья цель - добыча, имеет решающее значение. А теперь идемте в трюм.
Внизу местами обнаружилось немного воды, и Джеймс решил, что даст распоряжение матросам поработать помпами.
- Трюм в хорошем состоянии, Томас, за товарами явно следили. К тюкам и бочкам зачастую относятся бережнее, чем к каторжникам, перевозимым на плантации Нового Света, знаете? Трюм, будь это невольничий корабль, выглядел бы совсем иначе. Бедняги. Уверен, вы позаботитесь об английских бедняках, которым хотите даровать новую жизнь, гораздо лучше. Даже в трюме можно обустроить людей неплохо, если вовремя использовать помпы, не устраивать излишней скученности и позволять им выходить дышать свежим воздухом. А возможно, нам с вами удастся придумать и вариант получше. И кстати об удобстве расположения. Предлагаю напоследок осмотреть капитанскую каюту, чтобы прикинуть, как вас обустроить. Ну, что думаете? - Он приподнял фонарь, освещая довольно-таки мрачное помещение повыше, и взглянул на Томаса, будучи готов увидеть усталость или брезгливость.

[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (24-10-2017 00:33:33)

+2

11

Томас с любопытством разглядывал корабль изнутри, все было ему в новинку, все привлекало внимание, хотелось рассмотреть, пощупать, изучить как следует. Внутри корабль не показался ему особо чистым, но, наверное, и невозможно поддерживать деревянное судно в той же чистоте, в какой слуги содержат полы в особняке Гамильтонов.
- Охотно, - кивнул Томас, тронув стену - или следовало назвать это переборкой? - рукой. Корабль ему нравился изнутри не меньше, чем снаружи, а мнение Джеймса было достаточно весомым, чтобы то, что самому Гамильтону казалось неидеальным, не беспокоило его. Однако предложение осмотреть капитанскую каюту было неимоверно привлекательным.
- Ведите, Джеймс! - весело сказал он.[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+2

12

Нет, брезгливости не было; расположение духа у Томаса Гамильтона явно не ухудшилось. Похоже, он не привередлив, или, во всяком случае, не слишком привередлив, и это облегчает задачу.
Капитанская каюта, располагавшаяся под шканцами, была пуста: видимо, прежнему капитану удалось все забрать с собой. Из предметов обстановки осталась только лампа на подвесе. Джеймс прикинул, что, если разделить каюту надвое - не переборкой, простым занавесом, - удастся разместить вторую кровать. Места для письменного стола останется маловато, но зато в каюте нет пушек. Пара стульев…
Стекло в окнах было целым; кроме того, в задней части была дверь. Джеймс выглянул наружу и удовольствовался увиденным.
- Предлагаю нам поделить эту каюту пополам, - сказал он, старательно отгоняя мысль о возможной двусмысленности ситуации, если Гамильтон все же охоч до мужского пола. Черт побери, но не девица же он. Комфортнее всего в каюте капитана. - Нам будет удобнее совещаться, вы сможете спокойно отдыхать, а кроме того, в каюте капитана есть отдельный гальюн… - он замялся, - нужник, я хотел сказать. Вот в том отделении снаружи. Оно закрытое, в отличие от прочих. Умываться же вы сможете здесь. Кровать, а не гамак, пусть и будет узкой, но позволит вам с комфортом читать. Я бы сказал, что вопрос о выплате векселя компании Ллойда решен, если вас все устраивает. Согласны ли приобрести этот корабль?
Он уже знал, что Гамильтон согласится, а значит, далее они пойдут отметить это событие в "Георга", и он сможет тем самым отплатить за недавний обед. [ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (26-10-2017 18:31:14)

+2

13

Каюта казалась крошечной, и Томас на мгновение ужаснулся, но это, вероятно, было самым логичным предложением и решением, так что стоит сделать именно так, как предложил лейтенант.
- Отлично! Мы так и сделаем. Вы позаботитесь об этом, Джеймс? О каюте, я имею в виду. О векселе позабочусь уже я. А пока что... отметим приобретение? И еще, Джеймс: что с названием судна? Его следует переименовать или оставить прежним? Как вы считаете?
Безусловно, они обмоют покупку, а потом навестят бани. Что может быть лучше, нежели расслабиться в клубах пара, в теплой воде, в крепких руках банщика? Наверняка Джеймс не откажется, но лучше сперва выпить, иначе скромность может не позволить рыжему принять это приглашение.[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+2

14

Джеймс кивнул.
- Вам не о чем беспокоиться, Томас.
Было чем гордиться - он ни разу не сбился! Подумалось, что так гордился бы слуга, при даровании хозяину титула вместо "сэра" ставший обращаться к нему "милорд". Тут же, наоборот, "милорд" произносить было нельзя. Как и "сэр", разумеется.
- Я позабочусь о необходимых ремонтных работах и о вооружении. Что касается нового названия - считается хорошей приметой оставлять старое название, разумеется, если речь не идет о пополнившем наш флот бывшем вражеском корабле. Призы переименовывают. Корабли при хорошем уходе и при счастливом стечении обстоятельств могут служить очень долго, Томас, и менять не одного капитана.
Он бросил прощальный - пока - взгляд на каюту. Здесь было душновато, как и везде во внутренних помещениях, но уютно. Может, потому что теперь он - владелец? Он будет считать, что владеет кораблем наполовину с Томасом. Совсем скоро он вновь навестит "Свободу", и не раз.
- Отметим, как я и говорил вам, - Джеймс улыбнулся чуть неловко. - Тут совсем недалеко, мы быстро доберемся пешком.
Обратный путь они преодолели также без происшествий. Джеймс, почти успокоенный, подмечал мелочи, не замеченные в первой части пути. В частности, красавец-бриг без стеньг, борта которого красили матросы в люльках. Пожалуй, стоит заново покрасить "Свободу", той же синей краской – ей идет. Предстояло подумать очень о многом: от пушек до постельного белья в каюту, а перед всем этим поговорить с Хеннесси… И еще проект, который они только начали обсуждать. Занятый своими мыслями, он едва не забыл расплатиться с лодочником, которому сказал перевезти их на южный берег, - тому пришлось кашлянуть, и только тогда Джеймс сунул в мозолистую руку монету.

Бар, куда он вел Томаса, располагался на постоялом дворе в нескольких сотнях ярдов от Лондонского моста*. Тут были и спальни в двух галереях, одной над другой, и большой двор, предоставлявший достаточно места для экипажей. Поскольку мост закрывался на ночь, постояльцев в этот час было немного: все, кто хотел, уже перебрались на северный берег, а новые не успели заполнить столовую и комнаты наверху. По мосту, между домами, двигался бесконечный поток путников, и Джеймс не в первый раз подумал, что по Лондону гораздо удобнее передвигаться рекой, нежели дорогами. Об этом он и упомянул по пути: лодки, сказал он, зачастую полезнее экипажей. А корабли, что за вид! От каботажных и торговых судов до военных. Величайший порт мира, и строятся новые доки, обновляются причалы, и нет этому конца.
- Англию не завоевать, пока наш флот господствует на море, - заметил Джеймс и толкнул дверь. - Надеюсь, Томас, вам это место окажется по вкусу. Это паб, дальше - столовая. Если мы закажем выпивку, то можем добавить к ней помимо закуски и основное блюдо.
Если Томас, конечно, успел проголодаться после завтрака. Сам Джеймс, не испытывая особого аппетита после вчерашнего, перекусил наспех - хлебом, колбасой и пивом.
Продолжить ему не дали - хозяин, заприметивший состоятельных гостей, не заставил себя долго ждать.
- Чего изволите, господа? Как видите, столы свободны, готов предложить вам наилучшее место. Изысканная трапеза - от одной до трех гиней. За полторы гинеи могу предложить вам ягнятину, жаренную на решетке, или блюдо жареной курятины, чеширский сыр, зелень и выпивку по вкусу. Рекомендую наш эль - он повышает аппетит, улучшает пищеварение и укрепляет организм, способствуя выносливости. Или, быть может, коньяк с вином и травами? Наш пунш славится по всему южному берегу. Если желаете что-то попроще – пиво или пиво с джином. Виски? Ирландский, шотландский?
Стоимость праздничного стола вполне устраивала Джеймса, и он вопросительно взглянул на Томаса.
- Пройдемте? Я рекомендовал бы вам эль и ирландский виски, и, например, курятину. Сыр, если желаете. Я угощаю.
Он вновь повторил это - "я угощаю", так как чувствовал себя обязанным. Голова шла кругом - подумать только, он встретил Томаса Гамильтона третьего дня, и вот уже по-дружески ведет его в паб отметить такое невероятное приобретение. Было чувство, что они знакомы гораздо дольше. Странное чувство возникло, странное и необъяснимое - его жизнь словно обрела неизвестный прежде смысл.

[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

+1

15

- Я бы предложил начать с закусок и виски, - мягко произнес Томас. - Если мы проголодаемся, то сможем побаловать себя и обедом, но к чему начинать с него?
Он с интересом оглядывался. Не то чтобы Гамильтону не приходилось бывать в пабах - о, сколько было выпито с товарищами! - но именно здесь не довелось еще. Впрочем, главное не окружение, но общество, а на общество жаловаться Томасу не приходилось. Он исподтишка любовался лейтенантом, не отказывая себе в этом скромном удовольствии.
- Шотландский или ирландский - на ваш выбор, Джеймс. Уверен, вы выберете лучшее.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+1

16

- И я уверен, сэр, - подхватил хозяин. - Проходите. Смотрите, наше лучшее место у окна. Будто ждало вас.
Хозяин заведения явно желал, чтобы их могли заметить с улицы. Ну и черт с ним, решил Джеймс. Сейчас нет надобности греться у камина, а стол, действительно, один из лучших. Кивнув, он прошел к указанному месту. Лорд Гамильтон вправду не успел проголодаться или хочет уменьшить его расходы? Не секрет, что лейтенантское жалованье невелико.
- Принесите ирландский виски, - сказал он. Пусть Гамильтон не думает, что он стесняется своего происхождения и что вчерашние слова графа Рамси заставят его избегать всего, что может намекнуть на историю его предков. - Ветчину, сыр и хлеб.
Трактирщик ушел, заверив, что ждать долго не придется. Джеймс снял треуголку, повесил шинель и принялся стаскивать перчатки. Не счел ли Гамильтон его слова вызывающими? Гамильтоны, кажется, шотландский род. Ирландию усмирили, и все идет к тому, что и Шотландии осталось недолго оставаться независимой. Но против этого лишь предатели интересов и той, и другой страны*.
Вслух же он, садясь за стол, сказал другое.
- Поздравляю вас, Томас. Корабль в хорошем состоянии, основное время займет его вооружение и наем команды.
Люди охотно нанимаются на не военные корабли, но в войну идет поголовная вербовка, и нет гарантии, что часть матросов "Свободы" не заберут ещё до отбытия. В частности, на тот же "Вестник", среди команды которого пока числится и он. А как офицер он, разумеется, будет всецело на страже интересов флота. Придется искать замену.
- Я доложу о покупке корабля адмиралу Хеннесси завтра же, - продолжил Джеймс. - Мне понадобится длительный отпуск. Желаете ли вы, чтобы я передал ему от вас что-то конкретное?
Одновременно с произнесенным им вопросом на столе оказалась откупоренная бутылка виски и стаканы, следом слуга ловко поставил блюдо с сыром и ветчиной и хлебницу.

*

В обеих странах - и Англии, и Шотландии - находились сторонники и противники объединения (состоялось в 1707 году). В Шотландии в таковом были заинтересованы главным образом по экономическим соображениям: шотландские купцы рассчитывали приобрести доступ к торговле в Англии, а также с английскими колониями и факториями, который до того был для них закрыт. В Англии рассчитывали, что объединение позволит нейтрализовать постоянный очаг напряжённости у северных границ королевства, который представляла собой политически нестабильная Шотландия, а также лишить внешнеполитических противников английского правительства того времени — абсолютистскую Францию и поддерживаемого ею якобитского претендента на английский престол — потенциального союзника и возможной военной базы на острове.
Противниками объединения в Шотландии были в основном якобиты. В Англии проекты унии вызывали критику главным образом по экономическим соображениям.
Также важно отметить, что после Славной революции начался стремительный взлет британского государства. Важнейшим достижением стал Билль о правах, так что у Джеймса, воспитывавшегося в королевском флоте с 10 лет, были все причины гордиться Англией.

[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (06-11-2017 02:31:39)

0

17

- Только мои благодарности за то, что он направил ко мне именно вас, Джеймс. - Гамильтон улыбнулся, самую малость мечтательно, и потянулся к бутылке, наполняя стаканы. - Я напишу ему записку, вы передадите? Не хочу ставить вас в неловкое положение, вынуждая передавать мое послание на словах, Хеннесси прекрасный человек, его ум великолепен, но он все равно может решить, что... вы понимаете, Джеймс? Не хочу, чтобы вы оказались в такой ситуации. За вас и за Хеннесси!
Томан поднял свой стакан и отсалютовал им [icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]лейтенанту.

+1

18

Джеймс отсалютовал в ответ и отпил из стакана, обдумывая услышанное.
- Не понимаю, Томас, - ответил он, и желая, и не желая получить ответы на возникшие вопросы. Точнее, один вопрос - он был самым главным, остальные являлись сопутствующими. Например, вопрос об отношении жены Томаса к... к тому, о чем прямым текстом заявил граф и намек на что послышался в вопросе Томаса. - Послание на бумаге обязывает к большему, нежели послание на словах. Оно остается у адресата. Уверен, нет ничего такого, что я не мог бы передать от вас лорду Хеннесси, Томас, но благодарен вам, что вы щадите мою скромность, - Джеймс усмехнулся и сделал еще глоток. - Мне в самом деле не хотелось бы хвалить себя, пусть и вашими словами. Тем более что хвалиться пока особо нечем.
Он чувствовал, что его понесло, слова рвались с языка. Не пожалеет ли он? Хеннесси призывал его быть осторожным.
- Адмирал может подумать, что хвалебные речи скажутся на моей способности здраво мыслить, вы этого опасаетесь, Томас?
Все же он не смог спросить то, что хотел. Учтивость или трусость? Задавая этот вопрос, он был критичен прежде всего по отношению к себе - в то время как хотел бы узнать о вкусах Томаса. Какие танцы... Уголок рта снова пополз вверх. Вот где ты проявляешь трусость, Джеймс Макгроу. Не в бою. А в том, что касается тебя лично.

[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

0

19

- Я опасаюсь того, что адмирал может счесть, будто вы приукрасили мои слова, - мягко ответил Томас. - Уверен, вы не способны на такое, но кто знает, что может прийти в голову Хеннесси, особенно если есть кто-то, кто может лить яд ему в уши? - он сделал еще глоток и одобрительно посмотрел на стакан. - Прекрасный виски, вы сделали отличный выбор, Джеймс, как я и полагал.
Лейтенант оправдывал его ожидания, лейтенант превосходил его ожидания, отчего Томас видел будущее светлым и полным возможностей. Каких? Покажет только время. Станут ли они партнерами, друзьями или кем-то большим? Будет ли весь мир лежать у их ног?..
Несвойственное ему романтичное настроение нахлынуло, играло на языке вкусом виски, играло в ушах сладким звуком голоса Джеймса, обнимало и влекло за собой, вынуждая начать опасную, очень опасную игру.
- Надеюсь, это лишь первый из множества разов, когда мы делим виски или иной напиток.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+3

20

Облегчение и жгучий стыд после услышаннанного ощутились одновременно. Черт, черт, черт! "Приукрасили слова". Всего лишь "приукрасили слова"! Отчего это не пришло ему в голову? Как хорошо, что люди не способны читать мысли. Что Томас не может узнать, о чем он подумал. А он подумал... Джеймс, пользуясь моментом, позволил себе открыто усмехнуться. Он подумал, что адмирал может счесть такую похвалу компрометирующей, найдет слова Гамильтона слишком благосклонными для признательности деловому партнеру. И решит, будто тот имеет склонность к...
Джеймс выпил еще. Мягкий, не дымный вкус, ореховый аромат. Он подлил им обоим и попытался думать о другом. К счастью, внезапно осозналась странная неправильность в последних словах Гамильтона, и он зацепился за нее, словно утопающий за соломинку.
- Ну что вы, Томас. Мы делили с вами кларет и бренди, и даже кофе, - он снова улыбнулся, уже мягче. - Но не виски, в самом деле. Позвольте ответный тост - за здоровье вас и вашей семьи. Леди Гамильтон и графа Эшборна. - Джеймс поднял стакан и посмотрел в глаза Гамильтона.
Говорят, глаза - зеркало души. Глаза Томаса Гамильтона были голубыми и прозрачными, будто вода в тропиках. Больше ли он искренен с ним, чем граф Рамси?
Смотреть в эти глаза было удивительно приятно. Не меньше, чем любоваться взглядом глаз леди Гамильтон, подобных черным жемчужинам.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (17-11-2017 04:02:31)

0

21

- Да, не виски... но я надеюсь, что мы разделим его еще тысячи раз. Даже когда наше дело завершится успехом, я хочу, чтобы вы остались моим другом, Джеймс. - Томас не отводил взгляда, он смотрел, почти потерявшись в пьянящей зелени ирландских лугов, которую носил в своих глазах Джеймс, точно так же, как Ричард носил в своих глазах волнующую полночь восточных сказок, приправленную кофе с перцем и солью, и как Миранда - черноту мадеры в серебряном кубке, черноту, вспыхивающую золотистыми и серебряными бликами.
Виски кружил голову, ярче разгорались огоньки, громче становились голоса, а бледные губы Джеймса притягивали взгляд не меньше, чем его глаза. Черт побери, им лучше прекратить пить... иначе быть беде.
Беде ли? Или лейтенант будет ему больше, чем другом, больше, чем любовником, кем-то, кем не может быть Мири и никогда б не сумел стать мечтатель Ричард?..[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+1

22

Вдруг пришло понимание, почему его собеседник оговорился. Сегодняшний день открывал новую страницу: с момента их разговора на "Свободе" все казалось другим. Потому, что корабль был материальным подтверждением серьезности их плана? Потому что за прошедшие вечер и ночь он устал от сомнений и решил, что пока грешно жаловаться на судьбу?
- Я не против, - ответил он первое, что пришло на ум; его взгляд невольно сместился к изящно очерченным губам Гамильтона. Томас удивительно красиво говорит, подумалось в очередной раз.  Возможно, Адмиралтейство и удастся убедить. - Но нам далеко до завершения дела. Как и до завершения этого дня.
Он снова захмелел, как в первый день в библиотеке, и даже сильнее. Вспомнив о ветчине, Джеймс заставил себя закусить виски ароматным ломтем. Что-то было не так. Вновь посмотрев на лицо Томаса, он осознал, что. Ему очень хочется, чтобы слова графа оказались ложью - потому что иначе это будет мучительный соблазн. "Что, если бы…"
Ничего. Ничего не может быть - так же, как и на флоте. Он уже додумал за Гамильтона то, чего тот не подразумевал, и теперь делает еще более безумные допущения.
- Как вы хотели бы располагать сегодня моим временем, Томас? Я мог бы начать расчеты по закупкам, или мы могли бы детальнее проработать общий план.
Самая легкая, четырехфунтовая пушка стоит около 15 фунтов. Следовательно, восьмифунтовая обойдется в…
Думать о делах было безопаснее. Не стоит больше пить. Лишь допить то, что осталось в стакане...
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (22-11-2017 02:19:43)

0

23

- Если вы не будете сильно возражать, Джеймс, я бы предпочел перенести дела на завтра, сегодня же порадоваться нашему приобретению и проведя время в приятном безделии. Впрочем, не совсем безделии: позаботимся о том, чтобы завтра наш разум был ясен и остер. Вы ведь бывали в банях, Джеймс? Восточные бани изгоняют хвори из тела и ума, придают силу первому и остроту второму, и оттого потраченное на них время никогда не бывает потраченным впустую. Подготовка перед битвой ничуть не менее важна, чем сама битва, не так ли, Джеймс? Если пушки не вычищены, а порох подмок, много ли можно навоевать?
Томас улыбался, открыто, будто говоря этой улыбкой: "Это всего лишь бани, ничего больше, Джеймс". Всего лишь бани...[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+1

24

- Я бывал в банях. Разумеется, бывал.
Он чувствовал себя сбитым с толку. Бани. Не согласиться - значит выдать собственные недостойные мысли.

Джеймс пользовался мало какими благами столицы - ему постоянно приходилось экономить. Сразу после возвращения в Лондон, месяц назад, он хорошенько вымылся  в одной из бань на северном берегу. В маленькой комнатке его дешевой съемной квартиры, рядом с главной комнатой, где умещался и стол, и шкаф, и кровать, имелась старая медная ванна, но он ею не пользовался: греть и носить из подвала воду в ушате было слишком неудобно, слуг у него не имелось, а наполнять ванну чуть теплой водой не имело смысла. Купаться он привык по частям, с помощью тазика и кувшина: когда обливаясь, а когда просто обтираясь, и перед выходом утром из дома всегда предпринимал одну из этих процедур. Мыло и услуги прачки во время увольнения на берег были обязательной статьей расхода; тело и одежду он содержал в чистоте, хотя это и было довольно нелегко.
В бане же он хорошенько самостоятельно мылся и только, не наслаждаясь ни паром, ни услугами массажиста; не заказывал услуги по кровопусканию и даже не прибегал к помощи цирюльника: сбритая утром щетина появлялась уже к вечеру, что делало такую трату крайне неразумной.

Мелькнула мысль, что у Гамильтонов наверняка имеется ванна на верхнем этаже, а то и не одна, и уж эту ванну есть кому наполнить. Но, видимо, люди вроде Томаса любят бани за дополнительные услуги, и бани получше, вроде тех, что на северной стороне Ньюгейт-стрит, в центре города. Впрочем, хаммамы были и здесь, на южном берегу, в Саутуорке, среди постоялых дворов на Хай-стрит. Предложение манило; изрядно расслабленный выпивкой, Джеймс кивнул.
- Тогда дела завтра. С утра я встречусь с адмиралом, а в прочий удобный час готов встретиться с вами для дальнейшего обсуждения.
Он потянулся за бутылкой, позабыв, что не хотел больше пить, из-за смущения поспешно и оттого неловко. Забытое плечо отозвалось болью, но спиртное уже брало свое, заставив отмахнуться от опасения: можно найти десяток причин, чтобы объяснить и ранение, и синяк. Пьяная потасовка в таверне, порезали в драке. Он ведь не обязан докладывать о таком Гамильтону.
Долив остатки виски в каждый стакан, Джеймс поинтересовался:
- Куда бы вы предпочли пойти?
Или поехать, в зависимости от того, где именно Томас пожелает "приятно побездельничать".
Ему стало весело. Гулять так гулять.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (22-11-2017 05:57:53)

+1

25

Улыбка Томаса стала шире, ярче, улыбались не только губы, но и глаза.
- Я отведу вас, Джемс, вам понравится. Это мое любимое место для расслабления, и я буду счастлив разделить его с вами.
Он говорил об одном хаммаме на северном берегу, хозяин которого был его давним другом, и оттого Томасу не просто доставалось все лучшее, но он мог быть уверен в том, что все, происходящее за дверями хаммама, не выйдет наружу.
Нет, сегодня он не думал, что они с лейтенантом переступят какие-то границы... и все же... взгляды удержать невозможно, а даже по взглядам опытный человек может прочитать больше, чем желал бы показать Томас.[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]
Он поднял стакан, с улыбкой же отсалютовал им Джеймсу и выпил одним глотком, желая опьянеть, потеряться в мечтах, а в хаммаме... в хаммаме он заглянет под синий мундир, и никто не осудит его за это.

+1

26

Джеймс предпочел последовать примеру и допил свой виски. Он было заколебался - уместно ли ему, офицеру без титула и без накоплений, согласиться составить компанию сыну графа Эшборна в досуге такого рода, но доводы Томаса в сочетании с любопытством не позволили отступить. Он просто заплатит за все услуги, даже если Томас и думает принять на себя все расходы, и так договорится со своей совестью. Тело его, словно обрызганное рыжей краской, не красиво, однако же и баня - всего лишь баня, хотя и поговаривают, что некоторые - лишь ширма для домов терпимости... Черт, если что-то здесь и постыдно - то только его мысли.
В его кошельке имелись четыре гинеи, побольше шиллингов разного достоинства и совсем мелочь. Их небольшой пир обойдется шиллингов в пятнадцать - вполне терпимо, он рассчитывал на большие траты. Достав кошелек, он оглянулся в поисках трактирщика.
- Хозяин!
К этому времени за столами появились другие посетители, но владелец заведения не заставил себя долго ждать.
- Семнадцать шиллингов, сэр, будьте так любезны. Вам у нас понравилось?
Джеймс выложил на стол четыре монеты. Вопрос поставил его в тупик - раньше его о таком не спрашивали. Неужели так действует наличие его спутника?
- Нас все устроило, - отрывисто ответил он и поспешно добавил: - Сдачи не надо.
Поднявшись со своего места, Джеймс принялся одеваться, следя за движениями. Он захмелел сильнее, чем тогда, в библиотеке. Хорошо, что они пойдут пешком: ему не мешает освежить голову.
- Я готов, - просто сказал он Томасу.
В его представлении люди статуса Томаса Гамильтона пешком разве что переходили улицу - не считая прогулок в парках, и то, что Гамильтон сказал «отведу», казалось ему странным. Разве что идти по северному берегу придется не дольше, чем они шли по южному.
Томас выглядел… сияющим, и Джеймс поклялся, что постарается не разочаровать его в будущем. Завтрашний разговор с Хеннесси покажет, чего стоит ожидать.
Он посторонился, пропуская Томаса вперед.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

0

27

Томас прошел вперед и обернулся, улыбаясь.
- Пойдемте, Джеймс, нам надо перейти через мост, там нас ждет экипаж.
Это было безумием, подумалось вдруг, Мири права, он неосторожен, но захотелось именно безумия, без границ и правил. Рисовались сладкие картины, как - если все пойдет так, как он задумал - они будут садиться в экипаж, задергивать шторки и отчаянно целоваться. Приезжать домой, проходить в спальню, где он сорвет с Джеймса этот мундир, проведет ладонями по его руками, вверх к плечу, не отводя взгляда от зеленых глаз...
Свежий - насколько это возможно в Лондоне - воздух помог, ненадолго отогнал соблазнительные картины, так что до экипажа Томас добрался без мокрого пятна спереди на штанах, что он счел достижением. Лейтенант вызывал в нем совершенно определенные желания, а ослабленный выпивкой самоконтроль лишь жалобно постанывал, сдавая позиции.
Экипаж потряхивало, он то и дело сталкивался коленями с Джеймсом, но говорил о пустяках, он и сам не запомнил, о чем говорил, об истории хаммама, кажется... кажется.
Из экипажа он вышел первым и машинально подал руку лейтенанту, не заметив своей оплошности.[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+2

28

Все же экипаж. Второй раз он будет в экипаже с лордом Гамильтоном.
Они прошли по мосту между двумя рядами домов - ряд с каждой стороны. В середине участок длиной около восьми футов был незастроен, и Джеймс, подойдя к железной ограде, бросил прощальный - на сегодня - взгляд на "Свободу". Показал Томасу - вот он, их фрегат. Корабль на якоре напоминал ему лошадь в стойле. Терпеливую, выносливую лошадь, которая ждет, когда вновь понадобится человеку. Лошадь нужно чистить, кормить - корабль нужно время от времени конопатить, смолить, красить, чинить или менять снасти и паруса, а то и лечить. Ему доводилось ездить верхом - и, следовало признать, на палубе он чувствовал себя гораздо увереннее. Как, он предполагал, и всякий моряк, хотя лошадей любил, считая их самыми верными и полезными человеку животными, одаренными, помимо всего прочего, красотой.
Эта вороная пара была ему уже знакома. Джеймс, как и в первый раз, снял треуголку, экипаж тронулся с места. Все было, как в их первую встречу, и в то же время совсем по-другому. Гамильтон, оживленный, рассказывал ему, как в сороковых годах прошлого века Парламент отказал некоему доктору Питеру Чемберлену в выдаче патента на открытие турецкой парильни. Потребовалось еще почти сорок лет усилий сторонников этого времяпровождения, прежде чем в Лондоне появились хаммамы. Нет, говорил Томас, это больше, чем просто баня, и если Джеймс не бывал прежде в таком месте, то не познал пока всей сладости жизни. А он слушал, не отводя глаз от лица собеседника, как и тот от него.
Все казалось прекрасным и естественным, и он, не задумываясь над тем, что делать, по выходе из экипажа оперся на поданную ему руку в дорогой кожаной перчатке. Его рука тоже была в перчатке, далеко не дамской, и оплошность сразу бросилась в глаза. Придержав левой рукой треуголку, он рассмеялся:
- Прошу меня простить. Но вы и сами запутались, Томас.
Может быть, Томас приезжает сюда с женой? Насколько знал Джеймс, в банях бывают мужские и женские дни, но, возможно, для знатных господ все иначе?
Здесь он был впервые. Подул ветер, забросил ему на плечо черную ленту, которой были перевязаны волосы. Запоздало убрав руку от ладони Томаса, он отбросил ленту назад и отмахнулся от мысли, что повязка на плече под рубахой после подъема и спуска по трапу могла пропитаться кровью. Просто драка в таверне.
- Ведите, Томас. Есть еще что-то, что я должен знать?
Томас не упомянул пока, есть ли в восточных парильнях какие-то особые правила, но, впрочем, он не особо боялся проявить свое невежество - баня есть баня.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (01-12-2017 19:00:23)

+2

29

Гамильтон улыбался.
- Это всего лишь бани, Джеймс, наслаждение для души и тела. Вам не стоит беспокоиться ни о чем, оставьте тревоги за порогом этого храма блаженства. Да-да, именно блаженства, поскольку бани это высшее наслаждение для тела... Впрочем, вы можете поспорить со мной, но только когда испытаете все на себе. Идемте.
Он первым переступил порог, кивком поприветствовав услужливого молодого человека на входе, без лишних вопросов проводившего господ в отдельное помещение. Краем глаза Томас заметил, что на место молодого человека уже встал другой. Что ж, значит, именно этот станет их проводником в рай. Прекрасно.
- Раздевайтесь, Джеймс: отсюда нас проводят в парилку, где сперва мы разогреем свои тела...
Томас взялся за шейный платок, жестом остановив услужливого юношу, уже спешившего на помощь лорду.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/a382b2ba31a3ff14c1c9d3a874897840.jpg[/icon]

+1

30

Джеймс прошел с лордом Гамильтоном за проводником по мраморному полу, с интересом осматриваясь. "Раздевайтесь, Джеймс?" Он снял шейный платок - форменный, черный, а не белоснежный, как у лорда Гамильтона; следом избавился от кафтана, расстегнул множество мелких пуговиц на камзоле. Краем глаза он наблюдал, как раздевается Томас. Высокий, он был прекрасно сложен.
- Я вполне доверяю вашему вкусу, Томас, - сказал он искренне.
Вспомнилось вчерашнее желание увидеть Гамильтона без парика, и странно было думать, что это было только вчера - так много произошло с того времени. Его желание вот-вот должно было исполниться.
Джеймс был приучен раздеваться и одеваться быстро: когда на рассвете на корабле всех требуют наверх, иначе нельзя. Следуя поданному примеру, он отказался от помощи в раздевании, но промолчал, когда юноша принялся развешивать его вещи, решив, что нельзя лишать того возможности исполнить полагающиеся обязанности. Если Томас захочет, то распорядится, подумал он, и исподволь бросил взгляд на рукав сорочки. Так и есть, кровь. Почти незаметно, но на повязке, несомненно, больше. Собираясь с мыслями, Джеймс сел на скамью и принялся снимать сапоги.
- Значит, нет наслаждения выше, чем бани? Полагаю, что спорить с вами в этом опасно: вы представляетесь настоящим знатоком.
[ava]http://s6.uploads.ru/OBy59.jpg[/ava]

Отредактировано Джеймс Макгроу (05-01-2018 18:30:23)

0


Вы здесь » Black Sails: Другая история » Старый Свет » Все тайное становится явным (13 мая 1705 года)